Интервью, Герои — 15 июля 2020, 21:04

О безумных продюсерах, концертах под флешку и собственном кафе. Интервью с лидером группы «Нервы» Евгением Мильковским

Группа «Нервы» уже больше десятилетия входит в плейлисты миллионов подростков и собирает многотысячные залы. Ее фронтмен Евгений Мильковский за время самоизоляции выпустил сольный альбом пронзительных лирических треков «Человек с дождем в голове» и открыл кофейню по мотивам собственной песни.

В твоем новом альбоме все песни о девушках. Слушатели могут подумать, что речь о конкретных, всем известных женщинах?

Я думаю, они так и делают — приписывают песни тем девушкам, с которыми я взаимодействую в момент релиза альбома. Хотя некоторые из этих треков написаны много лет назад. Когда я переживаю какие-то страдания или когда мне очень хорошо, то не хватаюсь за гитару…

Не будем уточнять, за что ты хватаешься.

Да, я просто живу своей жизнью — не пытаясь спекулировать эмоциями. Меня само событие обычно отвращает от желания что-то писать. Однажды на похоронах нашего общего приятеля мой друг сказал мне: «Зато песню напишешь». Я ему чуть не въ@#%л. Чаще всего в текстах — собирательные образы. Когда я беру гитару, происходит сублимация моего опыта.

Фото: Анна Воронихина

Как этот альбом родился и почему он сольный, а не группы?

Я пишу такие песни всю жизнь и первый альбом выпустил больше 10 лет назад под своим именем. Потом собрал группу — и понеслось. Но со временем я начал понимать, что не могу включать в альбом «Нервов» большую часть простых лирических композиций под гитару. Это будет дезориентировать слушателя, любящего энергичные треки, под которые можно слэмиться и орать. И если такие песни играть со сцены, то люди начнут кричать: «Когда слэм?!» Как-то на больших сольных концертах в Москве и Питере я составил программу из хитовых песен, а большинство хитов — грустные. И было очень тяжело: точнее, все шло классно, люди подпевали, но я сам понимал, что о-очень печально, надо быстрее доиграть лиричные треки и начать играть что-то веселое. Кстати, у меня никогда не было времени записать все свои песни — оно появилось в самоизоляции.

И его хватило даже больше, чем на альбом: еще ты выпустил клип «Карантин уходи» и трек «Веселая песня про грустную жизнь».

Это вообще не входило в планы, но в период самоизоляции делать было нечего, Эльдар Джарахов и Little Big запустили «Карантиновидение» (песенный конкурс в Сети. — Прим. SRSLY), и меня это подстегнуло. Обычно я отмораживался от таких коллективных движух коллег по цеху. А сейчас подумал: «Почему бы и нет?!»

Кто участвовал в записи альбома?

Никто. Абсолютно все сам сделал. Только один раз у меня в гостях оказалась Ева Гурари и спела бэк в «Видела ли ты свои волосы», а еще мой друг Ваня поучаствовал в записи того же трека и «Колыбельной». Когда меня зовут гулять, я отвечаю: «У меня нет времени, приходи в гости!» А когда приходят, говорю: «Че сидишь? Спой!»

Тебе, получается, вообще никто не нужен?

Для того, чтобы собрать альбом, — да. Я играю на всех инструментах и свожу сам.

Ты видел, как теперь Noize MC выступает — как one man band, с лупером (это устройство позволяет записать фрагмент исполнения и повторять его по кругу. — Прим. SRSLY)?

Да-да, видел, круто.

Тебе интересно сделать так же?

Очень давно интересно. Особенно после того, как посетил целый концерт Эда Ширана под лупер. Я тогда подумал, что если запишу сольный альбом, то концерты в его поддержку проведу так же.


Что для тебя означает гранж?

Я очень люблю его. Nirvana боготворю, но почему-то никогда не слушаю и не гоняю в плеере — как будто я недостоин. Из гранжа больше всего слушаю Alice in Chains и Silverchair.

Чем объяснить, что Nirvana и Alice in Chains — две равные по таланту группы сиэтлской волны — имеют столь разный статус в поп-культуре: Nirvana до сих пор звучит из каждого утюга, а Alice in Chains знают лишь фанаты рока 90-х?

Подростковый протест и безрассудство всегда будут популярнее, чем собранность и осознанность. У Курта был бунтарский имидж, тексты, образ жизни. Он воплощал нигилизм, отрицание всего — молодежь это цепляет. Alice in Chains — более серьезная группа, чем Nirvana: у них сложнее композиция, гитарные риффы и соло, вокальное двухголосие. Более красивая и сложная музыка воспринимается как старперское задротство. У Nirvana это отсутствует, нет конкретного звучания: все жужжит, чувак визжит: «Верните мне мое бухло!» — и всем за@?!сь.

