Интервью, Герои — 30 апреля 2020, 12:33

«Фильтры, излишняя техничность, эстетство — все это вызывает у меня внутренний протест». Интервью с Тиной Кузнецовой из Zventa Sventana

Zventa Sventana — современный российский коллектив, состоящий из Тины Кузнецовой (солистка, аранжировщица) и экс-участника группы «Гости из будущего», продюсера Юрия Усачева. В своей музыке они сочетают традицию русской народной песни и танцевальную электронику. Мы поговорили с Тиной Кузнецовой о том, как делать качественную музыку вопреки трендам, отсутствию интереса к фолку и каково это — быть «гостем из будущего» в индустрии.

Начну с того, что я ваш фанат и мне лично кажется, что эта музыка заслуживает аудиторию гораздо большую, нежели любители условной «фолк-музыки». 

Я тоже так считаю. Мы вообще не из слоя фолк-музыки. К тому же я не люблю причисления к какому-либо жанру. 

Ваше детство прошло в Казани. Это как-то повлияло на формирование ваших музыкальных вкусов? 

Мое детство и учеба пришлись на мою малую родину, Казань. Первую, крепкую базу я получила именно там. В Татарстане очень хорошее классическое музыкальное образование. Но все, что касается современного музыкального образования, конечно, проседает — мне кажется, это большая проблема всей России. Так что пока есть крепкое классическое, нужно его «хапать». Что касается старинной музыки — в этом Казань не сильна. 

Жаль, ведь казалось бы — тюркская культура, такая самобытная музыкальная традиция. 

Когда я бываю в других странах, я очень люблю поискать что-нибудь аутентичное. Смотрю местные каналы, в том числе документальные, музыкальные. Всегда прочесываю локальные радиостанции.

 

А где были самые яркие открытия? 

Азия. Ближний Восток. Там всегда что-то интересное попадается. Недавно мне пришлось переслушать много албанского фольклора, для меня это было большое открытие. Сумасшедшая традиция, музыкальные лады, просто потрясающе! Где-то это крепко сидит и осталось — это замечательно, а где-то, как говорится, «что имеем, не храним»… 

Потерявши, плачем. 

Да. А может, и нет. Мне кажется, Россия вот вообще не плачет. 

Ну вы вот хотя бы частично восстанавливаете эту историческую несправедливость. 

Я очень переживаю за то, что Россия, как и многие другие страны, стала безликой, вторичной. Это большая проблема российского шоу-бизнеса. 

А то, как Украина с этим справляется, вам нравится? 

У Украины есть очень хорошая негласная установка. 

На свое. 

Да, как она была пятьдесят, сто лет назад, так и осталась. Установка на самоидентификацию. Они тщательно оберегают все, что у них есть, — все эти косоворотки, сало и так далее. 

Ну, я про музыку говорю. 

В музыке то же самое. В видеоряде клипов, в частности. Есть негласная установка — давайте подтягивать все прогрессивное, креативное, все национальное и будем это делать с большим вкусом. Нашей стране этого не хватает. 

Наверное, у нас все ждут директивы сверху. А в Украине есть, например, Алина Паш, которая решила сделать родное Закарпатье great again. 

Это и есть настоящий фольклор, ведь фольклор должен обязательно жить. Это прямое настоящее. Если это что-то музейное, покрытое пылью, никому неинтересно. Традиция должна быть живой. Я считаю, что это трагедия, когда у нас садятся и начинают по капле выжимать из себя трек. «Про что сделать трек? Для какой аудитории?» — это точно не про музыку. Главное понятие в сонграйтинге — референс: как у кого, примерно как у кого. Музыка идет не от сердца, а как будто под копирку. 

Но зато «редко, но метко» появляются такие проекты, как ваш. 

Наш проект давно уже есть, просто когда-то он прекращал существовать. Сейчас мы — как и тогда, десять лет назад, — опережаем время. Первый альбом до сих пор актуален в своей нише world music. Он не был записан на острие какой-то моды или тенденции. Так и сейчас мы опережаем потребности, хотя не делаем чего-то сверхъестественного. У нас простая задача — сделать максимально хорошо. 

А как вы обычно работаете над треком? 

