Интервью, Герои — 12 мая, 10:14

«Диктофон» с русским текстом. Борис Барабанов разговорил Антона Макарова

Борис Барабанов
Журналист, продюсер
13 мая в «Мумий Тролль Music Bar» на шоукейсе нашего автора Бориса Барабанова и его лейбла Barabanov.fm выступит музыкант из города Жуковский Антон Макаров со своим проектом «Диктофон». За то короткое время, что Антон строит свою музыкальную карьеру, он успел завязать творческие контакты с Дэном Ауэрбахом (The Black Keys) и Хью Корнуэллом (The Stranglers), съездить в турне с Миджем Юром (Ultravox), спродюсировать альбомы для Олега Гаркуши и «Сансары» и поиграть в группах «Свидание» и «Дайте танк (!)». В прошлом году Антон запустил русскоязычный проект «Диктофон», который обратил на себя внимание дуэтом с Найком Борзовым «Космонавт». Перед выступлением в «Мумий Тролль Music Bar» Борис Барабанов выяснил у Антона Макарова, где пролегает граница между его артистическими и продюсерскими амбициями и что в его мире связывает группу «Крематорий» с Игги Попом.

Думаю, широкая аудитория впервые услышала о вас два года назад, когда вышел большой материал на Colta.ru. Из него было, с одной стороны, ясно, насколько интересная у вас складывается жизнь (контакты с Миджем Юром, The Black Keys, The Stranglers и Олегом Гаркушей), а с другой, что вы — очередной модный англофил, который своего русскоязычного материала даже как-то стесняется. Скажите, ваши песни, выложенные под названием «Диктофон» на цифровых площадках, — это нечто из архивов, то, что не получило известности, когда вы развивали международную карьеру? Или что-то новое? 

«Диктофон» создан в начале 2020 года как свалка всего, что было сделано мной на русском языке в разные периоды. 95% моего времени раньше было связано с русскоязычными проектами. А мой собственный репертуар основывался на англоязычном альбоме Monochrome, который делался, когда я ездил на гастроли в Данию и Швецию и готовил итальянский тур. Захотелось собрать вместе все русское. Я выложил на цифровых площадках свой лайв на радио «Культура»...

Очень сильная вещь. Такая… остервенелая.     

Мы тогда поймали панковскую волну, как у The Clash. The Clash славились тем, что выпускали все, что делали. Вот и мы собрали такой альбом «Культурные сессии» со старыми песнями, текстами которых я поначалу был не очень доволен, вещами из альбома Олега Гаркуши «23» и парой каверов типа «Союзпечати» «Звуков Му». Но по большому счету «Диктофон» начался с песни «Космонавт». У нашего барабанщика Алексея Бударина есть проект, состоящий из кахона и балалайки. Он хотел взять какую-то мою песню, но так как они у меня все грустные, я подумал, что для его дуэта все же нужно сочинить нечто светлое и романтическое, на мажорном аккорде (впервые за долгое время). И один мой друг, услышав эту песню, сказал: «Предложи Найку Борзову спеть, это в его стиле». Я с ним знаком не был и подумал: «Найку же больше делать нечего». И тем не менее песню отправили, ему понравилось. Она попала в плейлисты и даже в «Чартову дюжину» «Нашего радио». Но честно говоря, я не особо за этим следил. У меня стоит блок на информацию о том, как живет моя музыка. Как мне Маша Макарова (вокалистка группы «Маша и медведи». — Прим. SRSLY) недавно сказала, это такой «блок "не"». Есть творчество, и есть все, что вокруг, непредсказуемое.


О вас заговорили в 2019–2020 годах, когда русскоязычные вещи наконец стали вполне нормально восприниматься за рубежом: Molchat Doma, Shortparis, что-то из песен Kate NV. За вами же наблюдалось неверие в русский язык. С тех пор что-то изменилось?  

Изменилось. Все, кто долго пел по-английски, а потом перешел на русский, пережил определенный переломный момент. Мы обсуждали это с Андреем Зеберти, вместе с которым я играю в группе «Свидание». У всех нас западная база. Я рос на западной музыке. И какие-то образы и фразы песен у меня строятся в англоязычном генетическом коде. Я много путешествовал и понимаю, как работает английский текст на западную аудиторию. Когда ты начинаешь писать на русском, то словно берешь этот генетический код и начинаешь его переиначивать. Если бы я решил просто переписать альбом Monochrome с русскими текстами, это было бы не очень круто, тут я согласен с самим собой образца 2019 года. А вот в альбоме «23» совместить эти вещи получилось. На тексты Олега Гаркуши нельзя было делать западный блюз. Мне пришлось поработать над собой как автором, расширить горизонт. Сейчас я все же пишу скорее как русскоязычный автор, нежели как англоязычный, переводящий тексты песен на русский.  

