Интервью, Герои — 23 марта, 22:20

Как попасть в западный глянец при помощи русских кокошников. Интервью с модельером Натальей Андреевой

Коллекция кокошников Натальи Андреевой Macbeth произвела фурор на петербургской Неделе моды, а фотосессия, где эти головные уборы красуются на моделях-мужчинах, попала в европейские и американские издания. Наталья рассказала SRSLY, как при минимальных ресурсах произвести фэшн-сенсацию.

Как родилась идея коллекции кокошников?

Идея коллекции родилась в процессе пандемии. Нужно было как-то зарабатывать, а бюджета не было. Просто возникла мысль, что я хочу сделать что-то эпатажное, яркое, неординарное — фэшн-стилизацию из того доступного, что есть на рынке. И я придумала некий апгрейд кокошников.

В съемке приняли участие модели-мужчины. Это дань трендам на андрогинность, гендерную небинарность?

Нет, такой задачи не стояло. Фотосессия с парнями в кокошниках была сделана для привлечения внимания. Это начинающий бренд, и передо мной стояла задача сразу выйти на мировой рынок и заинтересовать иностранную публику. Поэтому я специально сделала интернациональную съемку: участвовали модели из Китая, Испании, Африки, Перу и России. Многие из них вообще не говорят по-русски — в этом, конечно, была сложность, иногда даже приходилось общаться жестами. Но мы справились.

Фото: Виктор Березкин
Фото: Виктор Березкин

Ты представила коллекцию в Санкт-Петербурге на Неделе моды?

Да. В этом тоже заключалась большая сложность, потому что меня пригласили и заявили в программе, а коллекция еще не была до конца готова. Я ее стала шить буквально за 2,5 месяца до показа, четыре кокошника пришлось выкинуть, они не получились. Процесс производства очень сложный. Мастеров на основной пошив я искала по всей стране: в Казани, Вологде, Калининграде, Комсомольске-на-Амуре. Некоторые люди брались за работу и не справлялись. Cамое сложное — это сделать каркас, чтобы вся конструкция держалась. Хотелось изготовить большие кокошники — 70 на 70 см. Но больше всего я боялась, что на подиуме один из них упадет — это был бы позор. Пришлось в процессе уменьшить их до 50 см, однако свою эстетику они не потеряли.

Какие СМИ поддержали тебя?

Несколько петербургских редакций: телеканал «78», издание «Мой район»… но я же хотела показать коллекцию на международной арене. Так как никогда не работала с глянцем, приходилось просто вручную искать в интернете почты редакций. У меня был изначальный план попасть в Vogue, и я отправила фотосессию во все редакции Vogue каждой страны, но ответа не пришло.


Тогда я узнала от бывшего сотрудника Harper’s Bazaar, какие еще есть востребованные издания. Она дала мне список — и я разослала фотосессию по нему. К моей радости, ответили два: Scorpio Jin и KALTBLUT. Они сказали что съемка крутая, им подходит. Scorpio Jin опубликовали фотосессию в печатной версии и в инстаграме, что очень приятно, а KALTBLUT разместили на своем сайте и в соцсетях.

Что их зацепило?

KALTBLUT — действительно уважаемый немецкий журнал, и знакомые фотографы мне сказали: «Наташа, круто, что они тебя опубликовали — туда не всех берут». Это издание работает с фотографами из разных уголков мира и очень трепетно относится к визуальной части. У меня на съемке было три фотографа, я отправила в KALTBLUT три разных варианта фотосессии: первые два они отмели и только один опубликовали.

Фото: Виктор Березкин
Фото: Виктор Березкин

Ты раньше работала на «Москве 24» и «России 24». Как трансформировалась из журналиста в кутюрье?

Это произошло еще задолго до журналистики. В шестнадцать лет я поступила в модельное агентство в Санкт-Петербурге, но участвовала в небольшом количестве показов. Меня не брали на кастингах, хотя я высокая и худая. Просто из-за профессиональных занятий горнолыжным спортом ягодицы довольно-таки округлые, накачанные, что не совсем подходит для большого подиума. (Смеется.) Я очень расстраивалась поначалу, но в восемнадцать лет поняла, что так дело не пойдет: надо делать свои показы. И спустя три года сделала свой первый городской показ в Санкт-Петербурге, он назывался «Дефиле в зоопарке». Я подсмотрела идею в Японии (полгода до этого жила в Токио) и решила сделать показ в зоопарке. Нашла строительную компанию, они по бартеру установили подиум, потому что я сказала, что это будет большой городской благотворительный проект, цель которого — помощь животным. Подключила Комитет по культуре и администрацию Петроградского района, согласовала мероприятие. Они дали добро и сделали рассылку по СМИ. Российских дизайнеров я тогда привлекла с «Дефиле на Неве» — громкой Недели моды 2009 года.