Я не говорю, что ребенок — лучше, чем взрослый; и Лейн Стэйли, и Курт Кобейн — гениальные шизики. Просто каждый по-своему преподносил свои внутренние состояния.

Ты говорил, что в определенный период внешний имидж группы «Нервы» отвлекал зрителей от этих самых внутренних состояний. Тогда ты стал смещать акцент с внешности на музыку. А сейчас как?

Я даже перестал стараться выглядеть хорошо. Я и раньше не особо прилагал усилия — но когда ты мелкий снимаешься в клипе, то приходит гример и говорит: «Так надо». Тебе делают грим, прическу — и вот ты уже нравишься девочкам, хотя этого даже не планировал. Сейчас единственный грим для меня — чтобы не блестело лицо на камеру, иначе подставишь людей, которые будут это монтировать. Все остальное — не тру для мужика (хотя, может быть, это мое предвзятое мнение).

Юра Бардаш (продюсер, глава лейбла «Кружева». — Прим. SRSLY) хотел спекулировать нашей внешностью — сделать бойз-бенд, который понравится девочкам. У него это получилось, но спустя много лет после нашего расставания я все еще борюсь с этим.

«Нервы». Фото: Константин Боровский

Какие сложности перед вами встали после ухода от Бардаша? Нужно было заново выстраивать систему менеджмента?

После расставания мы пошли работать на «Газгольдер», потом попробовали еще с одной женщиной, директором группы «Звери» — с ней тоже не пошло. Я уже не понимал, что делать: ни с «гениальным» продюсером Бардашом, ни с самым крупным влиятельным лейблом…

А что именно «не пошло»?

С Бардашом не получилось из-за его комплекса властителя судеб, повелителя всего. У него семь пятниц на неделе. Для него главное — чувствовать, что все будет так, как взбредет ему в голову, а вы все — лохи. У многих не идет дело с продюсерами из-за их мании величия.

В «Газгольдере» не сложилось, потому что этот лейбл привык работать с рэперами. Там не понимают, зачем нужна студия и инструменты. Для рэпера снять клип — это просто проехаться на тачке и зачитать речитатив на фоне чего угодно. А нам для видео почему-то нужно тащить какие-то барабаны, колонки, все это подзвучивать, чтобы попадать в синхрон… Я не осуждаю «Газгольдер», просто тогда они не умели работать с такими нюансами — возможно, уже научились. Просто рэп — это субкультура, а субкультуры рока в России нет. Когда «Газгольдер» выкладывает альбом любого из остальных артистов лейбла, а Вася Баста репостит его — это о@?енное промо. Если они выложат альбом группы «Нервы», все отреагируют: «Что за @?!ня? Это даже не рэп!» Мы не в претензии к «Газгольдеру» и благодарны им за то, что они попробовали. Но ни они, ни мы к этому не были готовы.

Когда ты сам стал снимать клипы?

Когда только начал работать с Бардашом. Хотел сделать ему сюрприз на день рождения: мне приснился клип — и я его снял. Я вообще на режиссера учился, хотя это ничего не дает.

Евгений Мильковский и директор группы «Нервы» Даша Мишина. Фото: Анна Воронихина

Какие у группы «Нервы» ближайшие стратегические планы?

Сколько бы лет ни прошло — ничего не меняется: мы записываем альбомы и ездим с концертами. Я не пытаюсь никого удивить или привлечь к себе внимание какими-то инфоповодами…

Тем не менее это происходит без твоих стараний.

Что ты имеешь в виду?

Ну, твою жизнь обсуждают чаще прочих.

Значит, интересно живу.

Насколько кафе «Кофе — мой друг» является продолжением группы «Нервы» и что оно вообще для тебя означает?

Я всю жизнь хотел свое заведение. Есть такая песня, и грех было бы не открыть одноименное кафе. Это место силы, здесь постоянно висит вся наша команда и наши слушатели. Я не видел никого, кто бы сказал: «Ну б@?!#, зачем я пришел?» Все счастливы, фоткаются, мы играем на гитарах, слушаем музыку. Я подозревал, что это будет крутой шаг, но все оказалось еще круче.

Насколько ты погружен в руководство заведением?