Сейчас вы больше заняты как продюсер, чем как артист? Сколько у вас проектов сейчас в работе?

Вышел альбом Mika Vino, причем мы уже собираемся делать следующий. Также завершаем новый альбом группы «Сансара». Еще есть проект из Красноярска «Твое далеко». Недавно у них вышел сингл «Дом». На альбоме группы «Свидание» «Музыка глаз» несколько моих аранжировок. Есть какие-то более мелкие проекты. На разных языках, кстати.

Как вас находят музыканты? Почему они решают обратиться именно к вам?

Не знаю. Вот Мика написал мне в телеграме после той статьи на «Кольте». А Саша Гагарин из «Сансары» предложил сотрудничать, когда вышел совместный трек «Сансары» и «Свидания» «Свет сердца». Сначала речь шла о его сольном альбоме, но мы начали обмениваться идеями, и все выросло в новый альбом «Сансары».


Что вы такого делаете для них, чего никто другой сделать не может?         

(Смеется.) Вы имеете в виду, как объяснить моим родителям, что я не просто сижу у компьютера? Есть песни. Они чаще всего сочинены под акустику, может быть, под пианино или с минимальной аранжировкой. И я соглашаюсь работать в основном с альбомами, потому что тогда можно увидеть жанровую принадлежность материала или его атмосферу. В случае с Mika Vino получилось, что это такой захват на инди-рок с блюзом (конечно, с небольшой примесью моих авангардных мыслей). С «Сансарой», как мне кажется, мы сейчас делаем что-то в стиле группы Japan или The Stranglers — драм-машины, синтезаторы, не прямая бочка, а что-то более артовое. Моя функция заключается в том, чтобы набросать какие-то музыкальные решения. Конечно, внешне это выглядит так, что я просто сижу за компьютером. Но и этот процесс может быть интересным. Есть у меня, например, мечта. Вообще, мечтами плохо делиться, но я надеюсь, что когда-нибудь предложу Армену Григоряну  записать альбом с использованием пленочного магнитофона, дешевой драм-машины и акустической гитары, а потом наложить пианино и скрипку. У меня есть один козырь, который я могу использовать: Армену вроде бы понравился альбом «23».

То есть вы не считаете, что «Крематорий» — безнадежная группа? Или это вызов самому себе?

Я помню тот, старый «Крематорий», начала 90-х, такие лоуфайные домашние записи. А low-fi сейчас актуален, и в чартах — засилье бедрум-попа. Почему бы не сделать как тогда, но уже будучи взрослыми людьми? Если действовать с «Крематорием», как с остальными группами, — набить в компьютер партии, причесать их и выпустить альбом — наверное, это не сработает. А если попробовать воссоздать атмосферу, может быть, даже у кого-нибудь на кухне — было бы прикольно. Не знаю, почему «Крематорий». Мне интересно ощущение зажеванной пленки, эта детонация.

С вашей точки зрения, где пролегает граница между автором и продюсером? Когда продюсер становится автором?

У меня эта грань размыта. Когда к тебе приходит музыкант, ты сразу видишь, что можешь сделать. Когда приходишь сам к себе, начинаются сомнения и самокопания, и все, что мы не любим в работе, удваивается. Хочется самому пойти к кому-то. Сейчас мне больше по душе выпустить хорошую песню, чем 20 часов сидеть за миксом или подбирать бочку и малый барабан. Зерно все же проявляется в каком-то внутреннем чувстве. Если в песне что-то есть, человек это услышит, хорошо это записано или плохо.

Вы слышали новый альбом Пола Маккартни McCartney III?

Да, там есть несколько очень хороших, как мы говорим, телег. 


Вот он как раз смог при помощи рекламной кампании обратить внимание на зерно песни, показал, что и в аранжировках ноунеймов, и в ремиксах звезд песня сохраняет свои лучшие качества. Мне кажется, это то, о чем вы говорите. А как складываются ваши отношения с зарубежными коллегами?