Фото: Виктор Березкин
Фото: Виктор Березкин

Даже СМИ Израиля писали о моем проекте: на подиум вышли модели с животными: с белой козочкой, дикобразом, лисой, петухом, пони, кроликами, змеями… Цель была собрать деньги в помощь Ленинградскому зоопарку, потому что он тогда был закрыт на ремонт, посетители не приходили и животные практически голодали. С Yota и ПTV мы сделали прямую трансляцию в общественном транспорте — в итоге пришло 2500 зрителей. Билет на показ стоил 350 рублей, и все деньги я отдала зоопарку.

После этого мне даже предложили избираться в депутаты Смольного округа. Конечно, много было ошибок, косяков, которые я сейчас бы не допустила. Но с того момента я стала работать с российскими дизайнерами (самый кайф, что теперь мне никто не делал замечаний о моей фигуре), набирала моделей сама, обучала их ходить по подиуму, режиссировала показы. Выгнать меня уже никто не мог, ведь это мой проект. Потом я уехала в Москву, окунулась с головой в журналистику и сейчас, по прошествии десяти лет, обратилась к тем дизайнерам, с которыми уже работала на показе в зоопарке — Олегу Кондратьеву, Екатерине Смолиной, Владиславу Аксенову, — чтобы сделать коллаборацию. У меня ведь только кокошники, не могу же я выпустить голых моделей.

Тебе не хватало фэшна в репортерской работе?

Так получается, что фэшн — лейтмотив всей моей жизни. Когда я приезжала в редакцию телеканала после съемки, то слышала недовольные замечания: «Вырезайте Андреевой ноги! Это новости, почему сапоги-радуга в кадре?» Я выезжала на интервью к отцу Жанны Фриске в розовом сноубордическом комбинезоне, он смеялся и говорил, что у него такой же, только белый. На этой волне я и получала расположение звезд и эксклюзив. На государственном новостном канале так не одевался ни один корреспондент или продюсер. 

Канал пытается преподнести себя москвичам как своего в доску, старается быть ярким, но непонятно, чем тогда им мешали мои облегающие джинсы с бабочкой в Госдуме и кофта с мишками в Администрации президента. Я же неоднократно слышала: «Андреева, почему ты в этих сапогах пришла? Телезрители будут не сюжет смотреть, вникая в проблематику, а на твои ноги, и думать, где ты купила сапоги».   

Фото: Виктор Березкин
Фото: Виктор Березкин

Какая у тебя экономическая модель и когда ты выйдешь на точку безубыточности?

Я выйду в плюс, когда начнется продажа кокошников, ориентир — на Азию и Европу. В Токио у меня остались связи, и им интересно. Блогеры в тиктоке, артисты в клипах тоже используют головные уборы — кокошники можно приспособить абсолютно под любую историю. Я в процессе, это не так быстро.

Это дорогое удовольствие?

В зависимости от заказчика, модели изделия и материалов. У меня есть кокошники, одна только себестоимость которых составляет 100 тысяч рублей из-за ручной работы, вышивки. А есть модели и по шесть тысяч — за счет того, что часть материала на клею. Сейчас мне интереснее сдавать их в аренду: клиенту — доступная трата, а мне — узнаваемость. Но я не хочу уходить в дешевые кокошники, по большей части ориентируюсь на премиум-сегмент. В качестве примера приведу Agnieszka Osipa, которую я считаю своим конкурентом, но она опытнее, уже больше пяти лет на рынке. У нее похожее на мое видение использования этих головных уборов, правда, с уклоном в готику. В ее кокошнике снималась Леди Гага. Только Агнешка далеко, а я-то здесь. В Москве и Петербурге все можно примерить! Я считаю, что одеть звезд вплоть до Анджелины Джоли, — не проблема. Если они увидят и им понравится, мы сошьем под них конкретную модель. И это будет победа.


Еще больше SRSLY в нашем канале на Яндекс.Дзен
Фото: Виктор Березкин
Алина Бавина
главный редактор

Моя дипломная работа на журфаке МГУ была посвящена блогам и тому, приравняют ли их когда-то к СМИ и вообще насколько этично это делать. Тема появилась совершенно случайно. Изначально я собиралась писать про творчество Василия Шукшина. Но как-то среди ночи моя подруга, с которой мы прожили четыре года в одной комнате в общежитии и, естественно, не могли не выбрать одну кафедру, проснулась и сказала, что мы безумные и не осилим диплом по литературе, поэтому надо срочно менять тему. Над нами сжалился один преподаватель, который хорошо нас знал. Я уже даже не помню, кто придумал и предложил тему блогов. Но нам показалось, что она гораздо легче творчества Шукшина.

