Интервью, Герои — 13 сентября, 11:00

«Всегда был свободным, хоть в 80-е меня за это и били». Интервью с экспертом моды Владиславом Лисовцом

Текст:
Ольга Родина,
редактор спецпроектов
Владислав Лисовец ходил с крашеными волосами и сережкой в ухе еще в советское время — тогда внешний вид будущего известного стилиста считался скорее вызовом, его называли «прозападным». 

Сегодня Влад Лисовец — один из самых популярных экспертов моды в России, теле- и радиоведущий, владелец арт-пространства LISObon и сети салонов красоты CONTORA. С Владиславом мы поговорили о моде вне гендера, проблемах со стилем в России, секонд-хендах и фэшн-блогерах.
Влад, сейчас много говорят о моде вне гендера. Как вы к ней относитесь? 

Мода без пола очень практична. Одну вещь может носить и парень, и девушка — это удобно и экономично, если они находятся в паре. Однако в России этот подход практически не используется. У нас довольно своеобразное представление о красоте и моде, и такой тренд чаще вызывает осуждение, чем принятие. А вообще, с модой у нас дела не очень. 



Почему? 

Проблемы идут от примитивного мышления, внутренней несвободы и от того, что основная часть людей не путешествует: они живут в своем пространстве, не выходят за его пределы и, соответственно, не готовы воспринимать что-то новое. Мы, скажем так, скованные и тяжело движемся, а мода — это то, что помогает идти вперед и дает возможность меняться, выглядеть не как все. Быть особенным у нас, опять же, не принято: испокон веков русскому народу внушали, что выделяться — плохо. Тут идет наложение разных факторов — эмоционального, исторического, культурного. Плюс не будем забывать, что Россия расположена в Восточной Европе и Северной Азии: по своим вкусовым пристрастиям мы все-таки больше азиаты. Объясню почему. Мы скорее готовы назвать модным нечто кричащее, яркое, нежели что-то необычное. А ведь мода не всегда яркая, она чаще даже провокационная и скандальная, что вызывает у большинства русских людей неприятные ощущения.

Вы сказали про внутреннюю несвободу, которая мешает нам выделяться. Она идет из детства? 

Да. Все закладывается еще в детских садах и школах. У нас довольно странное и несовременное воспитание. Например, слово «нельзя» звучит намного чаще, чем «можно» и «хорошо», что накладывает отпечаток на человека и его внутренний мир. С одной стороны, это забота — обязательно нужно объяснять, что такое хорошо и плохо, как нельзя себя вести. Но обычно это проявление эгоизма и страхов, в котором растет и существует большинство людей.  



Мне кажется, с этими стереотипами уже даже сделать ничего нельзя. Москва и Санкт-Петербург — большие города, где люди теряются. Здесь не страшно быть другим. В маленьких же городах человек боится выходить за рамки дозволенного. Там мода рождается от насмотренности: увидел 30 раз на прохожих какие-то брюки — пошел и купил себе такие же. Но это уже даже не мода, а массовая история. К сожалению, поколение, которое выросло на телевизоре, до сих пор находится в XX веке. 

А если говорить про новое поколение? 

Эти ребята куда более свободные, уже всё знают, потому что есть открытое окно в западную жизнь — те же соцсети, на которых они выросли. Нынешняя молодежь сама выбирает, на кого подписаться, что смотреть, каким богам поклоняться. Поэтому на улицах Москвы — не везде, конечно — можно встретить не то чтобы прямо Нью-Йорк или Париж, но очень стильных людей. 

Однако есть нюанс: по поведению мы все равно зажаты, в том числе и новое поколение. Поведение молодых ребят — скорее протест против каких-то всеобщих устоев и, может быть, даже родителей, воспитанных во времена железного занавеса. Если родители — допустим, мои ровесники, выросшие в Советском Союзе, то они не могут дать полной свободы своим детям. Соответственно, мы видим немного испуганные лица, хоть люди и модно одеты. Взгляд как у щенка, которого слегка отругали за то, что он все время пытался играть. 