У нас (с Юрием Усачевым) разделен процесс. Обычно я отбираю музыку, переслушиваю колоссальное количество материала. Я работаю первично с формой и с рамками. Короче говоря, приношу ему слова, музыку, настроение. Дальше мы можем по форме как-то двигать ее, а Юра уже доводит это до конечного результата. В этом смысле я, может быть, иногда даже слишком расслаблена, потому что привыкла, что Юра на острие саунда, знаний, что он плохо не сделает. Я вот, например, ленюсь осваивать Ableton. 

 

Я видела, что он работает в трех интерфейсах сразу. Waveforum снимал про него сюжет. 

Да, я вообще создаю музыку в Logic, он потом переносит все это в Ableton, а сводит в Pro Tools, потому что Ableton сжирает звук. Там хорошо креативить, но сводить лучше в других программах. 

А расскажите, пожалуйста, про новый альбом, который скоро выйдет. Он отличается от предыдущего в плане саунда? 

Он опять же идет вперед. Я не могу сказать, как он именно концептуально отличается от предыдущего — там очень разные песни. Вообще, мы не ориентируемся на тренды, а просто делаем, что хотим. Понимаете, произошел колоссальный разрыв, за последние 100 лет народная песня была предана забвению. Люди считают, что это асексуально, немодно, что это что-то такое анахроничное. 

Да, просто официальный патриотизм, спонсируемый государством, у нас слабо связан с настоящей традицией. 

Для меня вообще патриотизм — это любовь к деятелям искусства своей страны. Интересно, что настоящее понимание этого приходит с возрастом. То есть не когда ты видишь все эти березки на вклейке школьного учебника, а сейчас. Когда я смотрю на «Грачи прилетели» Саврасова, для меня это такая любовь! Удивительно, что он рисовал эту раннюю отвратительную слякоть и видел в этом зарождающееся пробуждение. Это гениальное предчувствие, но школьник в этом, конечно, ничего, кроме отвращения, не увидит. Я недавно узнала, что Саврасов написал эту картину после того, как он потерял новорожденного ребенка. То есть для него это была еще и личная надежда на что-то новое. 

В общем, патриотизм — это любовь к искусству, к нашей потрясающей культуре, к тем людям, которые, несмотря на внешние проблемы, проецировали безумный креатив, создавший колоссальный резонанс во всем мире. Я безумно горда, что мы дали миру русский авангард. Или вспомнить короткую, но ярчайшую эпоху в виде Дягилевских сезонов и того мощного театрального тренда, который пришел из нашей страны. 

А вот когда вы совершали поездки по деревням, вы почувствовали там этот «русский дух»? 

В носителях деревенской культуры этот дух есть, особенно в пожилых женщинах, старых крестьянках. Мы уже, конечно, не те и той жизни, которую они прожили и продолжают жить, не сдюжим. Это все чувствуется и через музыку: старинная обрядовая песня — мощная по энергии, по своему заряду, она над бытом, над физическим комфортом. А еще люди там не врут. Говорят все как на духу. Это удивительно, конечно. 


А какие-то европейские фестивали вас приглашали в этом году? Sziget, например. 

Вы знаете, с этим все сложнее. Пока мы не можем прорвать эту платину. 

В каком плане сложнее? Промоутеры не заинтересованы? 

Я не знаю, в чем причина, потому что Tallinn Fest, например, на нашу заявку ответил отказом. 

Что-то подсказывает, что дело не в качестве вашего материала, а в каких-то других причинах. 

Вот это однозначно. Мне безумно хочется исполнять новые песни, но я никогда не форсирую творческий процесс. Работа с музыкальным материалом — это тонкое дело. Лучше мы будем работать медленнее, но качественнее, а не сделать тяп-ляп и скрепить яичком. Я считаю, что наш проект уникален. На самом деле, я, когда слушаю и смотрю ролики каких-то отечественных андеграундных проектов, понимаю, какая это была великая эпоха. Для меня это совершенно очевидно, но для всего мира пока в новинку. Я имею в виду то, что делали «Звуки Му», что делал Владимир Чекасин, что делали музыканты 1970-1980-х. 

А вы росли на этой музыке?

Нет, я ее уже не застала. 

Но и угар конца 1980-1990-х, слава богу, прошел мимо вас. 

