Интервью, Музыка — 13 апреля, 10:45

«Киберфолк — это круто». Zventa Sventana комментирует клип «На горе мак»

Текст:
Борис Барабанов
Борис Барабанов
Журналист, продюсер

На днях у группы Zventa Sventana вышел клип на заглавную песню из нового альбома «На горе мак» с Варварой Шмыковой в главной роли. Вот что рассказали о нем SRSLY участники группы Юрий Усачев и Тина Кузнецова

Кто придумал саму концепцию клипа «На горе мак»? Были ли другие варианты? 

Юрий Усачев: Было много разных идей, но я упорно твердил, что хочу идти в сторону 2D-графики 1990-х в стиле группы Technotronic.  

Почему? 

Юрий Усачев: Потому что сегодня я не встречаю подобных клипов, и хорошо было бы использовать культурные наработки предыдущих поколений. В нашем мире многие вещи цикличны. И у нас получился интересный фьюжн видео и аудио. 

А что такое «киберфолк», который вы упоминаете в комментариях к клипу на ютьюбе? 

Юрий Усачев: Вообще, «киберфолк» — прекрасное новое слово, которое дает так много необычных ассоциаций, что за ним можно спрятать фактически любую форму искусства. Надо бы нам за собой эту формулировку закрепить: «Киберфолк — это круто».


Как вы договорились с Варварой Шмыковой о съемках в клипе? Она, вероятно, одна из самых востребованных и загруженных артисток в России сейчас. 

Тина Кузнецова: К моему везению, Варвара — давняя поклонница Zventa Sventana. Когда я ей написала, она уже слушала мою музыку не первый год. Оказывается, в возрасте тринадцати лет Варя попала на наш концерт и с тех пор мечтала с нами поработать. Я дико удивилась, ведь это была эпоха самого первого альбома Zventa Sventana «Страдания». А это вообще сплошной ураган из джаза, фьюжна и world music! Нормальные девочки в этом возрасте слушают Бритни Спирс. (Смеется.) А если серьезно, я до сих пор получаю много респектов за ту пластинку. Она очень непростая, и прошло уже пятнадцать лет с момента ее выхода. Удивительно, что ее так помнят! Значит, мы действительно хорошо поработали в тот период. 

По сути, история с Варей — это такой респект из 2006 года, который долетел до меня вот только сейчас.

Плюс стоит отметить, что у нас много общих друзей, в том числе Ваня Дорн и Ирина Горбачева. Рано или поздно мы бы обязательно познакомились и сделали что-то вместе. У нас похожие ценности, вайб и доля сумасшествия.

Кто ставил танцы для клипа? Было ли сознательное желание уйти от лубочной «фольклорности» в хореографии? 

Тина Кузнецова: Да, это было намеренно. Вообще, творческая и культурная задача Zventa Sventana — это покончить с лубочной фольклористикой. Она не имеет отношения к первоисточнику. Мы хотим снести этот наносной пласт и вернуть внимание аудитории к оригиналу — к аутентичной культуре. В наши дни это очень экзотично и может классно засверкать в медийном пространстве, если все грамотно подать. Танцы ставил хореограф и танцовщик Никита Орлов. Он отпустил свою творческую фантазию, взяв за основу элементы хоровода и народных танцев. Мы хотели, чтобы в движениях чувствовалась некая странность, дикость и трансцендентность языческого танца, но без намека на клише. Так оно и получилось.


В клипе использовано очень много нарядов, причем как «этнических», так и «современных». Кто их отбирал, кто выстраивал всю костюмную концепцию клипа?