Но все равно перемены к лучшему видны и ощущаются, что не может не радовать. И Москва — это отправная точка. Конечно, у людей в столице другой достаток, они существуют в огромном социуме. И самое главное, повторюсь, путешествуют. Невозможно быть свободным, не выезжая за территорию своего забора. 



Кстати, а быть модным сейчас — это быть каким? Как все или же найти собственный стиль? 

Я бы сказал, что модные люди — это определенная тусовка, которая наблюдает за трендами, понимает их и, условно, скупает одинаковые актуальные модели кроссовок. То есть мода все равно делает нас похожими, если вы не вкладываете в это понятие еще и свой собственный стиль. Например, можно составить обычный образ из панамы/бейсболки, широкой футболки, укороченных брюк, кроссовок и длинного плаща сверху. Вот вам и узнаваемый лук, как у большинства, который дает окружающим понимание того, что ты типа модный, типа свой. Существуют шаблоны модных трендов, которые заносят тебя в группировку. Я сам люблю носить оверсайз-пиджаки и, когда вижу девушек и парней в жакетах на три–четыре размера больше, понимаю: мои люди идут. Так или иначе, одежда — это пропуск в какой-то из вагонов: плацкарт или СВ. 

Как в этих вагонах люди будут одеты? 

В плацкарте пассажиры будут в зауженных джинсах с не очень хорошей варкой, футболках в облипку, с рюкзаками и в кроссовках — не трендовых, больше для удобства. В вагоне СВ люди будут одеты в модные пиджаки с большими плечами от известных брендов и стоимостью от 100 тысяч рублей. Хотя похожие можно купить и в секонд-хенде за 500 рублей.  



Кстати, все чаще слышу о секонд-хендах. Сами что-то покупаете там? Можете какие-то магазины посоветовать?

Все хорошие секонд-хенды находятся далеко за переделами Москвы, в регионах, где меньше модников и куда могут попасть те самые вещи тридцатилетней давности, которые недавно снова вошли в моду. В Москве винтажную одежду, как правило, сразу скупают модники. А вообще, хорошие вещи можно найти везде. Есть магазины для малообеспеченных семей, где новая одежда из старых коллекций стоит по тысяче рублей. С удовольствием ношу пиджак из такого магазина и получаю кучу комплиментов.  

То есть ваш гардероб — некий микс из премиум-брендов, обычных вещей и секонда?

Абсолютно. Было бы странно, если бы я носил только Balenciaga, Gucci или Maison Margiela. Во-первых, это неинтересно, во-вторых, всегда выглядит чересчур накрахмалено. Пугающее зрелище, когда человек целиком одет в бренды и расфуфырен. В XXI веке, особенно в 2020 году после самоизоляции, это выглядит крайне странно. Пусть лучше у тебя будет пиджак из секонда, дорогие брюки, обычные кроссовки и при этом не самая дешевая сумка. Круто смотрится, когда ты миксуешь простую одежду, скажем, за 1500 рублей с хорошими аксессуарами. Это тот самый стильный образ, который никогда не получится, если ты выйдешь из магазина весь в брендах и каждая вещь будет дорогой. Такие луки остались в двухтысячных. Сейчас даже самые обеспеченные люди стараются добавить в свой образ какой-то помятости и небрежности, дабы не выглядеть слишком выпендрежно.

Расскажите о своем последнем приобретении.

В Казани, в секонде, я очень удачно, за 800 рублей, купил великолепный пиджак, в который просто влюбился с первого взгляда, а также графические спортивные штаны прямо с этикеткой — за 320 рублей. Причем, чтобы вы понимали, у меня есть очень похожие от Balenciaga за 59 тысяч рублей. Только они ярко-желтого цвета, а я хотел еще черные, но в коллекции их просто не было. А в ярких же каждый день не походишь. В общем, мне крупно повезло: они как будто лежали и ждали меня.

