Интервью, Герои — 12 декабря 2020, 14:46

«Нужно просто принять дислексию как особенность». Интервью с тревел-блогером Натальей Османн

Каждую осень в России, как и во всем мире, проходят недели осведомленности о дислексии. Их проводит Ассоциация родителей детей с дислексией. По просьбе ассоциации Наталья Османн впервые рассказала SRSLY о cвоем опыте жизни с этой особенностью.

Как вы обнаружили, что у вас особенные отношения с письменной речью?

Мне очень сложно было читать, в результате чего у меня развилась сильная психологическая травма. Я хорошо училась, но в некоторых предметах мне приходилось прилагать в десять раз больше усилий, чем обычным детям.

Как это проявлялось?

В начальной школе, когда я смотрела на текст, просто не видела его и читала что-то абсолютно другое, мне говорили: «Наташа, будь внимательна». Порой доходило до грубости. А я очень внимательный человек, поэтому не понимала, что мне нужно сделать. Еще у меня были проблемы со всеми шипящими звуками: я их не слышу и не вижу — и это невозможно заучить. К счастью, во время учебы в пятом классе мне попался квалифицированный специалист, сказавший моим родителям: «С Наташей все в порядке, у нее просто дислексия, это особенность ребенка».

Об этом важно говорить. Ребенку необходимо знать, что он не какой-то ненормальный человек.


Я безмерно счастлива, что сейчас это стало попадать в информационное поле. Уже повзрослев, узнала, что у многих гениев — от Эйнштейна до Спилберга — тоже была дислексия. Эти люди всю жизнь боролись, доказывали, что это никак не связано с их дееспособностью. Я тоже долго боролась. Ведь моя судьба сложилась так, что я пошла в профессию, которая мне была максимально противопоказана: журналистика. В ней я работала с 14 лет. А что такое журналистика? Это письмо. А если мы говорим о тележурналистике, то разговор на камеру.

Уже с девятого класса я стала прорабатывать эту проблему — в первую очередь ее эмоциональный аспект, потому что необходимость прочитать суфлер новостей или банальную подводку вызывала у меня паническую атаку. Еще меня учили читать задом наперед каждое слово.   

Ваш личный опыт свидетельствует о том, что интеллектуальный труд помогает при дислексии?

Это все очень индивидуально. Лет пять назад со мной случилась интересная история. Я согласилась поддержать какой-то благотворительный проект: нужно было прийти и прочитать сказки. Подготовилась дома, абсолютно уверенная пришла на место съемок, а мне говорят: «Забыли вам сказать: вас еще будут снимать». И тут что-то пошло не так. Я опять словила тот детский триггер страха, но как-то собралась и очень хорошо все прочитала. Даже внутри себя подумала: «Ну все, Наташа, ты переборола свои детские травмы, какая ты молодец!» Потом мне говорят: «У нас ошибся звукооператор. Все это время не записывался звук, вам еще раз нужно прочитать». И мой внутренний настрой сбился, я стала читать по два предложения и заикаться, у меня случилась паника. Вывод такой: как только мне пришла в голову мысль, что я молодец, королева мира, вселенная мне щелкнула по носу. А второе — нужно просто принять дислексию как особенность. То, что я много лет работаю с камерой и пишу книги, мне очень помогло изменить ситуацию, но это конкретно мой случай.

Сейчас я легко и спокойно готова об этом рассказывать. Да, это неловкость, но не болезнь, просто нужно знать свои особенности и уметь с ними работать. Нет ничего невозможного. Все реально — это вопрос только личного стремления. Я против позиции обиды на весь мир или на обстоятельства. Неправильно думать: «Я такой и не хочу с этим ничего делать».

Очевидно, что не только сами люди, у которых есть дислексия, но и те, кто с ними работает, должны научиться по-другому к этому относиться?

К счастью, сейчас есть фонды, которые просвещают массы в вопросах дислексии. Но все равно, к сожалению, информационная неготовность общества налицо. Дислексию нужно диагностировать еще тогда, когда ребенок ходит в детский сад, чтобы не мучать его. В школе к этим детям должно быть немножко другое отношение, и оценки должны ставить с учетом их особенностей. 

Может быть, таким детям нужно больше времени для тех или иных заданий — например, для диктанта?

Понимаете, с одной стороны, я против того, чтобы поощрять позицию «мне все должны, обращайтесь ко мне по-другому». С другой, конечно, к детям с дисклексией нужно относиться более внимательно. И я считаю, что наша страна уже может позволить себе индивидуальный подход к воспитанию и обучению.