Они не прервались. Наши гастроли второй половины 2010-х до сих пор дают о себе знать. Единственный наш настоящий сольный концерт был в начале 2020 года в Копенгагене. Да-да, мы успели покататься на самолетах перед локдауном. Остальные концерты были либо у кого-то на разогреве, либо в музыкальных магазинах, либо на улицах. В Копенгагене же на афишах было написано «Антон Макаров и Алексей Бударин», и на концерт продавались билеты. Было человек 50, но это немало, если учесть, что нас в Европе, можно сказать, не существует. 70-80 процентов зрителей составляли русские, и мы играли что-то из альбома «23». Это я возвращаюсь к началу разговора.

Сейчас такой мир, что можно сочинять и по-русски и по-английски и, сидя в Москве, наблюдать за тем, как твои песни слушают где-то в Европе.

Можно даже спродюсировать кого-то из западных артистов. Я уверен, они ищут свежие уши так же, как наши.

Мидж Юр, как мне кажется, самодостаточный чувак. А вот с Хью Корнуэллом из The Stranglers есть, о чем поработать. В 2017 году у него вышел альбом с поэтом Джоном Купером Кларком. И потом Хью выпустил на Sony Music альбом Monster (2018), который записали какие-то молодые продюсеры. Он славится тем, что отказывается от партий клавишных, как бы отрезая себя от наследия The Stranglers, и играет в формате пауэр-трио типа Cream. А в этом альбоме еще и заменил ударные электронной барабанной установкой. Хью не против экспериментов. Он еще не старый, всего 68 лет, а у меня есть время. Вполне можно было бы что-то сделать вместе. 

А, вспомнил! Я заваливал письмами Игги Попа. Точнее, написал что-то одобрительное Лерону Томасу — трубачу, который делал для него альбом Free (2019). Мне очень понравилась аранжировка в песне Loves Missing с двумя барабанными установками. Я помню свое ощущение во время последнего приезда Игги Попа в Москву, когда он на концерте исполнил I Wanna Be Your Dog группы The Stooges, и в конце барабанщик играл уже «восьмыми», что редко бывает. Такой был порыв энергии, что прямо в груди отзывалось. И в Loves Missing они сделали так же.


Вы независимый музыкант, причем независимый даже от «независимых», от тех, кого принято воспевать в популярных СМИ и пабликах как флагманов новой музыки. Тяжело так жить?

Когда у нашего лейбла Zamkom Records наступает время релиза, пресс-служба во главе с лягушонком Зеленым (выдуманный персонаж. — Прим. SRSLY) выпускает пресс-релиз и рассылает его всем, кому это может быть интересно. Пишем в «Афишу», «Медузу» (признан иноагентом на территории РФ), «Кольту», информируем, что это есть. А дальше — «да» или «нет». Наверное, можно было бы попробовать специально написать нечто более приспособленное к конъюнктуре, но мы действуем по-другому. Мы скорее с теми, кто делает то, что нравится, и потом это становится их signature, отличительной чертой, за которой впоследствии пойдут аудитория, стриминги. Не хочется копировать отличительную черту других музыкантов. Можно сделать рэп-альбом, почему бы нет? Такой винтажный рэп, как Blakroc Дэна Ауэрбаха из The Black Keys. Но это как прикол. Если серьезно, я не знаю, сколько уйдет времени на то, чтобы люди послушали, что я делаю на самом деле: год, пять лет или сто. Может, я помру, и так никому это и не будет нужно. Но ничего страшного. Зато я был честен перед самим собой.

Еще больше SRSLY в нашем канале на Яндекс.Дзен
Фото: инстаграм @anton.mkrv
Алина Бавина
главный редактор

Моя дипломная работа на журфаке МГУ была посвящена блогам и тому, приравняют ли их когда-то к СМИ и вообще насколько этично это делать. Тема появилась совершенно случайно. Изначально я собиралась писать про творчество Василия Шукшина. Но как-то среди ночи моя подруга, с которой мы прожили четыре года в одной комнате в общежитии и, естественно, не могли не выбрать одну кафедру, проснулась и сказала, что мы безумные и не осилим диплом по литературе, поэтому надо срочно менять тему. Над нами сжалился один преподаватель, который хорошо нас знал. Я уже даже не помню, кто придумал и предложил тему блогов. Но нам показалось, что она гораздо легче творчества Шукшина.