Тина Кузнецова: Над луками работала Анна Гусева, именитый художник по костюмам и преподаватель Британской школы дизайна. Она дирижировала командой из семи человек, и даже при таких масштабах понадобился целый месяц. Мы хотели создать ультрамодные, разрывающие сознание костюмы с легким этническим флером. По этой причине можно увидеть много бахромы, вышивки, многослойности. Конечно же, мы сделали акцент на российских дизайнеров. Львиную долю вещей предоставил любимый мною бренд Анастасии Докучаевой. Маску на лице Вари сделала Анастасия Пилепчук, успевшая поработать даже с Grimes. Самым сложным в создании оказался образ хтонической богини (она же Баба-яга). Мы хотели показать, что героиня — это существо огромных, в прямом смысле нечеловеческих размеров. Для этого пришлось сооружать платье длиной чуть ли не три метра. В конце клипа, где я возвышаюсь над Варварой, под сарафаном на самом деле прячется высоченная стремянка. 

Что самое интересное, платье Баба-яги сшила fashion-дизайнер с образованием фольклориста — моя подруга Варвара Зенина! Это абсолютно уникальный человек. Она сначала отучилась в РГГУ на фольклориста, а потом создала свой бренд с духом традиционной русской одежды. Он так и называется — Varvara Zenina. Кстати, именно с ней мы ездили в экспедицию в Белгородскую область, после которой родилась новая аранжировка «Дуняши» с альбома «На горе мак». Словом, над образами работал настоящий полк уникальных профессионалов. Всю команду для нас с любовью собрали продюсеры Таша Деева и Филипп Нестеров из продакшена Headshot. Они организовали все производство, и клип состоялся на этом уровне именно благодаря им. Творческая команда Zventa Sventana очень маленькая — буквально три человека, включая нас с Юрой. Одни мы бы просто не потянули такой проект. 


Что за фестиваль Oniros Film Awards, на котором клип получил награды еще до официального релиза?

Тина Кузнецова: Oniros Film Awards — это международный конкурс IMDb с публичным показом работ. Он проходит раз в месяц, и каждый сезон лучшие видео показывают в Нью-Йорке. А Berlin Music Video Awards, где нас тоже наградили, — одна из самых заметных видеопремий Европы. Мы попали в специальный отбор, так называемый Silver Selection. Это, к слову, тоже заслуга Headshot Production. Ребята делают все, чтобы наш клип увидел весь мир. А это то, чего мы хотим, — рассказать всей планете об аутентичной культуре нашей страны.


Еще больше SRSLY в нашем канале на Яндекс.Дзен
Алина Бавина
главный редактор

Моя дипломная работа на журфаке МГУ была посвящена блогам и тому, приравняют ли их когда-то к СМИ и вообще насколько этично это делать. Тема появилась совершенно случайно. Изначально я собиралась писать про творчество Василия Шукшина. Но как-то среди ночи моя подруга, с которой мы прожили четыре года в одной комнате в общежитии и, естественно, не могли не выбрать одну кафедру, проснулась и сказала, что мы безумные и не осилим диплом по литературе, поэтому надо срочно менять тему. Над нами сжалился один преподаватель, который хорошо нас знал. Я уже даже не помню, кто придумал и предложил тему блогов. Но нам показалось, что она гораздо легче творчества Шукшина.

Тут нужно отметить, что это был – страшно представить! – 2008 год. И мы тогда еще были очень аналоговыми. Рефераты сдавали на дискетах (помню преподавателя, которому мы все по навету старшекурсников сдавали пустые дискеты, и пару моих однокурсников, попавшихся на этом), кино смотрели на дисках, которые брали в прокат в находившемся практически в подвале журфака киноклубе (помню, как тяжело мне давался Тарковский, Бергман и как я заснула при первом просмотре «Жизни как чуда» Кустурицы, которую потом нежно полюбила; но как меня поразили «Маргаритки»!), книги читали в Ленинке и радовались, если по читательскому билету попадали в тот самый ретро-зал с зелеными лампами. Тогда только-только появились «Одноклассники», а ЖЖ был самой прогрессивной площадкой. Мы – о, Боги! – ходили в интернет-кафе, которое тогда существовало у главного здания МГУ. Там у нас и разгорались нешуточные баталии в ЖЖ. Мы писали посты на волнующие темы и спорили с пеной у рта в комментариях. И делали это с таким азартом, будто играли на миллионы в казино.