Полностью. Все, что здесь происходит, случается либо по моей инициативе, либо после моего утверждения: мы делали дизайн, интерьер, вешали картины, светильники, лампы. Все началось с подачи нашего директора Даши Мишиной. Я сказал: «Хочу кофейню». Через некоторое время она позвонила и позвала посмотреть помещение, которое оказалось классным — и все пошло-поехало.

Фото: Анна Воронихина

Что нужно, чтобы в нашем музыкальном бизнесе все сложилось как надо?

Смотря, что ты имеешь в виду под «как надо». Многим в нашем шоу-бизнесе кажется, что все и так уже «как надо» — что можно выступать на корпоративах и играть сольники в «Олимпийском» под флешку или выпустить как свою песню трек The Weeknd, поменяв в нем две ноты, — и все отлично.

А если речь идет о более сложных художественных формах, где задействованы живые инструменты, сценография?

Тогда всем надо будет отказаться от протоптанной дорожки и легких денег. Я не знаю, готова ли Россия к этому.

А Украина?

Украинские артисты позволяют себе больше свободы в творчестве, но это не значит, что кого-то обгоняют. Большие звезды — и российские и украинские — уже заработали денег и выступают на всех этих «голубых огоньках» — им на все наплевать, потому что у них всегда будут корпоративы. Пока на главных каналах и музыкальных премиях будут «играть» на сцене на неподключенных гитарах, без аппаратуры, ничего не изменится к лучшему…

Я вспомнил, как по миру разошлось эпическое видео, где на «Славянском базаре» играет гитарист Ваенги…

Да-да, соло на акустической гитаре! Это оно! Чувак, я даже, по-моему, видел то выступление лично, потому что был там и очень хорошо эту @#%ню запомнил. Меня забомбило. А еще там один балет на всю церемонию, который исполняет @#%чие базовые движения из кружка танцев ДК вместе со всеми, кто там под фанеру поет. Главные лица российской культуры (пусть на телеке, пусть не для молодежи) — они могли бы эту культуру менять. Но они забили @#%.

Я не хейтер попсы: можно посмотреть любой лайв Тейлор Свифт или Арианы Гранде — и обосраться на всю жизнь, насколько там фирменно все сделано. Россия — огромная страна, где куча талантливых людей. Но есть ли у нас хоть один артист, которого любят за о@#%нный вокал? У кого хитовая песня с диапазоном больше трех нот? Или какая-то современная, наконец, аранжировка, как у The Weeknd? У нас поп-шансон @#%шит уже 20 лет, и всем плевать — лишь бы на застолье было о@#%нно. Может быть, я чего-то не понимаю, может быть, это национальный менталитет, а я — долб@#%.

На этих церемониях еще каждому исполнителю аккомпанирует какой-то оркестрик со скрипками, хотя музыка не отличается от альбомной версии.

Самое интересное, что так не было всегда. Если ты послушаешь Агутина — у него крутые партии, сложная музыка — х@% споешь. Дело не в России, дело в тех, кто сидит с важным видом на креслах и отвечает за музыкальную культуру. Они говорят про «европейский уровень», что они музыканты и шарят — но работают по системе, которая приносит деньги. Фадеев сделал ужасное шоу из кастинга Serebro. Я в 16 лет участвовал в украинской «Фабрике звезд» — она выглядела настолько круче и дороже. А самый блатной продюсер России создал колхозное шоу за 50 рублей. Я не говорю, что я классный: был бы рад быть непопулярным вонючим рокером здесь в России, где музыка процветала бы.

Когда границы откроют, рванешь слушать чужие концерты?

Это то, ради чего можно откладывать все бабки, — путешествовать и ходить на концерты. Когда Эд Ширан выступал в Хельсинки, у него на разогреве был Джеймс Бэй, я его люблю капец как. В Берлин летал на Lollapalooza — там были мои любимые Kings of Leon, 21 Pilots, Билли Айлиш — это такое счастье.


10 апреля 2021 года «Нервы» представят новый альбом на большом концерте в «МЕГАСПОРТ» (Москва), а 17 апреля — в  СК «Юбилейный» (Санкт-Петербург)



Алина Бавина
главный редактор

Моя дипломная работа на журфаке МГУ была посвящена блогам и тому, приравняют ли их когда-то к СМИ и вообще насколько этично это делать. Тема появилась совершенно случайно. Изначально я собиралась писать про творчество Василия Шукшина. Но как-то среди ночи моя подруга, с которой мы прожили четыре года в одной комнате в общежитии и, естественно, не могли не выбрать одну кафедру, проснулась и сказала, что мы безумные и не осилим диплом по литературе, поэтому надо срочно менять тему. Над нами сжалился один преподаватель, который хорошо нас знал. Я уже даже не помню, кто придумал и предложил тему блогов. Но нам показалось, что она гораздо легче творчества Шукшина.