Секонд-хенд — крутое место для всех модников, неважно, какой у вас достаток. Зато того, что вы найдете там, точно ни у кого не будет. Сейчас самое важное — это индивидуальность.



Но, опять же, я знаю нескольких человек, которые довольно брезгливо относятся к секондам, а некоторые и вовсе боятся носить что-то с чужого плеча… 

Ну вообще, там наряду с винтажными продаются и новые вещи. Что касается брезгливого отношения, то это некий снобизм, присущий русским людям, особенно тем, у кого появляются деньги, как правило, легкие, а вместе с ними и раздутое эго — типа «я не буду носить старое». Если обратиться к нашей истории, то еще в начале прошлого века после ухода человека в мир иной его вещи раздавались людям бесплатно. Делалось это по нескольким причинам Во-первых, одежды было немного. Во-вторых, когда мы долго носим одну и ту же вещь, то заботимся о природе и не загрязняем ее. А еще, меняя хозяев, сохраняем историю жакета или платья. В этом тоже что-то есть. 

Допустим, не так давно в Стамбуле я купил пиджак 1992 года выпуска. Представляете, какая история у него! И он прекрасно выглядит, почти как новый, 1992 год меня абсолютно не напрягает. Мне кажется, все зависит от внутренней культуры человека. Также существуют бренды (например, российская марка Dog Rose), которые производят одежду из переработанных тканей — одну рубашку шьют из пяти старых. Это все делается с целью заботы об экологии. 

Сейчас часто говорят на тему экологичной моды и вреда fast fashion. Некоторые дизайнеры предлагают отказаться от дешевой одежды в пользу экологичной, но более дорогой. Как вы думаете, возможно ли у нас, что люди перестанут одеваться в масс-маркете, например, в Zara и H&M? Учитывая, что зарплата в регионах отличается от московской.

Сам призыв очень странный. В России действительно маленькие зарплаты, и порой единственная радость для человека — прибрести себе что-то в Zara. По мне, так лучше, если бы люди имели возможность чаще покупать  новые вещи и поднимать настроение. Тем более, масс-маркет — прекрасный выход из ситуации, когда тебе что-то нужно, но денег особо нет. Я и сам ношу одежду недорогих марок. Можно, конечно, заплатить за одну вещь 500 долларов и носить ее три года, но, мне кажется, от такой редкой смены гардероба депрессия возникнет быстрее, чем если человек каждый год будет менять футболки стоимостью по 500–1000 рублей и улучшать свое настроение.



Что касается экологичной моды, то она стала уже своего рода трендом, на котором многие делают пиар. При этом не все готовы до конца соблюдать правила этих призывов. Например, я знаю, что бренд H&M перерабатывает одежду, имеет специальное производство. У меня самого есть такие футболки. Я уже говорил о Dog Rose — марке, которая перешивает вещи из старых, купленных в секонде. Тут вам и забота об экологии, и товар в единственном экземпляре. Насчет остальных не уверен, так как переработка тканей — процесс не дешевый. А сейчас все резко стали экологичными, даже лак для ногтей. Все это больше похоже на какую-то пиар-гонку, если честно.

Кстати, по поводу лака для ногтей. Сейчас им пользуются и парни — тренд не новый, но в Россию пришел не так давно. Как вы к нему относитесь?

Вы знаете, я с накрашенными ногтями хожу уже лет семь. Крашу не все, конечно, а несколько. Мне кажется, такое вообще обсуждать странно, как будто мы снова становимся совковыми людьми. Примерно так же, как спрашивать у мужчины, почему он носит серьгу. Я всегда был свободным, хоть в 80-е меня за это и били. В 86-м меня пытались бить и отчислить из школы из-за сережки в ухе и яркой одежды — сейчас как-то смешно даже.