Меня это не коснулось. Когда я была на каких-то школьных елках, для меня это все было каким-то сюром. 

В смысле сам ритуал? 

Ну да, все эти дискотеки. Я много раз рассказывала, что у нас дома не было культа телевизора. Мои родители люто ненавидели совок, поэтому это автоматически не заливалось в наши уши. 

… и сердца.

Да-да. Но при этом мне никто ничего никогда не запрещал. Я не обижена на них за то, что мне запрещали слушать популярную музыку. 

Вы признаны главным музыкантом 2019 года по версии MTV Россия. Эти награды как-то вам помогают, кстати? 

Это было очень приятно! Для меня это, конечно, была неожиданность. А в чем они могут помочь? Я не очень понимаю. 

Ну, это паблисити. 

Я не хочу показаться пессимистичной, но, когда я прочла рецензии о нашем первом альбоме, они меня удивили. Я поняла, что люди настолько не утруждают себя каким-то осведомлением и усилием для адекватного понимания музыки… Везде я видела сравнения в духе «славянский рейв», «славянский хаус».  


Вас сложно и не нужно категоризировать, но журналист фактически вынужден упрощать, чтобы выполнить свою просветительскую функцию. 

Да, и все-таки я против клише. 

Скажите, а есть у российских музыкантов возможность привлечь к себе столько же внимания, сколько, например, есть у украинских? У ONUKA, Джамалы, Dakha Brakha. 

Как сказала в одном из интервью дизайнер Мария Джанкой, которая живет в Нью-Йорке, — она сделала очень интересную коллекцию A la russe, коллаборацию с Puma — в Америке принято смотреть в себя, а мы смотрим на них. Пока это не изменится, никто не будет нами интересоваться. 

Но я говорю не за весь цех, а конкретно про вас. Вы же не смотрите «на них» — ONUKA, Dakha Brakha?

Я бы себя отделила от вышеперечисленных артистов. Потому что для меня народная песня — не средство, а суть. А у нее очень дозированные, очень аккуратные вкрапления. То есть вот буквально пару секунд прозвучит сопилка в треке, и уже достаточно. 

То есть для них это часть саунд-дизайна, а для вас — суть. 

Я не слышала у нее ни одной народной песни от начала до конца. Для меня это слишком холодно. А народная песня — это, наоборот, сама жизнь, что-то кипящее, бурлящее. Мне нравится, когда все по-трушному. А какие-то фильтры, излишняя техничность, эстетство — это вызывает у меня внутренний протест. 

А будете снимать клипы на треки из нового альбома? 

Конечно. Но конкретных идей пока нет. Мы даже еще не решили, на какую песню будем снимать клип, хотя я считаю, что каждая песня Zventa Sventana заслуживает картинки, потому что это всегда буйство образов. 

А вы любите делать новые аранжировки на старые песни? 

Да, и это приходит всегда органически, с переосмыслением песни. А еще мы решили, что все-таки будем делать студийные записи концертных песен, которые давно поем, но пока не записали. Они этого заслуживают. 


Еще больше SRSLY в нашем канале на Яндекс.Дзен
Фото: из личного архива Zventa Sventana
Алина Бавина
главный редактор

Моя дипломная работа на журфаке МГУ была посвящена блогам и тому, приравняют ли их когда-то к СМИ и вообще насколько этично это делать. Тема появилась совершенно случайно. Изначально я собиралась писать про творчество Василия Шукшина. Но как-то среди ночи моя подруга, с которой мы прожили четыре года в одной комнате в общежитии и, естественно, не могли не выбрать одну кафедру, проснулась и сказала, что мы безумные и не осилим диплом по литературе, поэтому надо срочно менять тему. Над нами сжалился один преподаватель, который хорошо нас знал. Я уже даже не помню, кто придумал и предложил тему блогов. Но нам показалось, что она гораздо легче творчества Шукшина.

