Колонка, Музыка — 21 июня, 19:46

Стыдно слушать, но оторваться невозможно. Борис Барабанов о проекте Сергея Шнурова «Зоя»

Дебютный альбом проекта «Зоя» вышел 1 июня, но слушать его, конечно, стоило после окончания Петербургского международного экономического форума, который, как мы помним, снабдил СМИ инфоповодами вроде выступления Дани Милохина. Героини новых песен Сергей Шнурова — это либо инстаграм-эскортницы, либо девушки, стремящиеся влиться в их ряды. Другие категории россиянок (а «Зоя» — это исключительно песни от женского лица) в текстах не представлены.

Не потеряли они актуальности и сейчас, когда общественность на все лады обсуждает такого очевидного, казалось бы, персонажа, как Ольга Бузова. Ее появление на театральной сцене обсуждалось не с творческих позиций, а исключительно с точки зрения сложившегося у масс образа. Актер и режиссер Антон Адасинский, например, прекратил сотрудничество с МХАТом им. Горького, написав такой пост.

Несмотря на то, что в кино для взрослых Бузова не замечена, она, несомненно, является в России олицетворением всевозможных «низких жанров» и инстагламура. Отсюда резко негативные комментарии, исходившие в основном от людей, которые ее роль в спектакле не видели, но заведомо считают, что словам «МХАТ» и «Бузова» в одной строчке не место.  

Кто-то должен был высказаться от имени девушек, считающих Бузову ролевой моделью. И этим кем-то стал Сергей Шнуров, давно распустивший «Ленинград», но творческих амбиций не растерявший. Даже странно, что по поводу альбома «Это жизнь» пока еще не высказались воинственные феминистки. Лирическая героиня «Зои» либо уже смирилась со статусом сексуального объекта и в принципе не знает, существует ли в природе другой, либо же изо всех сил к нему стремится. Впрочем, если со стороны феминисток вопросы к Шнуру появятся, у него есть готовый ответ, вынесенный на обложку: «Это жизнь» («Зоя», к слову, в переводе с древнегреческого — «жизнь»). Более развернутый комментарий содержится в песне «Права»: «Феминисткам делать не@#$. Развели, блин, канитель. Я свой женский путь к успеху проложу через постель».

Альбом «Это жизнь» продолжает традиции позднего «Ленинграда». По большому счету это, за редким исключением, все та же цыганочка с выходом под аккомпанемент эстрадного оркестра из эмигрантского ресторана. И если за брендом «Ленинград» стояла большая увлекательная история, уходящая корнями в контркультурный Питер 1990-х, то «Зоя» — это практически чистая Люба Успенская.


Шнур отлично чувствует жанры и уж если берется что-либо косплеить, то делает это филигранно. Но есть один подводный камень. За традицией эмигрантской песни, как и за группой «Ленинград», тоже есть история, причем не менее сложная. Мифология шансона а-ля Брайтон-бич заслуживает самого пристального внимания. По сути, это история целого поколения, оказавшегося между двумя культурами. Персонажи Успенской, Шуфутинского и Токарева вызывали сочувствие не только у эмигрантской публики, но и у тех, кто переписывал эту музыку с кассеты на кассету по эту сторону железного занавеса.

Для «Зои» Шнуру требовалось создать новый миф из материалов, с которыми прежде никто не работал. Пишет Шнур быстро и легко. Автор этих строк не раз наблюдал, как Сергей придумывал песню вместе с коллегами в гримерке, между саундчеком и, например, началом телесъемки. С таким потоком песен, какой был у «Ленинграда», сложно избежать самоповторов. Так что неудивительно, что некоторые песни из альбома могут показаться знакомыми. «Рай» сделан по лекалам «Экспоната», «Рай» продолжает «ЗОЖ», «Пикетчица» — «Дороги» и так далее.