Если у мужчины правильное воспитание и он уважительно относится к людям, то какая разница, красит он ногти или ходит с длинными волосами. А когда парень бородатый и брутальный, то накрашенные ногти вообще прикольно смотрятся, это же проявление собственного я. Индивидуальность и свобода личности — дело каждого человека. 

Взять даже последний тренд — многие мужчины-блогеры наносят макияж, публикуют в инстаграме видео, как они это делают, и пользуются большой популярностью. Как показывает практика, у пацанов, которые красятся, гораздо больше подписчиков. Они даже популярнее, чем девочки, потому что мужской мейк, видимо, вызывает повышенный интерес. 

Вы сказали, что за сережку вас били. Можно поподробнее?

Меня пытались сломать, как и любого человека, который выделялся из толпы в советское время. Все время унижали в школе (даже учителя), позорили и стыдили за то, что я какой-то не советский, а «прозападный». Били тоже, но я все равно ходил с крашеными волосами и сережкой, носил клетчатые брюки, очки-лисички, и меня не волновало, кто что скажет.

Я просто научился хорошо бегать. Потому никогда не осуждаю молодежь за какие-то эксперименты. Кстати, моя мама принимала меня и ни разу не ругала за экстравагантный внешний вид. 

Влад, расскажите, как дела у школы по стилю, которую вы открыли несколько лет назад?
Мы поняли, что в России люди, особенно женщины, считают, что они все о себе знают. У нас так устроена психология людей: сами все решим, нам нужна лишь обслуга — чтобы мы пришли, а нам кланялись и исполняли все пожелания. Очень мало тех, кто готов отдаться в руки профессионалов и довериться. В общем-то, стиль в нашей стране — не самое важное. Накачанные губы, наклеенные ресницы, нарисованные брови — вот она, русская модная женщина… А после пандемии у людей и вовсе денег не осталось, да и желания тоже. Поэтому мы пока временно приостановили деятельность школы. 



А как дела у вашего салона красоты CONTORA? 

В целом могло бы быть и лучше. Я понимаю, что спад везде. Кроме того, даже проанализировал, почему многие тренды поменялись. Если в 2000-х была мода на идеальные укладки и рафинированные образы, то сейчас все стало более свободным — люди спокойно отращивают волосы и реже стригутся. Потому и работы меньше.  А еще у меня есть предположение, что некоторые боятся приходить к нам, потому что у меня сложился образ этакого мегапрофессионала, а они будут как-то не так выглядеть. С одной стороны, это помогает мне сортировать клиентов, с другой — такой образ не позволяет быть «народным».

Поэтому мы, как и предыдущие 15 лет, продолжаем работать, сейчас даже чуть-чуть меняем персонал и тактику. Кофейня LISObon, расположенная рядом, также функционирует. Так что всех ждем на вкусный кофе.



У вас же не просто кофейня, а целая галерея, где раньше висели работы современных художников. А сейчас как?

Мы работали с молодыми неизвестными художниками, чтобы дать им возможность еще больше поверить в себя. Но в последнее время больше проводили лекции на темы кино, вина, книг, архитектуры. Среди спикеров выступали мои знакомые дизайнеры, деятели искусства, архитекторы и так далее. Возможно, в следующем году продолжим этим заниматься. Но все подобные акции сродни благотворительности, они не приносили денег. Лекции, как правило, были бесплатными или недорогими: например, вход стоил 50 рублей.

Просто нам хотелось, чтобы здесь собиралось больше современной и приятной молодежи. Считаю, людям важно показывать, что они интересны. Для меня это как новый виток в жизни: сейчас пытаюсь больше общаться с молодежью и как-то помогать хотя бы советом, когда мне в директ пишут разные начинающие дизайнеры, архитекторы. Важно, чтобы люди понимали, что помимо пустых лайков и подписок, есть еще что-то человечное, небезразличное и живое.



Вы активно ведете инстаграм, как, собственно, и многие известные люди. Считаете себя блогером?

