Интервью, Музыка — 6 декабря 2020, 12:12

Скандинавская меланхолия в разгар рейва. Интервью с норвежским электронным дуэтом Smerz

Хенриетт Мотцфельдт и Катарина Штольтенберг, вместе образующие норвежский дуэт Smerz, делают экспериментальную, зачастую DIY-музыку, которую можно одновременно слушать в одиночестве в своей комнате и включать на самых диких андеграундных вечеринках. Мы поговорили со Smerz о предстоящем дебютном альбоме, их собственном уникальном жанре и исполнении песен на двух языках.

Как вы познакомились и когда родился Smerz?

Хенриетт: Мы познакомились еще в школе, когда никто из нас не занимался музыкой. Затем переехали в Данию и вместе пошли в музыкальное училище. После этого уже начали пробовать себя в электронном направлении.

Вы жили в Норвегии, Дании и какое-то время в США. Как думаете, такой разброс стран и культур как-то повлиял на ваш музыкальный стиль?

Катарина: Думаю, на нашей музыке сильно сказался в первую очередь переезд из Норвегии в Данию. Вообще, все зависело от людей: мы ездили по разным странам, проводили концерты, знакомились с другими исполнителями — все это и сформировало наш стиль.

Вот вы говорите, что знакомились с другими исполнителями. Кто из музыкантов вас вдохновляет? 

Х: Скорее всего, весь массив прослушанной музыки так или иначе сказывается на нашем звучании — здесь вряд ли можно выделить какое-то ограниченное количество человек.


Вы все делаете вместе или у вас есть какие-то определенные роли? Например, одна пишет музыку, другая — текст.

К: У нас нет никаких ролей. Все зависит от настроения, мы всегда переключаемся между делами. Делать всего по чуть-чуть, в общем-то, полезно. Например, я могу начать что-то писать, затем передать Хенриетт, и она внесет в работу что-то свое. 

Как бы вы сами описали стиль собственной музыки?

К: Мы берем что-то отовсюду, используем разные инструменты и стили, вдохновляемся многими жанрами, которые в конечном итоге становятся частью нашего проекта. По сути, у нас нет определенного жанра. Но, может, это и есть жанр!

А какую музыку вы слушаете сами?

К: Как раз сейчас слушала одну клевую песню. Это была All That Matters Джастина Бибера. Еще сейчас часто залипаю на треки одной итальянской певицы, которую мне посоветовал режиссер наших клипов Бенджамин Баррон. 

Х: Мне нравится переслушивать латышского музыканта Ингуса Баушкениекса (Ingus Baušķenieks) — он не так давно выпустил новый альбом, который очень запал мне в душу.

В 2021 году у вас выйдет дебютный альбом Believer. Как бы вы описали его звучание?

К: Мы очень сильно ждем этот релиз! Если честно, вообще не знаю, как его описать. Мне кажется, это надо спрашивать уже у людей, которые его слышали.

Я уже послушал ваш альбом и…

К: О, вот ты его нам и опиши!

Скажу так: никогда ничего подобного не слышал. Мне кажется, что он сильно отличается от ваших предыдущих работ. Например, Believer уже не кажется таким DIY, в отличие от ЕР. Вы сами ощутили эволюцию своей музыки?

Х: Так забавно: ты сказал, что он менее DIY, но над продакшеном наших предыдущих релизов мы работали гораздо более тщательно.

К: В Believer мы очень сильно поработали над вокалом.

Х: Это правда, но я говорю именно про сам продакшен… Мне кажется, в Believer мы просто накидали все подряд, если честно.


Believer чем-то повторяет ритм ваших предыдущих ЕР. Например, сначала идет тихая и меланхоличная песня, а сразу после — шумная и дерзкая. Складывается впечатление, что в своих песнях вы рассказываете сразу несколько историй одновременно.