Если в репертуаре позднего «Ленинграда» посткабак чередовался с метадиско, то в «Зое» Шнур идеально и без тени иронии воспроизводит все приемы и обороты советской эстрады с эмигрантским налетом. Это звук, от которого под пальцами как будто бы материализуется магнитная лента. Когда слушаешь песню «Пенсионер», невольно приходит в голову мысль: «Я точно не мог слышать это на "Песне-79"?» Нет, не мог. Тогда никто не спел бы: «Шмотки с возрастом мы выбираем лучше. Вот Земфиру приодела же Рената».  

Однако одной лишь эстрадой дело не ограничивается. Если из альбома «Это жизнь» взять только песни «Права», «Секс, драгс, валидол», «Без причин» и «Скалолаз», то получится полноценный хипповский EP с роскошными рок-балладами и матерными текстами, от которых уши завянут даже у самых верных поклонников «Ленинграда». Ненормативная лексика, уложенная в песенную строфу, как и раньше у Шнура, не всегда смотрится идеально с технической точки зрения. В этом году в дисциплине «матерный сонграйтинг» он сильно проигрывает «Кровостоку» — там не уши вянут, а кровь стынет. Но сила Шнура — в сочетании лирики и аранжировки.

А золотой ингредиент «Зои» — это голос, принадлежащий известной ранее лишь по песенным конкурсам Ксении Руденко. Как следует раскачав свой педагогический мускул в кресле наставника «Голоса», Шнур добился от своей подопечной соответствия вечному идеалу — «молодой Пугачевой».

На пике своей популярности «Ленинград» занял в массовом бессознательном то же место, что занимала когда-то Алла Пугачева. «Во времена, когда в группу пришла Юлия Коган, мы стали эксплуатировать образ "кибер-Пугачевой"», — рассказывал когда-то автору этих строк Шнур. Теперь, в «Зое», вокалистка — это Пугачева, говоря словами того же Шнура, воспарившая с земли в небеса, но, добавим от себя, так и не спустившаяся на землю. И это при том, что поет она о делах, мягко говоря, земных. 

На фоне многочисленных отечественных вокалисток, следующих стандартам черной музыки, госпожа Руденко выдает самобытный русский звук с характерным сексуальным придыханием и отзвуком тихой бабьей тоски. Слушать эти песни непривычно, нередко неловко, иногда стыдно, но оторваться невозможно.


Еще больше SRSLY в нашем канале на Яндекс.Дзен
Алина Бавина
главный редактор

Моя дипломная работа на журфаке МГУ была посвящена блогам и тому, приравняют ли их когда-то к СМИ и вообще насколько этично это делать. Тема появилась совершенно случайно. Изначально я собиралась писать про творчество Василия Шукшина. Но как-то среди ночи моя подруга, с которой мы прожили четыре года в одной комнате в общежитии и, естественно, не могли не выбрать одну кафедру, проснулась и сказала, что мы безумные и не осилим диплом по литературе, поэтому надо срочно менять тему. Над нами сжалился один преподаватель, который хорошо нас знал. Я уже даже не помню, кто придумал и предложил тему блогов. Но нам показалось, что она гораздо легче творчества Шукшина.

Тут нужно отметить, что это был – страшно представить! – 2008 год. И мы тогда еще были очень аналоговыми. Рефераты сдавали на дискетах (помню преподавателя, которому мы все по навету старшекурсников сдавали пустые дискеты, и пару моих однокурсников, попавшихся на этом), кино смотрели на дисках, которые брали в прокат в находившемся практически в подвале журфака киноклубе (помню, как тяжело мне давался Тарковский, Бергман и как я заснула при первом просмотре «Жизни как чуда» Кустурицы, которую потом нежно полюбила; но как меня поразили «Маргаритки»!), книги читали в Ленинке и радовались, если по читательскому билету попадали в тот самый ретро-зал с зелеными лампами. Тогда только-только появились «Одноклассники», а ЖЖ был самой прогрессивной площадкой. Мы – о, Боги! – ходили в интернет-кафе, которое тогда существовало у главного здания МГУ. Там у нас и разгорались нешуточные баталии в ЖЖ. Мы писали посты на волнующие темы и спорили с пеной у рта в комментариях. И делали это с таким азартом, будто играли на миллионы в казино.