Нет, если бы считал, то развивал бы блог и соответствовал аудитории, а у меня все наперекор. Я выкладываю все так, как чувствую.

Наверно, я слишком странный, чтобы считать себя блогером в России. У нас все-таки своеобразные вкусы и представления о моде, на фоне этого я выгляжу немножко фриковатым и слишком свободным.


Такие люди, как я, не могут здесь иметь большую популярность у аудитории. Но я и не претендую. Продолжаю жить как мне нравится, поэтому — нет, я точно не блогер.

Влад, что вы можете сказать по поводу популярных фэшн-блогеров? Как относитесь к тому, что люди без соответствующего образования начинают учить других одеваться?

Ради бога! Я ко всему нормально отношусь. Образование в нашей профессии необязательно. Другое дело, что чаще популярными становятся блогеры, которые дают массе то, чего она хочет. И вот здесь тонкий момент: одно дело — когда ты воспитываешь у людей вкус и культуру, зарабатывая на этом деньги, другое — когда просто тупо юзаешь, то есть понимаешь, что популярно, что точно скушают, и даешь это. Я так не умею, но не осуждаю других, потому что каждый живет как считает нужным. Среди моих подписок таких людей нет. Я слежу за своими друзьями, фэшн-брендами, галереями, музеями современного искусства — за всем, что вдохновляет. Российские блогеры не смогут меня вдохновить, потому что они пытаются соответствовать массам, а все массовое — не мое.



Фото: Личный архив
Ольга Родина
редактор спецпроектов

Меня зовут Ольга Родина. Я работаю журналистом 13 лет. До прихода на SRSLY почти девять лет отработала в проекте «СтарХит» Андрея Малахова. Последняя должность – креативный редактор в журнале.

«СтарХит» стал для меня серьезной школой. Это не только интервью со звездами и светские вечеринки, но и сложные расследования, долгие уговоры, трудные визы… Иногда (довольно часто) приходилось придумывать инфоповоды самостоятельно. Кроме интервью с артистами, съемок и эксклюзивных новостей, частично занималась beauty-рубриками. Провела пять сезонов общероссийского проекта «Худеем со "СтарХитом"», где вместе со знаменитостями стройнели обычные люди – читатели журнала. Придумала и разработала проект «На выпускной – с Егором Кридом», когда среди школьниц со всей России выбирали счастливицу, которую певец отведет на бал.

До звезд писала обо всем на свете: ездила в ночлежку к бомжам, когда там поставили избирательную урну, залезала под землю с диггерами, снимала сюжеты про душевнобольных (когда работала на телевидении). В общем, гламуром там и не пахло…

В проекте SRSLY я заняла должность редактора эксклюзивов и спецпроектов. За мной закреплена рубрика «Герои». Кто они такие? В первую очередь это интересные и думающие люди (артисты, блогеры, режиссеры, художники, предприниматели, изобретатели, путешественники…) со своей собственной позицией и оригинальным взглядом на мир. Думаю, что данное определение будет наиболее толерантным.