Тут нужно отметить, что это был – страшно представить! – 2008 год. И мы тогда еще были очень аналоговыми. Рефераты сдавали на дискетах (помню преподавателя, которому мы все по навету старшекурсников сдавали пустые дискеты, и пару моих однокурсников, попавшихся на этом), кино смотрели на дисках, которые брали в прокат в находившемся практически в подвале журфака киноклубе (помню, как тяжело мне давался Тарковский, Бергман и как я заснула при первом просмотре «Жизни как чуда» Кустурицы, которую потом нежно полюбила; но как меня поразили «Маргаритки»!), книги читали в Ленинке и радовались, если по читательскому билету попадали в тот самый ретро-зал с зелеными лампами. Тогда только-только появились «Одноклассники», а ЖЖ был самой прогрессивной площадкой. Мы – о, Боги! – ходили в интернет-кафе, которое тогда существовало у главного здания МГУ. Там у нас и разгорались нешуточные баталии в ЖЖ. Мы писали посты на волнующие темы и спорили с пеной у рта в комментариях. И делали это с таким азартом, будто играли на миллионы в казино.

Когда я получила свою твердую четверку за диплом, выдохнула и тут же забыла про него, то и предположить не могла, что тема блогов вернется в мою жизнь. «Зачем мы это делаем? Ну что за бред?» – долго не отпускала меня моя беспощадная рефлексия, когда затевали SRSLY. Ведь мы же сами морщимся от этих слов – «блогеры», «трендсеттеры», «инфлюенсеры», бла-бла-бла. Какая-то пошлятина выходит, когда начинаешь рассказывать, о чем мы. И как-то даже стыдно и неловко за себя становится. Но давайте не будем отрицать: блогеры дали нам новый контент, от которого наконец-то не душно. Звезды инстаграма вытеснили глянец, ютуба – затоптали телик. Блогеры начали тянуть теплое одеяло рекламных бюджетов на себя. Трендсеттеры и инфлюенсеры новой формации стали желанными гостями в светской тусовке. Теперь они «как скажут, так и будет».

Дудь нагнул Ютуб, Ивлеева из маникюрши превратилась в телезвезду с ТЭФИ, Горбачёва стала главной актрисой поколения, Монеточка зазвучала из всех утюгов. Это, безусловно, герои нашего времени. Они уже изменили реальность и продолжают это делать. У них влияние в интернете и не только. И не поддаться ему уже не получается. Конечно, можно дальше продолжать болеть нигилизмом и отрицать новый мир. Но это нечестно. Прежде всего по отношению к себе. А мы за честность, за открытые вопросы и ждем таких же ответов от героев. И у нас нет «не наших героев», нет предубеждений, и мы против клише.

Мы намеренно отказались от артемов быстровых и не будем прятаться за псевдонимами. У каждой публикации есть автор, которому вы сможете посмотреть в лицо и туда же высказать все, что думаете о его материале (естественно, аргументированно). Быть абсолютно несогласными с нами не возбраняется. Мы сами в редакции часто спорим друг с другом. Но последнее слово всегда остается за ответственным за раздел. У нас все со своим бэкграундом, позицией, принципами в профессии и взглядами на жизнь.

Когда в редакции предложили каждому написать свой манифест, я прониклась этой идеей. Сразу вспомнились Белинский, Добролюбов, Чернышевский, Белый, Блок, Иванов, Гумилев… Всплыло слово «публицистика». И повеяло той самой нашей наивной аналоговостью, которой теперь уже просто нет. На журфаке мы изучали кодекс профессиональной этики журналиста. Сейчас это понятие кажется атавизмом. Но пусть наши манифесты станут этическим кодексом 2.0.

На втором курсе я прочитала «Поколение П» Пелевина и отчаянно не хотела верить в то, что в журналистике все друг у друга крадут идеи. У меня с тех пор аллергия на «Давайте сделаем как у…» А мы-то тогда зачем, если они уже есть? Поэтому SRSLY – это про дерзкие идеи, честные тексты и – куда ж без них – красивые картинки.