Тут нужно отметить, что это был – страшно представить! – 2008 год. И мы тогда еще были очень аналоговыми. Рефераты сдавали на дискетах (помню преподавателя, которому мы все по навету старшекурсников сдавали пустые дискеты, и пару моих однокурсников, попавшихся на этом), кино смотрели на дисках, которые брали в прокат в находившемся практически в подвале журфака киноклубе (помню, как тяжело мне давался Тарковский, Бергман и как я заснула при первом просмотре «Жизни как чуда» Кустурицы, которую потом нежно полюбила; но как меня поразили «Маргаритки»!), книги читали в Ленинке и радовались, если по читательскому билету попадали в тот самый ретро-зал с зелеными лампами. Тогда только-только появились «Одноклассники», а ЖЖ был самой прогрессивной площадкой. Мы – о, Боги! – ходили в интернет-кафе, которое тогда существовало у главного здания МГУ. Там у нас и разгорались нешуточные баталии в ЖЖ. Мы писали посты на волнующие темы и спорили с пеной у рта в комментариях. И делали это с таким азартом, будто играли на миллионы в казино.

Когда я получила свою твердую четверку за диплом, выдохнула и тут же забыла про него, то и предположить не могла, что тема блогов вернется в мою жизнь. «Зачем мы это делаем? Ну что за бред?» – долго не отпускала меня моя беспощадная рефлексия, когда затевали SRSLY. Ведь мы же сами морщимся от этих слов – «блогеры», «трендсеттеры», «инфлюенсеры», бла-бла-бла. Какая-то пошлятина выходит, когда начинаешь рассказывать, о чем мы. И как-то даже стыдно и неловко за себя становится. Но давайте не будем отрицать: блогеры дали нам новый контент, от которого наконец-то не душно. Звезды инстаграма вытеснили глянец, ютуба – затоптали телик. Блогеры начали тянуть теплое одеяло рекламных бюджетов на себя. Трендсеттеры и инфлюенсеры новой формации стали желанными гостями в светской тусовке. Теперь они «как скажут, так и будет».

Дудь нагнул Ютуб, Ивлеева из маникюрши превратилась в телезвезду с ТЭФИ, Горбачёва стала главной актрисой поколения, Монеточка зазвучала из всех утюгов. Это, безусловно, герои нашего времени. Они уже изменили реальность и продолжают это делать. У них влияние в интернете и не только. И не поддаться ему уже не получается. Конечно, можно дальше продолжать болеть нигилизмом и отрицать новый мир. Но это нечестно. Прежде всего по отношению к себе. А мы за честность, за открытые вопросы и ждем таких же ответов от героев. И у нас нет «не наших героев», нет предубеждений, и мы против клише.

Мы намеренно отказались от артемов быстровых и не будем прятаться за псевдонимами. У каждой публикации есть автор, которому вы сможете посмотреть в лицо и туда же высказать все, что думаете о его материале (естественно, аргументированно). Быть абсолютно несогласными с нами не возбраняется. Мы сами в редакции часто спорим друг с другом. Но последнее слово всегда остается за ответственным за раздел. У нас все со своим бэкграундом, позицией, принципами в профессии и взглядами на жизнь.

Когда в редакции предложили каждому написать свой манифест, я прониклась этой идеей. Сразу вспомнились Белинский, Добролюбов, Чернышевский, Белый, Блок, Иванов, Гумилев… Всплыло слово «публицистика». И повеяло той самой нашей наивной аналоговостью, которой теперь уже просто нет. На журфаке мы изучали кодекс профессиональной этики журналиста. Сейчас это понятие кажется атавизмом. Но пусть наши манифесты станут этическим кодексом 2.0.

На втором курсе я прочитала «Поколение П» Пелевина и отчаянно не хотела верить в то, что в журналистике все друг у друга крадут идеи. У меня с тех пор аллергия на «Давайте сделаем как у…» А мы-то тогда зачем, если они уже есть? Поэтому SRSLY – это про дерзкие идеи, честные тексты и – куда ж без них – красивые картинки.