К: Если честно, такой концепт не планировался, но, думаю, Believer отражает наши контрастные взгляды и предпочтения в музыке. Мы решили запечатлеть на альбоме сразу все эмоции одновременно, поэтому он и получился таким разношерстным.

Х: Если говорить о сюжете альбома, то мне больше кажется, что там прослеживается одна история, просто запечатленная в разных настроениях. Но каждый, конечно, увидит в Believer свое.

В вашем альбоме есть несколько песен на норвежском языке. Почему вы решили сделать Believer двуязычным?

К: Это было скорее не решение, а цель — сделать наш альбом открытым более широкому кругу людей. К тому же под какие-то мотивы подходил больше английский, а под какие-то — норвежский. Все, опять же, зависит от настроения.

Х: В какой-то степени мы обе билингвы. Конечно, чаще всего разговариваем на норвежском, но порой в разговорах проскальзывают английские слова. Поэтому в каком-то смысле для нас было важно сделать Believer именно двуязычным. 

К: Меня удивляет, насколько сильно норвежский и английский языки отличаются друг от друга.

Х: И все же когда начинаешь миксовать разные языки, то начинаешь находить ассоциации. И еще понимаешь, что в какой-то ситуации один язык сможет лучше передать твои чувства, нежели другой.


У вас очень мистические и завораживающие ролики. Как вам приходят в голову все эти идеи?

К: Над всеми роликами мы работаем с Хенриетт вдвоем, но нам также помогают наши друзья Брур и Бенджамин. Мы очень любим формат трейлеров, поэтому решили записать один и для нашего будущего альбома. Понимаешь, трейлер дает ощущение, что впереди тебя ждет эпичная и очень драматическая история. После того, как он был снят, мы вчетвером будто оказались на одной волне — и решили продолжить делать другие видео в смежных стилях. 

Можете объяснить, что вообще происходит в клипе на I don’t talk about that much? Как вам удалось соединить народные танцы с электронной музыкой и эстетикой «Догвилля»?

К: Мы просто сняли и все объединили, а удался ли клип вообще — этого мы не знаем! (Смеются.)

В трейлере вашего альбома Believer вы как будто попали в какую-то сказку. Стоит ли нам ждать больше клипов, которые будут разворачиваться в этой же вселенной? 

К: Мы подготовили целую историю, но пока рассказывать не будем — это все нужно увидеть самому!


Фото: предоставлено пресс-службой
Алина Бавина
главный редактор

Моя дипломная работа на журфаке МГУ была посвящена блогам и тому, приравняют ли их когда-то к СМИ и вообще насколько этично это делать. Тема появилась совершенно случайно. Изначально я собиралась писать про творчество Василия Шукшина. Но как-то среди ночи моя подруга, с которой мы прожили четыре года в одной комнате в общежитии и, естественно, не могли не выбрать одну кафедру, проснулась и сказала, что мы безумные и не осилим диплом по литературе, поэтому надо срочно менять тему. Над нами сжалился один преподаватель, который хорошо нас знал. Я уже даже не помню, кто придумал и предложил тему блогов. Но нам показалось, что она гораздо легче творчества Шукшина.

Тут нужно отметить, что это был – страшно представить! – 2008 год. И мы тогда еще были очень аналоговыми. Рефераты сдавали на дискетах (помню преподавателя, которому мы все по навету старшекурсников сдавали пустые дискеты, и пару моих однокурсников, попавшихся на этом), кино смотрели на дисках, которые брали в прокат в находившемся практически в подвале журфака киноклубе (помню, как тяжело мне давался Тарковский, Бергман и как я заснула при первом просмотре «Жизни как чуда» Кустурицы, которую потом нежно полюбила; но как меня поразили «Маргаритки»!), книги читали в Ленинке и радовались, если по читательскому билету попадали в тот самый ретро-зал с зелеными лампами. Тогда только-только появились «Одноклассники», а ЖЖ был самой прогрессивной площадкой. Мы – о, Боги! – ходили в интернет-кафе, которое тогда существовало у главного здания МГУ. Там у нас и разгорались нешуточные баталии в ЖЖ. Мы писали посты на волнующие темы и спорили с пеной у рта в комментариях. И делали это с таким азартом, будто играли на миллионы в казино.