Когда я получила свою твердую четверку за диплом, выдохнула и тут же забыла про него, то и предположить не могла, что тема блогов вернется в мою жизнь. «Зачем мы это делаем? Ну что за бред?» – долго не отпускала меня моя беспощадная рефлексия, когда затевали SRSLY. Ведь мы же сами морщимся от этих слов – «блогеры», «трендсеттеры», «инфлюенсеры», бла-бла-бла. Какая-то пошлятина выходит, когда начинаешь рассказывать, о чем мы. И как-то даже стыдно и неловко за себя становится. Но давайте не будем отрицать: блогеры дали нам новый контент, от которого наконец-то не душно. Звезды инстаграма вытеснили глянец, ютуба – затоптали телик. Блогеры начали тянуть теплое одеяло рекламных бюджетов на себя. Трендсеттеры и инфлюенсеры новой формации стали желанными гостями в светской тусовке. Теперь они «как скажут, так и будет».

Дудь нагнул Ютуб, Ивлеева из маникюрши превратилась в телезвезду с ТЭФИ, Горбачёва стала главной актрисой поколения, Монеточка зазвучала из всех утюгов. Это, безусловно, герои нашего времени. Они уже изменили реальность и продолжают это делать. У них влияние в интернете и не только. И не поддаться ему уже не получается. Конечно, можно дальше продолжать болеть нигилизмом и отрицать новый мир. Но это нечестно. Прежде всего по отношению к себе. А мы за честность, за открытые вопросы и ждем таких же ответов от героев. И у нас нет «не наших героев», нет предубеждений, и мы против клише.

Мы намеренно отказались от артемов быстровых и не будем прятаться за псевдонимами. У каждой публикации есть автор, которому вы сможете посмотреть в лицо и туда же высказать все, что думаете о его материале (естественно, аргументированно). Быть абсолютно несогласными с нами не возбраняется. Мы сами в редакции часто спорим друг с другом. Но последнее слово всегда остается за ответственным за раздел. У нас все со своим бэкграундом, позицией, принципами в профессии и взглядами на жизнь.

Когда в редакции предложили каждому написать свой манифест, я прониклась этой идеей. Сразу вспомнились Белинский, Добролюбов, Чернышевский, Белый, Блок, Иванов, Гумилев… Всплыло слово «публицистика». И повеяло той самой нашей наивной аналоговостью, которой теперь уже просто нет. На журфаке мы изучали кодекс профессиональной этики журналиста. Сейчас это понятие кажется атавизмом. Но пусть наши манифесты станут этическим кодексом 2.0.

На втором курсе я прочитала «Поколение П» Пелевина и отчаянно не хотела верить в то, что в журналистике все друг у друга крадут идеи. У меня с тех пор аллергия на «Давайте сделаем как у…» А мы-то тогда зачем, если они уже есть? Поэтому SRSLY – это про дерзкие идеи, честные тексты и – куда ж без них – красивые картинки.