Тут нужно отметить, что это был – страшно представить! – 2008 год. И мы тогда еще были очень аналоговыми. Рефераты сдавали на дискетах (помню преподавателя, которому мы все по навету старшекурсников сдавали пустые дискеты, и пару моих однокурсников, попавшихся на этом), кино смотрели на дисках, которые брали в прокат в находившемся практически в подвале журфака киноклубе (помню, как тяжело мне давался Тарковский, Бергман и как я заснула при первом просмотре «Жизни как чуда» Кустурицы, которую потом нежно полюбила; но как меня поразили «Маргаритки»!), книги читали в Ленинке и радовались, если по читательскому билету попадали в тот самый ретро-зал с зелеными лампами. Тогда только-только появились «Одноклассники», а ЖЖ был самой прогрессивной площадкой. Мы – о, Боги! – ходили в интернет-кафе, которое тогда существовало у главного здания МГУ. Там у нас и разгорались нешуточные баталии в ЖЖ. Мы писали посты на волнующие темы и спорили с пеной у рта в комментариях. И делали это с таким азартом, будто играли на миллионы в казино.

Когда я получила свою твердую четверку за диплом, выдохнула и тут же забыла про него, то и предположить не могла, что тема блогов вернется в мою жизнь. «Зачем мы это делаем? Ну что за бред?» – долго не отпускала меня моя беспощадная рефлексия, когда затевали SRSLY. Ведь мы же сами морщимся от этих слов – «блогеры», «трендсеттеры», «инфлюенсеры», бла-бла-бла. Какая-то пошлятина выходит, когда начинаешь рассказывать, о чем мы. И как-то даже стыдно и неловко за себя становится. Но давайте не будем отрицать: блогеры дали нам новый контент, от которого наконец-то не душно. Звезды инстаграма вытеснили глянец, ютуба – затоптали телик. Блогеры начали тянуть теплое одеяло рекламных бюджетов на себя. Трендсеттеры и инфлюенсеры новой формации стали желанными гостями в светской тусовке. Теперь они «как скажут, так и будет».

Дудь нагнул Ютуб, Ивлеева из маникюрши превратилась в телезвезду с ТЭФИ, Горбачёва стала главной актрисой поколения, Монеточка зазвучала из всех утюгов. Это, безусловно, герои нашего времени. Они уже изменили реальность и продолжают это делать. У них влияние в интернете и не только. И не поддаться ему уже не получается. Конечно, можно дальше продолжать болеть нигилизмом и отрицать новый мир. Но это нечестно. Прежде всего по отношению к себе. А мы за честность, за открытые вопросы и ждем таких же ответов от героев. И у нас нет «не наших героев», нет предубеждений, и мы против клише.

Мы намеренно отказались от артемов быстровых и не будем прятаться за псевдонимами. У каждой публикации есть автор, которому вы сможете посмотреть в лицо и туда же высказать все, что думаете о его материале (естественно, аргументированно). Быть абсолютно несогласными с нами не возбраняется. Мы сами в редакции часто спорим друг с другом. Но последнее слово всегда остается за ответственным за раздел. У нас все со своим бэкграундом, позицией, принципами в профессии и взглядами на жизнь.

Когда в редакции предложили каждому написать свой манифест, я прониклась этой идеей. Сразу вспомнились Белинский, Добролюбов, Чернышевский, Белый, Блок, Иванов, Гумилев… Всплыло слово «публицистика». И повеяло той самой нашей наивной аналоговостью, которой теперь уже просто нет. На журфаке мы изучали кодекс профессиональной этики журналиста. Сейчас это понятие кажется атавизмом. Но пусть наши манифесты станут этическим кодексом 2.0.

На втором курсе я прочитала «Поколение П» Пелевина и отчаянно не хотела верить в то, что в журналистике все друг у друга крадут идеи. У меня с тех пор аллергия на «Давайте сделаем как у…» А мы-то тогда зачем, если они уже есть? Поэтому SRSLY – это про дерзкие идеи, честные тексты и – куда ж без них – красивые картинки.