В этом материале:
Музыкант, Певец
Тина
Кузнецова
Читайте также
Кино — 12:18, 16 июня 2021
Сериалы недели: «Локи», «Содержанки 3», «Бетти», «Срок»
Новости, Новости — 16 июня, 12:18
Первое свидание с Марьяной Ро и ютьюб-канал отца: Face дал интервью Дмитрию Гордону
Новости, Новости — 16 июня, 11:58
Зои Кравиц дебютирует как режиссер. Она снимет фильм Pussy Island с Ченнингом Татумом в главной роли
Кино — 16 июня, 08:36
Как снимается филиппинское кино и что его ждет. Интервью с режиссером Брийанте Мендосой
Музыка — 15 июня, 18:42
Новое в музыке за неделю: Doja Cat, Peggy Gou, Lorde и Zivert
Новости, Новости — 15 июня, 18:41
Кроссовки Adidas Superstar можно будет собрать из нового набора Lego
Популярная темаПопулярно
Новости, Новости — 15 июня, 16:52
Ариана Гранде анонсировала выход своего нового аромата God is a woman
Новости, Новости — 15 июня, 15:29
GONE.Fludd выпустит авторский NFT-токен вместе с виртуальной блогершей Сашей Вайнер
Новости, Новости — 15 июня, 12:41
Появились первые фото со съемок ремейка «Русалочки»
Образ жизни — 4 июня, 15:55
Отрицание, гнев, торг, смирение… Когда первый компьютер серьезно подводил — смешные и душещипательные (реальные!) истории
Новости, Новости — 26 мая, 12:11
Накорми свое самолюбие. SRSLY и Zotman запустили свою пиццу
Новости — 24 мая, 19:34
12 дог-френдли-мест Москвы и Санкт-Петербурга
Новости, Новости — 20 мая, 15:26
В GeekBrains открылся факультет коммерческой иллюстрации
Новости, Новости — 15 июня, 12:02
Автопортрет Курта Кобейна продали на аукционе за 281 тысячу долларов
Кино — 15 июня, 09:51
Истории для своих. Борис Барабанов о том, кто есть кто в фильме «Культовые тусовщики» Ника Морана
Новости, Новости — 15 июня, 09:04
Ида Галич придумала идею для сериала. Он выйдет в следующем году и, кажется, на ТВ
Новости, Новости — 14 июня, 20:51
Артур Бабич выпустил видео в формате немого кино. Блогер примерил образ Чарли Чаплина
Новости, Новости — 14 июня, 19:16
Появился трейлер второго сезона сериала «Утреннее шоу»
Новости, Новости — 14 июня, 16:58
Фаррелл Уильямс и Chanel запустили программу наставничества для предпринимателей
Новости, Новости — 14 июня, 16:41
С 13 по 20 июня в Москве будут штрафовать за использование скамеек и беседок
Новости, Новости — 14 июня, 14:32
Гоша Карцев запустил новое ютьюб-шоу «Если друг — подбери мне лук». В первом выпуске снялся Женя Калинкин
Новости, Новости — 14 июня, 13:18
Оля Шелби рассказала о третьей операции и отношениях с Димой Евтушенко в шоу «Вечерний лайк»
Все звёзды и инфлюенсеры
Новости, Новости — 14 июня, 11:56
Одноголосый дубляж и ракушки-побегушки: Алексей Щербаков запустил ютьюб-шоу «Диалоги о животных»
Новости, Новости — 14 июня, 10:32
У Ани Покров и Асии вышел трек «Любовь с картинки»
Новости, Новости — 14 июня, 08:50
Мем Doge продали за 4 млн долларов. Это новый рекорд
Новости, Новости — 13 июня, 17:41
Fenix Team набирает новых участников. Предложить свою кандидатуру может каждый
Новости, Новости — 13 июня, 16:19
Олег Романенко заявил, что точно не вернется в Dream Team House
Новости, Новости — 13 июня, 11:15
Группа Lovanda выпустила клип на песню «Изи» из ЕР «Тепло»
Новости, Новости — 12 июня, 20:14
Милена Чижова, Ира Ваймер, Арина Тарчуткина и Халберы рассказали стыдные истории в шоу «Стенка»
Новости, Новости — 12 июня, 15:32
Шипы, цепи и «медведь Ильича»: как выглядит коллаб Crocs и Little Big
Новости, Новости — 12 июня, 10:01
К Musica36 присоединился рэпер Smoke Bush. Вместе с qurt он выпустил трек «Не братан»
Ломка
(1 сезон)
Катла
(1 сезон)
Тайное общество мистера Бенедикта
(1 сезон)
Мейр из Исттауна
(2 сезон)
Почему женщины убивают
(2 сезон)
Локи
(1 сезон)
Дивный новый мир
(2 сезон)
Чики
(2 сезон)