Читайте также
Герои — 18:25, 30 июля 2021
Гайды, вебинары и собственный бизнес. Блогеры-миллионники о том, на чем зарабатывают
Образ жизни — 30 июля, 18:25
Дай почитать: обзор «Смерти.net», «Жизни на продажу» и других книг
Кино — 30 июля, 18:15
Бликующий экран: новинки кино в Сети («Свинья», «Улица страха. Часть 2: 1978», «Классическая история ужасов» и другие)
Новости, Новости — 30 июля, 15:29
Братишкин, Бустер и Kyivstoner снялись в сериале об истории российского стриминга
Образ жизни — 30 июля, 14:14
10 видео, которые нужно посмотреть на ютьюбе: потоп, истории на ночь и 365 слоев макияжа
Новости, Новости — 30 июля, 12:25
Кукушкин в перьях и антагонист-Понасенков: вышел клип Cream Soda и Алены Свиридовой «Розовый фламинго»
Герои — 30 июля, 00:04
Приключения, аттракционы, любовь. Интервью с Эмили Блант и Дуэйном Джонсоном
Новости, Новости — 29 июля, 16:56
Премьеру байопика о Мэрилин Монро с Аной де Армас перенесли на 2022 год
Новости, Новости — 29 июля, 16:18
Собственное кафе и ютьюб-хаус в Турции: Катя Конасова дала интервью Пете Плоскову
Герои — 28 июля, 13:57
С чистого холста. Антон Рева, Маша Качарава, Алена Ракова и Сергей Овсейкин о своей формации как художников, визуальном языке и рождении идей
Новости — 26 июля, 18:39
Как бизнес подарил вторую жизнь дореволюционным заводам и мануфактурам? Объясняем на примерах Москвы и Санкт-Петербурга
Новости — 9 июля, 14:03
Современные художники перепридумали «Лукоморье» Пушкина. Смотрите, что получилось
Новости, Новости — 29 июля, 15:41
У Aviasales теперь есть свой подкаст. Там рассказывают о путешествиях в СССР и современной России
Музыка — 29 июля, 00:25
Как мы выжили этим летом. Борис Барабанов о новом EP Земфиры
Новости, Новости — 28 июля, 23:59
Катя Клэп объяснила, почему у нее нет менеджера, в подкасте Сергея Мезенцева
Новости, Новости — 28 июля, 22:20
На съемки шоу «Что было дальше?» теперь можно попасть только при наличии QR-кода
Новости, Новости — 28 июля, 19:56
Лисса Авеми и Саша Стоун обсудили тренд на мужской маникюр в новом выпуске шоу «ДаДа — НетНет»
Новости, Новости — 28 июля, 17:30
«Холостяк» с Джараховым, чужая свадьба и «Я в моменте»: вышла финальная серия «Блогеров и дорог» Насти Ивлеевой
Герои — 28 июля, 17:05
О рыцарских романах, говорящих лисах и пьянках допоздна. Интервью с Дэвидом Лоури и Девом Пателем
Новости, Новости — 28 июля, 16:04
Макс Климток сравнил Dream Team House и Why Not House и объяснил, где ему было лучше
Новости, Новости — 28 июля, 15:27
Аня Покров считает, что в тикток-хаусах сложно жить. Блогерша объяснила почему
Новости, Новости — 28 июля, 12:13
Forbes опубликовал рейтинг самых успешных российских звезд. В него попали Милохин, Прусикин и Slava Marlow
Все звёзды и инфлюенсеры
Новости, Новости — 28 июля, 10:57
Выручка Gucci выросла на 86% во втором квартале 2021-го — до 2,31 млрд евро
Кино — 28 июля, 01:44
Сериалы недели: «Тед Лассо», «Властелины вселенной: Откровение», «Тернер и Хуч» и другие
Новости, Новости — 27 июля, 23:34
Артур Бабич и Хабиб проверили, кто лучше знает мемы, в шоу «Мем-батл»
Новости, Новости — 27 июля, 22:07
Instagram сделает аккаунты пользователей до 16 лет приватными
Образ жизни — 27 июля, 20:44
Департамент правды и кролик-самурай. Обзор лучших комиксов San Diego Comic-Con
Музыка — 27 июля, 15:43
Новое в музыке за неделю: Монатик, James Blake, Сюзанна, Lil Nas X и Глеб Калюжный
Герои — 27 июля, 14:45
Карманный революционер. Борис Барабанов поговорил с Николаем Комягиным из Shortparis
Новости, Новости — 27 июля, 14:25
Джиган выпустил трек «На чиле» по мотивам одноименного мема. На фитах Крид, OG Buda и Soda Luv
Новости, Новости — 27 июля, 13:48
Влад Бумага рассказал о переезде в Москву и съемках в кино в новом выпуске «А4 на детекторе лжи»
Новенький
(2 сезон)
Поколение 56k
(1 сезон)
Молодые монархи
(1 сезон)
Отряд самоубийц 2: Миссия навылет
Белый лотос
(1 сезон)
Перри Мейсон
(2 сезон)
Мне это не нравится
(2 сезон)
7.9
Матрешка
(2 сезон)