Когда я получила свою твердую четверку за диплом, выдохнула и тут же забыла про него, то и предположить не могла, что тема блогов вернется в мою жизнь. «Зачем мы это делаем? Ну что за бред?» – долго не отпускала меня моя беспощадная рефлексия, когда затевали SRSLY. Ведь мы же сами морщимся от этих слов – «блогеры», «трендсеттеры», «инфлюенсеры», бла-бла-бла. Какая-то пошлятина выходит, когда начинаешь рассказывать, о чем мы. И как-то даже стыдно и неловко за себя становится. Но давайте не будем отрицать: блогеры дали нам новый контент, от которого наконец-то не душно. Звезды инстаграма вытеснили глянец, ютуба – затоптали телик. Блогеры начали тянуть теплое одеяло рекламных бюджетов на себя. Трендсеттеры и инфлюенсеры новой формации стали желанными гостями в светской тусовке. Теперь они «как скажут, так и будет».

Дудь нагнул Ютуб, Ивлеева из маникюрши превратилась в телезвезду с ТЭФИ, Горбачёва стала главной актрисой поколения, Монеточка зазвучала из всех утюгов. Это, безусловно, герои нашего времени. Они уже изменили реальность и продолжают это делать. У них влияние в интернете и не только. И не поддаться ему уже не получается. Конечно, можно дальше продолжать болеть нигилизмом и отрицать новый мир. Но это нечестно. Прежде всего по отношению к себе. А мы за честность, за открытые вопросы и ждем таких же ответов от героев. И у нас нет «не наших героев», нет предубеждений, и мы против клише.

Мы намеренно отказались от артемов быстровых и не будем прятаться за псевдонимами. У каждой публикации есть автор, которому вы сможете посмотреть в лицо и туда же высказать все, что думаете о его материале (естественно, аргументированно). Быть абсолютно несогласными с нами не возбраняется. Мы сами в редакции часто спорим друг с другом. Но последнее слово всегда остается за ответственным за раздел. У нас все со своим бэкграундом, позицией, принципами в профессии и взглядами на жизнь.

Когда в редакции предложили каждому написать свой манифест, я прониклась этой идеей. Сразу вспомнились Белинский, Добролюбов, Чернышевский, Белый, Блок, Иванов, Гумилев… Всплыло слово «публицистика». И повеяло той самой нашей наивной аналоговостью, которой теперь уже просто нет. На журфаке мы изучали кодекс профессиональной этики журналиста. Сейчас это понятие кажется атавизмом. Но пусть наши манифесты станут этическим кодексом 2.0.

На втором курсе я прочитала «Поколение П» Пелевина и отчаянно не хотела верить в то, что в журналистике все друг у друга крадут идеи. У меня с тех пор аллергия на «Давайте сделаем как у…» А мы-то тогда зачем, если они уже есть? Поэтому SRSLY – это про дерзкие идеи, честные тексты и – куда ж без них – красивые картинки.