Сейчас еще популярны аудиокниги. Может ли человек, который испытывает сложности с чтением, с их помощью развивать свою слуховую память?

Абсолютно. Раньше для прочтения книги мне требовалось очень много времени. Сегодня у меня всегда играют несколько аудиокниг, которые позволяют за короткий срок освоить нужные знания. Это правда очень помогает, но не значит, что я отказалась от обычного чтения.

Отводится ли в борьбе с дислексией важная роль близким, семье?

Это замечательный вопрос: крайне важно, чтобы домашние, родители, друзья или муж в нужный момент давали ощущение комфорта. Я никогда не чувствую стресса от одиночества, потому что знаю: муж (Мурад Османн. — Прим. SRSLY) меня всегда поддержит. А в детстве мама мне объясняла, что это абсолютно нормально, и благодаря ей у меня не выработался комплекс. Поддержка семьи крайне важна в любой проблеме, не только связанной с дислексией.

Жизнь должна быть творчески насыщенной?

Безусловно. Но есть еще страх, который вырабатывает дислексия. Кто-то из великих говорил: «Пока не посмотришь страху в глаза, то будешь от него зависим». Комики-интеллектуалы всегда смеются в первую очередь над собой, над своими изъянами и слабостями. То есть, сделав из своих слабостей «фишку», кто-то решит проблему.

Какие сейчас у вас самые актуальные проекты?

В проекте FollowMeTo появились разные направления. Так, у нас есть большой продакшен, в который мы набираем молодых режиссеров и операторов. Они делают очень прикольные диджитал-проекты и в том числе и весь наш контент. Это проектный контент, не только фоточки в инстаграме. Есть отдельный проект Nataly Osmann — мы много чего запускаем под этим брендом: например, сейчас выходит уже третья книга.

Еще я открываю в Москве студию под названием «Ашрам». Это такое место силы, где человек может перезагрузиться, прокачать свое тело такими методами, как йога, цигун, массажи, гвозди, сауна, ароматерапия, медитация — я собрала всех моих учителей вместе. В «Ашраме» появится большой научный лекторий, где будут выступать эксперты со всего мира. Мы уже есть в онлайне, а открытие офлайн-студии совсем скоро.

Ашрам — понятие ведической культуры. Она вам особенно близка?

Это никак не связанно с определенной религией, у нас мультирелигиозная семья: я изначально православная, Мурад — мусульманин. Как путешественники и люди мира, мы открыты ко всему. Наши интересы лежат не в области религии, а в области культурных кодов: с этим связана в принципе вся наша профессия. В путешествиях я общаюсь с абсолютно разными людьми, это не может не завораживать и не оставлять внутри нас след.

Вы упомянули, что у вас готовится книга. Расскажете?

Это уже третья моя книга. Первую я издавала в Нью-Йорке на английском языке пять лет назад — coffee table book с картинками о наших путешествиях и минимальным количеством текста. Вторую мы выпустили здесь: там было очень много историй из каждой страны с фотографиями. А года полтора назад ко мне обратился редактор со словами: «Та книга круто разошлась, давай сделаем продолжение». На это я сказала, что мне не очень интересно делать то же самое, лучше сделать немного другое. Новая книга будет, понятно, о путешествиях, но это скорее гид: каждое место я показывала через наши фотографии и везде представляла какого-то жителя или человека, которого там встретила, а он уже давал свой маршрут. Это очень разные люди: где-то знаменитый, где-то просто обычный человек. Я убрала социальные оценки, потому они не имеют значения.

Сейчас осознанность важнее, чем социальный статус? Кричащая роскошь выходит из моды?

Да, и я безмерно этому радуюсь. Шестнадцать лет назад начала заниматься йогой и медитациями, живя в провинциальном городе, и обрывки информации об обыкновенном холотропном дыхании тогда передавали из рук в руки на распечатанных листочках.

Постепенно, из поколения в поколение, я думаю, во всех сферы, включая моду, придет осознанность. Есть же классная теория, почему Моисей 40 лет водил народ в пустыне, пока не остались лишь молодые, не знавшие рабства. Новое поколение уже живет в другом мире, в открытых границах, и я верю, что у России очень большой потенциал, особенно у молодежи.