Когда я получила свою твердую четверку за диплом, выдохнула и тут же забыла про него, то и предположить не могла, что тема блогов вернется в мою жизнь. «Зачем мы это делаем? Ну что за бред?» – долго не отпускала меня моя беспощадная рефлексия, когда затевали SRSLY. Ведь мы же сами морщимся от этих слов – «блогеры», «трендсеттеры», «инфлюенсеры», бла-бла-бла. Какая-то пошлятина выходит, когда начинаешь рассказывать, о чем мы. И как-то даже стыдно и неловко за себя становится. Но давайте не будем отрицать: блогеры дали нам новый контент, от которого наконец-то не душно. Звезды инстаграма вытеснили глянец, ютуба – затоптали телик. Блогеры начали тянуть теплое одеяло рекламных бюджетов на себя. Трендсеттеры и инфлюенсеры новой формации стали желанными гостями в светской тусовке. Теперь они «как скажут, так и будет».

Дудь нагнул Ютуб, Ивлеева из маникюрши превратилась в телезвезду с ТЭФИ, Горбачёва стала главной актрисой поколения, Монеточка зазвучала из всех утюгов. Это, безусловно, герои нашего времени. Они уже изменили реальность и продолжают это делать. У них влияние в интернете и не только. И не поддаться ему уже не получается. Конечно, можно дальше продолжать болеть нигилизмом и отрицать новый мир. Но это нечестно. Прежде всего по отношению к себе. А мы за честность, за открытые вопросы и ждем таких же ответов от героев. И у нас нет «не наших героев», нет предубеждений, и мы против клише.

Мы намеренно отказались от артемов быстровых и не будем прятаться за псевдонимами. У каждой публикации есть автор, которому вы сможете посмотреть в лицо и туда же высказать все, что думаете о его материале (естественно, аргументированно). Быть абсолютно несогласными с нами не возбраняется. Мы сами в редакции часто спорим друг с другом. Но последнее слово всегда остается за ответственным за раздел. У нас все со своим бэкграундом, позицией, принципами в профессии и взглядами на жизнь.

Когда в редакции предложили каждому написать свой манифест, я прониклась этой идеей. Сразу вспомнились Белинский, Добролюбов, Чернышевский, Белый, Блок, Иванов, Гумилев… Всплыло слово «публицистика». И повеяло той самой нашей наивной аналоговостью, которой теперь уже просто нет. На журфаке мы изучали кодекс профессиональной этики журналиста. Сейчас это понятие кажется атавизмом. Но пусть наши манифесты станут этическим кодексом 2.0.

На втором курсе я прочитала «Поколение П» Пелевина и отчаянно не хотела верить в то, что в журналистике все друг у друга крадут идеи. У меня с тех пор аллергия на «Давайте сделаем как у…» А мы-то тогда зачем, если они уже есть? Поэтому SRSLY – это про дерзкие идеи, честные тексты и – куда ж без них – красивые картинки.