В этом материале:
Композитор, Музыкант, Рэпер
Noize
MC
Музыкант, Певец, Продюсер
Максим
Фадеев
Музыкант, Певец
Евгений
Мильковский
Блогер, Рэпер
Эльдар
Джарахов
Читайте также
Образ жизни — 10:19, 28 февраля 2021
10 видео, которые нужно посмотреть на ютьюбе: Mirèle, Поляринов и Daft Punk
Новости, Новости — 28 февраля, 10:19
Warner Bros готовит перезапуск «Супермена»
Новости, Новости — 27 февраля, 20:50
Элджей записал трек Wunder King для игры Free Fire
Новости, Новости — 27 февраля, 10:29
Олег Тиньков вернулся на ютьюб спустя два года. Он продолжит выпускать шоу «Бизнес-секреты»
Что делать, если ты не знаешь, что делать? Рассказываем, как найти работу мечты
Музыка — 26 февраля, 19:53
Из чего сделан «Бордерлайн». Борис Барабанов о седьмом альбоме Земфиры
Новости, Новости — 26 февраля, 17:41
Тимур Сорокин и Карина Кросс сняли тикток-сериал. Он подозрительно напоминает «Бумажный дом»
Новости, Новости — 26 февраля, 16:18
В Clubhouse прошел эфир с Акселем Мансуром — тем парнем, который изображен на иконке приложения
Новости, Новости — 26 февраля, 15:12
Bosco di Ciliegi станет первым стратегическим партнером Farfetch в России
Новости, Новости — 17 февраля, 12:36
Водители такси появились в Tinder и дарят промокоды на поездки
Новости, Новости — 9 февраля, 14:23
Фэшн-фотограф Джон Ранкин протестировал камеру Galaxy S21 Ultra
Новости, Новости — 5 февраля, 12:56
Итс э мэтч: в России начались продажи новых флагманов Samsung
Новости, Новости — 26 февраля, 13:53
У «Вечернего Урганта» вышел альбом с треками из новогоднего выпуска Ciao 2020
Новости, Новости — 26 февраля, 13:15
Ариан Романовский назначен главредом журнала Tatler
Новости, Новости — 26 февраля, 12:49
Самая милая вакансия: в Москве ищут специалиста по подсчету котиков
Популярная темаПопулярно
Новости, Новости — 26 февраля, 12:24
Норвежский электронный дуэт Smerz выпустил дебютный альбом Believe
Новости, Новости — 26 февраля, 09:57
Земфира выпустила альбом «Бордерлайн»
Музыка — 25 февраля, 20:54
Волшебные забрала. Борис Барабанов о тайне и мечте Daft Punk
Новости, Новости — 25 февраля, 20:05
Pixar и Disney показали первый тизер мультфильма «Лука»
Бизнес — 25 февраля, 17:11
Падали и поднимались. Рейтинг блогеров SRSLY за месяц
Новости, Новости — 25 февраля, 14:08
Александр Гудков разбудил фанатку и сходил на занятие по аквааэробике в ютьюб-шоу «Утренняя звезда»
Новости, Новости — 25 февраля, 13:20
У Оли Шелби вышел тикток-бэнгер «Ля какая»
Все звёзды и инфлюенсеры
Новости, Новости — 25 февраля, 09:45
Коллекцию винтажной одежды Maison Margiela продадут на аукционе
Новости, Новости — 24 февраля, 23:32
Билли Айлиш проведет лайв-концерт в честь выхода документалки «Билли Айлиш: слегка размытый мир»
Кино — 24 февраля, 19:38
Божья земля. Гид по фестивалю «Из Венеции в Москву»
Новости, Новости — 24 февраля, 17:39
50 Cent спродюсирует для Netflix сериал о себе самом
Герои — 24 февраля, 16:02
О Харви Вайнштейне, современном Голливуде и буме стримингов. Интервью с продюсером Джеком Лечнером
Новости, Новости — 24 февраля, 11:21
WWD и Parsons запускают онлайн-курс. Он посвящен модному бизнесу
Новости, Новости — 24 февраля, 10:34
Аргентинский дизайнер продал коллекцию цифровой мебели за 450 тысяч долларов
Новости, Новости — 24 февраля, 08:56
GONE.Fludd рассказал в подкасте Джарахова о творческом кризисе и значении слова «чуитс»
Кино — 23 февраля, 18:40
Сотри меня обратно. Рецензия на фильм «Необратимость. Полная Инверсия»
Это грех
(1 сезон)
Кларисса
(1 сезон)
Никто
Пацаны
(3 сезон)
Хэппи-энд
(1 сезон)
Джетлаг
(1 сезон)
Сокол и Зимний Солдат
(1 сезон)
7.9
Грейс & Фрэнки
(1 сезон)