 

Алина Бавина
главный редактор

Моя дипломная работа на журфаке МГУ была посвящена блогам и тому, приравняют ли их когда-то к СМИ и вообще насколько этично это делать. Тема появилась совершенно случайно. Изначально я собиралась писать про творчество Василия Шукшина. Но как-то среди ночи моя подруга, с которой мы прожили четыре года в одной комнате в общежитии и, естественно, не могли не выбрать одну кафедру, проснулась и сказала, что мы безумные и не осилим диплом по литературе, поэтому надо срочно менять тему. Над нами сжалился один преподаватель, который хорошо нас знал. Я уже даже не помню, кто придумал и предложил тему блогов. Но нам показалось, что она гораздо легче творчества Шукшина.

Тут нужно отметить, что это был – страшно представить! – 2008 год. И мы тогда еще были очень аналоговыми. Рефераты сдавали на дискетах (помню преподавателя, которому мы все по навету старшекурсников сдавали пустые дискеты, и пару моих однокурсников, попавшихся на этом), кино смотрели на дисках, которые брали в прокат в находившемся практически в подвале журфака киноклубе (помню, как тяжело мне давался Тарковский, Бергман и как я заснула при первом просмотре «Жизни как чуда» Кустурицы, которую потом нежно полюбила; но как меня поразили «Маргаритки»!), книги читали в Ленинке и радовались, если по читательскому билету попадали в тот самый ретро-зал с зелеными лампами. Тогда только-только появились «Одноклассники», а ЖЖ был самой прогрессивной площадкой. Мы – о, Боги! – ходили в интернет-кафе, которое тогда существовало у главного здания МГУ. Там у нас и разгорались нешуточные баталии в ЖЖ. Мы писали посты на волнующие темы и спорили с пеной у рта в комментариях. И делали это с таким азартом, будто играли на миллионы в казино.

Когда я получила свою твердую четверку за диплом, выдохнула и тут же забыла про него, то и предположить не могла, что тема блогов вернется в мою жизнь. «Зачем мы это делаем? Ну что за бред?» – долго не отпускала меня моя беспощадная рефлексия, когда затевали SRSLY. Ведь мы же сами морщимся от этих слов – «блогеры», «трендсеттеры», «инфлюенсеры», бла-бла-бла. Какая-то пошлятина выходит, когда начинаешь рассказывать, о чем мы. И как-то даже стыдно и неловко за себя становится. Но давайте не будем отрицать: блогеры дали нам новый контент, от которого наконец-то не душно. Звезды инстаграма вытеснили глянец, ютуба – затоптали телик. Блогеры начали тянуть теплое одеяло рекламных бюджетов на себя. Трендсеттеры и инфлюенсеры новой формации стали желанными гостями в светской тусовке. Теперь они «как скажут, так и будет».

Дудь нагнул Ютуб, Ивлеева из маникюрши превратилась в телезвезду с ТЭФИ, Горбачёва стала главной актрисой поколения, Монеточка зазвучала из всех утюгов. Это, безусловно, герои нашего времени. Они уже изменили реальность и продолжают это делать. У них влияние в интернете и не только. И не поддаться ему уже не получается. Конечно, можно дальше продолжать болеть нигилизмом и отрицать новый мир. Но это нечестно. Прежде всего по отношению к себе. А мы за честность, за открытые вопросы и ждем таких же ответов от героев. И у нас нет «не наших героев», нет предубеждений, и мы против клише.

Мы намеренно отказались от артемов быстровых и не будем прятаться за псевдонимами. У каждой публикации есть автор, которому вы сможете посмотреть в лицо и туда же высказать все, что думаете о его материале (естественно, аргументированно). Быть абсолютно несогласными с нами не возбраняется. Мы сами в редакции часто спорим друг с другом. Но последнее слово всегда остается за ответственным за раздел. У нас все со своим бэкграундом, позицией, принципами в профессии и взглядами на жизнь.

Когда в редакции предложили каждому написать свой манифест, я прониклась этой идеей. Сразу вспомнились Белинский, Добролюбов, Чернышевский, Белый, Блок, Иванов, Гумилев… Всплыло слово «публицистика». И повеяло той самой нашей наивной аналоговостью, которой теперь уже просто нет. На журфаке мы изучали кодекс профессиональной этики журналиста. Сейчас это понятие кажется атавизмом. Но пусть наши манифесты станут этическим кодексом 2.0.

На втором курсе я прочитала «Поколение П» Пелевина и отчаянно не хотела верить в то, что в журналистике все друг у друга крадут идеи. У меня с тех пор аллергия на «Давайте сделаем как у…» А мы-то тогда зачем, если они уже есть? Поэтому SRSLY – это про дерзкие идеи, честные тексты и – куда ж без них – красивые картинки.