Тут нужно отметить, что это был – страшно представить! – 2008 год. И мы тогда еще были очень аналоговыми. Рефераты сдавали на дискетах (помню преподавателя, которому мы все по навету старшекурсников сдавали пустые дискеты, и пару моих однокурсников, попавшихся на этом), кино смотрели на дисках, которые брали в прокат в находившемся практически в подвале журфака киноклубе (помню, как тяжело мне давался Тарковский, Бергман и как я заснула при первом просмотре «Жизни как чуда» Кустурицы, которую потом нежно полюбила; но как меня поразили «Маргаритки»!), книги читали в Ленинке и радовались, если по читательскому билету попадали в тот самый ретро-зал с зелеными лампами. Тогда только-только появились «Одноклассники», а ЖЖ был самой прогрессивной площадкой. Мы – о, Боги! – ходили в интернет-кафе, которое тогда существовало у главного здания МГУ. Там у нас и разгорались нешуточные баталии в ЖЖ. Мы писали посты на волнующие темы и спорили с пеной у рта в комментариях. И делали это с таким азартом, будто играли на миллионы в казино.

Когда я получила свою твердую четверку за диплом, выдохнула и тут же забыла про него, то и предположить не могла, что тема блогов вернется в мою жизнь. «Зачем мы это делаем? Ну что за бред?» – долго не отпускала меня моя беспощадная рефлексия, когда затевали SRSLY. Ведь мы же сами морщимся от этих слов – «блогеры», «трендсеттеры», «инфлюенсеры», бла-бла-бла. Какая-то пошлятина выходит, когда начинаешь рассказывать, о чем мы. И как-то даже стыдно и неловко за себя становится. Но давайте не будем отрицать: блогеры дали нам новый контент, от которого наконец-то не душно. Звезды инстаграма вытеснили глянец, ютуба – затоптали телик. Блогеры начали тянуть теплое одеяло рекламных бюджетов на себя. Трендсеттеры и инфлюенсеры новой формации стали желанными гостями в светской тусовке. Теперь они «как скажут, так и будет».

Дудь нагнул Ютуб, Ивлеева из маникюрши превратилась в телезвезду с ТЭФИ, Горбачёва стала главной актрисой поколения, Монеточка зазвучала из всех утюгов. Это, безусловно, герои нашего времени. Они уже изменили реальность и продолжают это делать. У них влияние в интернете и не только. И не поддаться ему уже не получается. Конечно, можно дальше продолжать болеть нигилизмом и отрицать новый мир. Но это нечестно. Прежде всего по отношению к себе. А мы за честность, за открытые вопросы и ждем таких же ответов от героев. И у нас нет «не наших героев», нет предубеждений, и мы против клише.

Мы намеренно отказались от артемов быстровых и не будем прятаться за псевдонимами. У каждой публикации есть автор, которому вы сможете посмотреть в лицо и туда же высказать все, что думаете о его материале (естественно, аргументированно). Быть абсолютно несогласными с нами не возбраняется. Мы сами в редакции часто спорим друг с другом. Но последнее слово всегда остается за ответственным за раздел. У нас все со своим бэкграундом, позицией, принципами в профессии и взглядами на жизнь.

Когда в редакции предложили каждому написать свой манифест, я прониклась этой идеей. Сразу вспомнились Белинский, Добролюбов, Чернышевский, Белый, Блок, Иванов, Гумилев… Всплыло слово «публицистика». И повеяло той самой нашей наивной аналоговостью, которой теперь уже просто нет. На журфаке мы изучали кодекс профессиональной этики журналиста. Сейчас это понятие кажется атавизмом. Но пусть наши манифесты станут этическим кодексом 2.0.

На втором курсе я прочитала «Поколение П» Пелевина и отчаянно не хотела верить в то, что в журналистике все друг у друга крадут идеи. У меня с тех пор аллергия на «Давайте сделаем как у…» А мы-то тогда зачем, если они уже есть? Поэтому SRSLY – это про дерзкие идеи, честные тексты и – куда ж без них – красивые картинки.