Читайте также
Кино — 17:20, 16 июня 2021
Как снимается филиппинское кино и что его ждет. Интервью с режиссером Брийанте Мендосой
Новости, Новости — 16 июня, 17:20
У Wolf Alice вышел клип на трек Lipstick On The Glass
Новости, Новости — 16 июня, 17:04
Российские художники покажут полный цикл работы над произведениями искусства в проекте Made For: The Frontier Experience
Новости, Новости — 16 июня, 16:51
На Deezer появился первый подкаст в России «Плейлист моей жизни»
Новости, Новости — 16 июня, 15:30
Алина Пязок рассказала об отношении к славе и ссорах в Little Big в интервью Катерине Гордеевой
Новости, Новости — 16 июня, 12:18
Первое свидание с Марьяной Ро и ютьюб-канал отца: Face дал интервью Дмитрию Гордону
Популярная темаПопулярно
Новости, Новости — 16 июня, 11:58
Зои Кравиц дебютирует как режиссер. Она снимет фильм Pussy Island с Ченнингом Татумом в главной роли
Кино — 16 июня, 07:30
Сериалы недели: «Локи», «Содержанки 3», «Бетти», «Срок»
Музыка — 15 июня, 18:42
Новое в музыке за неделю: Doja Cat, Peggy Gou, Lorde и Zivert
Образ жизни — 4 июня, 15:55
Отрицание, гнев, торг, смирение… Когда первый компьютер серьезно подводил — смешные и душещипательные (реальные!) истории
Новости, Новости — 26 мая, 12:11
Накорми свое самолюбие. SRSLY и Zotman запустили свою пиццу
Новости — 24 мая, 19:34
12 дог-френдли-мест Москвы и Санкт-Петербурга
Новости, Новости — 20 мая, 15:26
В GeekBrains открылся факультет коммерческой иллюстрации
Новости, Новости — 15 июня, 18:41
Кроссовки Adidas Superstar можно будет собрать из нового набора Lego
Новости, Новости — 15 июня, 16:52
Ариана Гранде анонсировала выход своего нового аромата God is a woman
Новости, Новости — 15 июня, 15:29
GONE.Fludd выпустит авторский NFT-токен вместе с виртуальной блогершей Сашей Вайнер
Новости, Новости — 15 июня, 12:41
Появились первые фото со съемок ремейка «Русалочки»
Новости, Новости — 15 июня, 12:02
Автопортрет Курта Кобейна продали на аукционе за 281 тысячу долларов
Кино — 15 июня, 09:51
Истории для своих. Борис Барабанов о том, кто есть кто в фильме «Культовые тусовщики» Ника Морана
Новости, Новости — 15 июня, 09:04
Ида Галич придумала идею для сериала. Он выйдет в следующем году и, кажется, на ТВ
Новости, Новости — 14 июня, 20:51
Артур Бабич выпустил видео в формате немого кино. Блогер примерил образ Чарли Чаплина
Новости, Новости — 14 июня, 19:16
Появился трейлер второго сезона сериала «Утреннее шоу»
Все звёзды и инфлюенсеры
Новости, Новости — 14 июня, 16:58
Фаррелл Уильямс и Chanel запустили программу наставничества для предпринимателей
Новости, Новости — 14 июня, 16:41
С 13 по 20 июня в Москве будут штрафовать за использование скамеек и беседок
Новости, Новости — 14 июня, 14:32
Гоша Карцев запустил новое ютьюб-шоу «Если друг — подбери мне лук». В первом выпуске снялся Женя Калинкин
Новости, Новости — 14 июня, 13:18
Оля Шелби рассказала о третьей операции и отношениях с Димой Евтушенко в шоу «Вечерний лайк»
Новости, Новости — 14 июня, 11:56
Одноголосый дубляж и ракушки-побегушки: Алексей Щербаков запустил ютьюб-шоу «Диалоги о животных»
Новости, Новости — 14 июня, 10:32
У Ани Покров и Асии вышел трек «Любовь с картинки»
Новости, Новости — 14 июня, 08:50
Мем Doge продали за 4 млн долларов. Это новый рекорд
Новости, Новости — 13 июня, 17:41
Fenix Team набирает новых участников. Предложить свою кандидатуру может каждый
Новости, Новости — 13 июня, 16:19
Олег Романенко заявил, что точно не вернется в Dream Team House
Ломка
(1 сезон)
Катла
(1 сезон)
Тайное общество мистера Бенедикта
(1 сезон)
Мейр из Исттауна
(2 сезон)
Почему женщины убивают
(2 сезон)
Локи
(1 сезон)
Дивный новый мир
(2 сезон)
Чики
(2 сезон)