В этом материале:
Блогер
Наталья
Османн
Читайте также
Музыка — 13:15, 26 февраля 2021
Волшебные забрала. Борис Барабанов о тайне и мечте Daft Punk
Новости, Новости — 26 февраля, 13:15
Ариан Романовский назначен главредом журнала Tatler
Новости, Новости — 26 февраля, 12:49
Самая милая вакансия: в Москве ищут специалиста по подсчету котиков
Новости, Новости — 26 февраля, 12:24
Норвежский электронный дуэт Smerz выпустил дебютный альбом Believe
Что делать, если ты не знаешь, что делать? Рассказываем, как найти работу мечты
Новости, Новости — 26 февраля, 09:57
Земфира выпустила альбом «Бордерлайн»
Популярная темаПопулярно
Новости, Новости — 25 февраля, 20:05
Pixar и Disney показали первый тизер мультфильма «Лука»
Бизнес — 25 февраля, 17:11
Падали и поднимались. Рейтинг блогеров SRSLY за месяц
Новости, Новости — 25 февраля, 14:08
Александр Гудков разбудил фанатку и сходил на занятие по аквааэробике в ютьюб-шоу «Утренняя звезда»
Новости, Новости — 17 февраля, 12:36
Водители такси появились в Tinder и дарят промокоды на поездки
Новости, Новости — 9 февраля, 14:23
Фэшн-фотограф Джон Ранкин протестировал камеру Galaxy S21 Ultra
Новости, Новости — 5 февраля, 12:56
Итс э мэтч: в России начались продажи новых флагманов Samsung
Новости, Новости — 25 февраля, 13:20
У Оли Шелби вышел тикток-бэнгер «Ля какая»
Новости, Новости — 25 февраля, 09:45
Коллекцию винтажной одежды Maison Margiela продадут на аукционе
Новости, Новости — 24 февраля, 23:32
Билли Айлиш проведет лайв-концерт в честь выхода документалки «Билли Айлиш: слегка размытый мир»
Кино — 24 февраля, 19:38
Божья земля. Гид по фестивалю «Из Венеции в Москву»
Новости, Новости — 24 февраля, 17:39
50 Cent спродюсирует для Netflix сериал о себе самом
Герои — 24 февраля, 16:02
О Харви Вайнштейне, современном Голливуде и буме стримингов. Интервью с продюсером Джеком Лечнером
Новости, Новости — 24 февраля, 11:21
WWD и Parsons запускают онлайн-курс. Он посвящен модному бизнесу
Новости, Новости — 24 февраля, 10:34
Аргентинский дизайнер продал коллекцию цифровой мебели за 450 тысяч долларов
Новости, Новости — 24 февраля, 08:56
GONE.Fludd рассказал в подкасте Джарахова о творческом кризисе и значении слова «чуитс»
Кино — 23 февраля, 18:40
Сотри меня обратно. Рецензия на фильм «Необратимость. Полная Инверсия»
Все звёзды и инфлюенсеры
Новости, Новости — 23 февраля, 11:58
Владелец TikTok основал игровую компанию Nuverse Games
Образ жизни — 23 февраля, 10:57
Милохин и Шип, молодой Филч и снег как пармезан. Новенькое в тиктоке
Новости, Новости — 23 февраля, 10:27
Новое место в Москве: ресторан Maze на Триумфальной площади
Новости, Новости — 23 февраля, 00:07
Эрика Кикнадзе снялась в кампании Jacquemus
Новости, Новости — 22 февраля, 21:14
Прототип кроссовок Louis Vuitton I (Red) от Вирджила Абло выставили на аукцион
Новости, Новости — 22 февраля, 19:22
Daft Punk распались
Новости, Новости — 22 февраля, 18:51
Tyler, The Creator написал песню для рекламы Coca-Cola
Музыка — 22 февраля, 15:12
Новое в музыке за неделю: Slava Marlow, Mahalia, GONE.Fludd и Alfie Templeman
Новости, Новости — 22 февраля, 13:55
HBO показал тизер главных премьер 2021-го
Это грех
(1 сезон)
6.1
Черная молния
(4 сезон)
7.6
Люпен
(1 сезон)
Кларисса
(1 сезон)
Никто
Пацаны
(3 сезон)
Хэппи-энд
(1 сезон)
Джетлаг
(1 сезон)