В этом материале:
Актёр, Ведущий, Музыкант
Сергей
Шнуров
Читайте также
Герои — 00:25, 29 июля 2021
Глянец и онлайн, шоу «Узнать за 10 секунд» и злобные комментаторы. Интервью с главным редактором «Афиши Daily» Трифоном Бебутовым
Музыка — 29 июля, 00:25
Как мы выжили этим летом. Борис Барабанов о новом EP Земфиры
Герои — 28 июля, 21:52
Гайды, вебинары и собственный бизнес. Блогеры-миллионники о том, на чем зарабатывают
Новости, Новости — 28 июля, 19:56
Лисса Авеми и Саша Стоун обсудили тренд на мужской маникюр в новом выпуске шоу «ДаДа — НетНет»
Новости, Новости — 28 июля, 17:30
«Холостяк» с Джараховым, чужая свадьба и «Я в моменте»: вышла финальная серия «Блогеров и дорог» Насти Ивлеевой
Герои — 28 июля, 17:05
О рыцарских романах, говорящих лисах и пьянках допоздна. Интервью с Дэвидом Лоури и Девом Пателем
Популярная темаПопулярно
Новости, Новости — 28 июля, 16:04
Макс Климток сравнил Dream Team House и Why Not House и объяснил, где ему было лучше
Новости, Новости — 28 июля, 15:27
Аня Покров считает, что в тикток-хаусах сложно жить. Блогерша объяснила почему
Герои — 28 июля, 13:57
С чистого холста. Антон Рева, Маша Качарава, Алена Ракова и Сергей Овсейкин о своей формации как художников, визуальном языке и рождении идей
Новости — 26 июля, 18:39
Как бизнес подарил вторую жизнь дореволюционным заводам и мануфактурам? Объясняем на примерах Москвы и Санкт-Петербурга
Новости — 9 июля, 14:03
Современные художники перепридумали «Лукоморье» Пушкина. Смотрите, что получилось
Новости, Новости — 28 июля, 12:13
Forbes опубликовал рейтинг самых успешных российских звезд. В него попали Милохин, Прусикин и Slava Marlow
Новости, Новости — 28 июля, 10:57
Выручка Gucci выросла на 86% во втором квартале 2021-го — до 2,31 млрд евро
Кино — 28 июля, 01:44
Сериалы недели: «Тед Лассо», «Властелины вселенной: Откровение», «Тернер и Хуч» и другие
Новости, Новости — 27 июля, 23:34
Артур Бабич и Хабиб проверили, кто лучше знает мемы, в шоу «Мем-батл»
Новости, Новости — 27 июля, 22:07
Instagram сделает аккаунты пользователей до 16 лет приватными
Образ жизни — 27 июля, 20:44
Департамент правды и кролик-самурай. Обзор лучших комиксов San Diego Comic-Con
Музыка — 27 июля, 15:43
Новое в музыке за неделю: Монатик, James Blake, Сюзанна, Lil Nas X и Глеб Калюжный
Герои — 27 июля, 14:45
Карманный революционер. Борис Барабанов поговорил с Николаем Комягиным из Shortparis
Новости, Новости — 27 июля, 14:25
Джиган выпустил трек «На чиле» по мотивам одноименного мема. На фитах Крид, OG Buda и Soda Luv
Новости, Новости — 27 июля, 13:48
Влад Бумага рассказал о переезде в Москву и съемках в кино в новом выпуске «А4 на детекторе лжи»
Новости, Новости — 27 июля, 13:11
Зомби-телепузики и кровожадный Микки Маус: тиктокер создает 3D-хорроры с известными персонажами
Все звёзды и инфлюенсеры
Новости, Новости — 27 июля, 11:32
В Санкт-Петербурге откроются фуд-корты
Новости, Новости — 27 июля, 10:51
Появился сайт, похожий на страничку «Википедии». Он меняется, когда читатель моргает
Кино — 26 июля, 23:28
Парадоксы любви. Рецензия на фильм «Кто-то кого-то полюбит»
Новости, Новости — 26 июля, 21:27
В «Кухне на районе» теперь можно заказать маффин с кожурой банана и сумку для многоразовых бутылок
Новости, Новости — 26 июля, 19:03
Новое место в Москве: французская кондитерская NIQA на Тверском бульваре
Новости, Новости — 26 июля, 17:49
Полина Ланс ушла из Sweet House
Новости, Новости — 26 июля, 15:37
Даня Милохин завел еще один аккаунт в тиктоке. Там он публикует контент со съемок «Блогеров и дорог»
Герои — 26 июля, 14:40
На пару слов: интервью с Самарой Уивинг
Новости, Новости — 26 июля, 13:21
Первую серию 33-го сезона «Симпсонов» снимут в стиле мюзикла
Новенький
(2 сезон)
Поколение 56k
(1 сезон)
Молодые монархи
(1 сезон)
Отряд самоубийц 2: Миссия навылет
Белый лотос
(1 сезон)
Перри Мейсон
(2 сезон)
Мне это не нравится
(2 сезон)
7.9
Матрешка
(2 сезон)