Читайте также
Герои — 18:25, 30 июля 2021
Гайды, вебинары и собственный бизнес. Блогеры-миллионники о том, на чем зарабатывают
Образ жизни — 30 июля, 18:25
Дай почитать: обзор «Смерти.net», «Жизни на продажу» и других книг
Кино — 30 июля, 18:15
Бликующий экран: новинки кино в Сети («Свинья», «Улица страха. Часть 2: 1978», «Классическая история ужасов» и другие)
Новости, Новости — 30 июля, 15:29
Братишкин, Бустер и Kyivstoner снялись в сериале об истории российского стриминга
Образ жизни — 30 июля, 14:14
10 видео, которые нужно посмотреть на ютьюбе: потоп, истории на ночь и 365 слоев макияжа
Новости, Новости — 30 июля, 12:25
Кукушкин в перьях и антагонист-Понасенков: вышел клип Cream Soda и Алены Свиридовой «Розовый фламинго»
Герои — 30 июля, 00:04
Приключения, аттракционы, любовь. Интервью с Эмили Блант и Дуэйном Джонсоном
Новости, Новости — 29 июля, 16:56
Премьеру байопика о Мэрилин Монро с Аной де Армас перенесли на 2022 год
Новости, Новости — 29 июля, 16:18
Собственное кафе и ютьюб-хаус в Турции: Катя Конасова дала интервью Пете Плоскову
Герои — 28 июля, 13:57
С чистого холста. Антон Рева, Маша Качарава, Алена Ракова и Сергей Овсейкин о своей формации как художников, визуальном языке и рождении идей
Новости — 26 июля, 18:39
Как бизнес подарил вторую жизнь дореволюционным заводам и мануфактурам? Объясняем на примерах Москвы и Санкт-Петербурга
Новости — 9 июля, 14:03
Современные художники перепридумали «Лукоморье» Пушкина. Смотрите, что получилось
Новости, Новости — 29 июля, 15:41
У Aviasales теперь есть свой подкаст. Там рассказывают о путешествиях в СССР и современной России
Музыка — 29 июля, 00:25
Как мы выжили этим летом. Борис Барабанов о новом EP Земфиры
Новости, Новости — 28 июля, 23:59
Катя Клэп объяснила, почему у нее нет менеджера, в подкасте Сергея Мезенцева
Новости, Новости — 28 июля, 22:20
На съемки шоу «Что было дальше?» теперь можно попасть только при наличии QR-кода
Новости, Новости — 28 июля, 19:56
Лисса Авеми и Саша Стоун обсудили тренд на мужской маникюр в новом выпуске шоу «ДаДа — НетНет»
Новости, Новости — 28 июля, 17:30
«Холостяк» с Джараховым, чужая свадьба и «Я в моменте»: вышла финальная серия «Блогеров и дорог» Насти Ивлеевой
Герои — 28 июля, 17:05
О рыцарских романах, говорящих лисах и пьянках допоздна. Интервью с Дэвидом Лоури и Девом Пателем
Новости, Новости — 28 июля, 16:04
Макс Климток сравнил Dream Team House и Why Not House и объяснил, где ему было лучше
Новости, Новости — 28 июля, 15:27
Аня Покров считает, что в тикток-хаусах сложно жить. Блогерша объяснила почему
Новости, Новости — 28 июля, 12:13
Forbes опубликовал рейтинг самых успешных российских звезд. В него попали Милохин, Прусикин и Slava Marlow
Все звёзды и инфлюенсеры
Новости, Новости — 28 июля, 10:57
Выручка Gucci выросла на 86% во втором квартале 2021-го — до 2,31 млрд евро
Кино — 28 июля, 01:44
Сериалы недели: «Тед Лассо», «Властелины вселенной: Откровение», «Тернер и Хуч» и другие
Новости, Новости — 27 июля, 23:34
Артур Бабич и Хабиб проверили, кто лучше знает мемы, в шоу «Мем-батл»
Новости, Новости — 27 июля, 22:07
Instagram сделает аккаунты пользователей до 16 лет приватными
Образ жизни — 27 июля, 20:44
Департамент правды и кролик-самурай. Обзор лучших комиксов San Diego Comic-Con
Музыка — 27 июля, 15:43
Новое в музыке за неделю: Монатик, James Blake, Сюзанна, Lil Nas X и Глеб Калюжный
Герои — 27 июля, 14:45
Карманный революционер. Борис Барабанов поговорил с Николаем Комягиным из Shortparis
Новости, Новости — 27 июля, 14:25
Джиган выпустил трек «На чиле» по мотивам одноименного мема. На фитах Крид, OG Buda и Soda Luv
Новости, Новости — 27 июля, 13:48
Влад Бумага рассказал о переезде в Москву и съемках в кино в новом выпуске «А4 на детекторе лжи»
Новенький
(2 сезон)
Поколение 56k
(1 сезон)
Молодые монархи
(1 сезон)
Отряд самоубийц 2: Миссия навылет
Белый лотос
(1 сезон)
Перри Мейсон
(2 сезон)
Мне это не нравится
(2 сезон)
7.9
Матрешка
(2 сезон)