Читайте также
Музыка — 08:43, 3 марта 2021
Построк в своем отечестве. Борис Барабанов о группе Mogwai, покорившей британский альбомный чарт
Новости, Новости — 3 марта, 08:43
Фанатка «Гарри Поттера» обнаружила, что в одном эпизоде Гарри, Рона и Гермиону сыграли дублеры
Образ жизни — 2 марта, 19:57
«Трибунала больше нет». Рецензия на спектакль Микиты Ильинчика «Благоволительницы»
Кино — 2 марта, 16:45
Сериалы недели: «Супермен и Лоис», «Аллен против Фэрроу», «Мы, дети станции Зоо», «Джинни и Джорджия»
Что делать, если ты не знаешь, что делать? Рассказываем, как найти работу мечты
Новости, Новости — 2 марта, 14:58
У Adidas и Томми Кэша коллаборация. Они выпустили лимитированные кроссовки Superstar
Новости, Новости — 2 марта, 13:24
У Темы Пименова вышло первое видео на ютьюб-канале. Это влог из Дубая
Новости, Новости — 2 марта, 11:43
У тиктокерши Ника Leytink вышел трек «Шипучка»
Музыка — 2 марта, 01:31
Новое в музыке за неделю: Земфира, Balthazar, FACE, Post Malone и Obladaet
Новости, Новости — 17 февраля, 12:36
Водители такси появились в Tinder и дарят промокоды на поездки
Новости, Новости — 9 февраля, 14:23
Фэшн-фотограф Джон Ранкин протестировал камеру Galaxy S21 Ultra
Новости, Новости — 5 февраля, 12:56
Итс э мэтч: в России начались продажи новых флагманов Samsung
Новости, Новости — 1 марта, 18:48
У «Антиглянца» второй сезон подкаста. В первом выпуске — визажист Андрей Шилков
Образ жизни — 1 марта, 17:27
Магуайр и квиддич, коты на Марсе и зеленая Инстасамка. Самые странные новости февраля
Новости, Новости — 1 марта, 16:53
Мишель Кеннелли окончательно ушла из XO Team
Новости, Новости — 1 марта, 14:37
Клип на трек Милохина и Баскова «Дико тусим» набрал 50 млн просмотров на ютьюбе
Новости, Новости — 1 марта, 13:12
Ира Смелая в «Осторожно, Собчак!»: о разводе с Прусикиным, депрессии и возвращении в рэп
Новости, Новости — 1 марта, 12:18
У «Бара в большом городе» новый формат, в котором создатели отвечают на вопросы зрителей
Новости, Новости — 1 марта, 08:51
SpaceX построила прототип лифта Starship Moon для спуска на поверхность Луны
Кино — 1 марта, 00:53
«Золотой глобус»: Денис Виленкин пророчит победителей
Новости, Новости — 28 февраля, 15:23
В тиктоке появился клон Тома Круза. Спасибо дипфейку за это
Новости, Новости — 28 февраля, 10:19
Warner Bros готовит перезапуск «Супермена»
Все звёзды и инфлюенсеры
Новости, Новости — 27 февраля, 20:50
Элджей записал трек Wunder King для игры Free Fire
Новости, Новости — 27 февраля, 10:29
Олег Тиньков вернулся на ютьюб спустя два года. Он продолжит выпускать шоу «Бизнес-секреты»
Музыка — 26 февраля, 19:53
Из чего сделан «Бордерлайн». Борис Барабанов о седьмом альбоме Земфиры
Образ жизни — 26 февраля, 19:34
10 видео, которые нужно посмотреть на ютьюбе: Mirèle, Поляринов и Daft Punk
Новости, Новости — 26 февраля, 17:41
Тимур Сорокин и Карина Кросс сняли тикток-сериал. Он подозрительно напоминает «Бумажный дом»
Новости, Новости — 26 февраля, 16:18
В Clubhouse прошел эфир с Акселем Мансуром — тем парнем, который изображен на иконке приложения
Новости, Новости — 26 февраля, 15:12
Bosco di Ciliegi станет первым стратегическим партнером Farfetch в России
Новости, Новости — 26 февраля, 13:53
У «Вечернего Урганта» вышел альбом с треками из новогоднего выпуска Ciao 2020
Новости, Новости — 26 февраля, 13:15
Ариан Романовский назначен главредом журнала Tatler
Это грех
(1 сезон)
Кларисса
(1 сезон)
Никто
Пацаны
(3 сезон)
Хэппи-энд
(1 сезон)
Джетлаг
(1 сезон)
Сокол и Зимний Солдат
(1 сезон)
7.9
Грейс & Фрэнки
(1 сезон)