В этом материале:
Стилист, Телеведущий
Влад
Лисовец
Читайте также
Герои — 16:51, 22 октября 2020
О гипнозе, НЛП и дионисийстве. Интервью с актером Максимом Сухановым
Новости, Новости — 22 октября, 16:51
У Игоря Николаева тоже есть тикток. Никогда такого не было, и вот опять
Кино — 22 октября, 16:45
О теракте на Дубровке, фильме «Конференция» и человеческой слабости. Интервью с Иваном И. Твердовским
Новости, Новости — 22 октября, 14:37
Картину Бэнкси «Покажи мне Моне» продали почти за 10 тысяч долларов. Торги длились 8 минут
Новости, Новости — 22 октября, 13:23
Юрий Дудь стал самым популярным блогером среди зумеров
Новости, Новости — 22 октября, 09:53
В тиктоке нашли профиль Эль Фаннинг. Только у аккаунта нет аватара и верификации
Герои — 22 октября, 01:12
«Побывать на концерте классической музыки — это как прийти в храм». Интервью с дирижером Михаилом Татарниковым
Кино — 21 октября, 21:34
Рецензия на «Конференцию» Ивана И. Твердовского: проживи меня, проговори со мной
Новости, Новости — 21 октября, 21:33
Куча змей и ни одного выполненного челленджа. Роман Каграманов в шоу «З.Б.С.» Насти Ивлеевой
Образ жизни — 22 октября, 13:07
«Никаким, а в целом всем». Каким профессиям не нужно учиться в вузе, по версии зумеров и миллениалов
Новости, Новости — 9 октября, 14:36
«Большая мечта — уже полпути»: минутка мотивации от Саши Петрова и glo
Образ жизни — 21 октября, 19:41
Главное в телеграме за неделю: две крутые обложки, один деанон и «Фразы после секса»
Новости, Новости — 21 октября, 18:35
Для торта придумали щит. Он позволяет задувать свечи без распространения бактерий
Кино — 21 октября, 13:56
Бликующий экран: новинки кино в Сети («Суд над чикагской семеркой», «Ноктюрн», «Тебе стоило уйти»)
Герои — 21 октября, 13:06
О призвании, фэшн-тусовке и Трабуне. Интервью со Славой Gee
Популярная темаПопулярно
Новости, Новости — 21 октября, 13:04
Microsoft и SpaceX теперь партнеры. Они разработают облачную сеть с помощью спутников
Новости, Новости — 21 октября, 12:09
Новое интервью Саши Спилберг: об успехе на ютьюбе и желании отправиться в космос
Новости, Новости — 21 октября, 09:44
Дени Вильнев снимет мини-сериал по роману Ю Несбе. Главную роль исполнит Джейк Джилленхол
Новости, Новости — 20 октября, 23:21
Зонд NASA попытается взять образец грунта с астероида. Рассказываем, где на это посмотреть в прямом эфире
Герои — 20 октября, 22:04
Интервью с моушен-дизайнером Brickspacer — тем, кто в клипе Tacos превратил Ильича из Little Big в кукурузу
Новости, Новости — 20 октября, 15:00
У людей обнаружили новый орган — еще одну пару слюнных желез
Новости, Новости — 20 октября, 14:17
Скотт М. Гимпл думает снять мультсериал по мотивам «Ходячих мертвецов»
Все звёзды и инфлюенсеры
Герои — 20 октября, 14:00
6 российских тревел-блогеров: о заработке, рекламе и экстремальных путешествиях
Новости, Новости — 20 октября, 13:48
Ученые назвали самый страшный фильм ужасов. Им оказался «Синистер»
Новости, Новости — 20 октября, 11:19
«Эйфория» возвращается: первый бонусный эпизод выйдет уже 7 декабря
Новости, Новости — 20 октября, 10:28
Несчастная любовь и дискотечные биты: послушайте новый трек Gavrilina «Только ты»
Новости, Новости — 20 октября, 09:07
В Дубае откроются американские горки по мотивам «Джона Уика» и «Иллюзии обмана»
Новости, Новости — 19 октября, 21:51
Вышел первый в мире хоррор для кошек. Главный злодей — огурец
Новости, Новости — 19 октября, 20:40
iPhone 12 в два раза обогнал iPhone 11 по количеству предзаказов. Кажется, новый смартфон и правда ждали
Новости, Новости — 19 октября, 18:27
Аня Покров в «Биг Ди шоу»: о комплексах, конкуренции и достоинствах Артура Бабича
Новости, Новости — 19 октября, 17:59
В «Делимобиле» новые правила. Теперь у водителей есть рейтинг
Ведьмы
Субура
(3 сезон)
Некст
(1 сезон)
Ради всего человечества
(2 сезон)
Метод
(2 сезон)
Настя, соберись!
(1 сезон)
Псих
(1 сезон)
257 причин, чтобы жить
(2 сезон)