Рецензии, Музыка — 21 мая 2020, 17:51

Новый альбом Мозеса Самни Græ: четкая абстракция достижимого идеала

Текст:
Græ Мозеса Самни в любом случае был бы альбомом, заставляющим всех поворачивать головы и свистеть вслед. Даже если брать только одну из немногих его составляющих –– музыкальную. Головокружительный фальцет, который выписывает в небе восьмерки, способные поразить Принса. Размазанные чудеса трубы, напоминающие о Майлсе Дэвисе. Минималистичная психоделия фолка Терри Каллье. Неотложная актуальность Фрэнка Оушена. Развесистая настырность концептуальности а-ля Smashing Pumpkins. Неумолимая экспериментальная машинерия в духе позднего Скотта Уокера или Бьорк. Любой отдельно взятый элемент из перечисленных уже бы гарантировал разговор об альбоме в серьезном, уважительном тоне. Но это всего лишь начало, первый мимолетный слой, легко считывающийся и отбрасывающийся. Мало ли кого в последнее время можно сравнить с Принсом? Очень даже много кого. А здесь дело вовсе не в широте влияний и референсов.

Дело и не в том, что Græ многозначительно начинается с этимологического разбора слова «изоляция», которое происходит от слова «остров», insula. Тот факт, что альбом вышел в период, когда все мы вынужденно задумываемся об одиночестве и вытекающих из него плюсов и минусов, легко отбрасывается как простое совпадение. В том числе и самим Мозесом, названным религиозными родителями в честь пророка из Библии. Но найти поэзию в одиночестве, сравнив ее с островом, а на финальной вещи Before You Go заявить, что многие созидательные истории начинаются с разлуки, разъединения, под силу только сверхъестественным созданиям.

Одиночество Мозеса Самни на альбоме –– вещь тоже мнимая. Græ сделан при помощи 40 коллабораторов, в числе которых –– актер Эзра Миллер, писатель Майкл Шейбон, музыканты Oneohtrix Point Never и Thundercat. Будучи самими по себе достаточно крупными светилами, здесь они смешиваются в одну массу статистов, составляющую вселенную альбома. Кто в этой вселенной Мозес? Ответ в песне Gagarin. Герой в разбитом зеркале галактики, готовый положить свою жизнь за нечто большее, чем он сам.



Мозес легко задается тяжелыми вопросами. Например, возможен ли прогресс без боли, на Cut Me. Или зачем создается новое сооружение из коробок, в которые будут помещать людей, на Boxes. Таким образом накачанный сын пасторов из Ганы противостоит тому, чтобы его поместили в какой-либо из них –– будь то с надписью «черный», или же «гей», или «исполнитель R&B». Его музыка противится жанровым ярлыкам так же мощно, как и он сам избегает категоризации или классификации. Он не останавливается на трагической роли первопроходца космоса. Ему столь же мило быть сахарной ватой на устах многих влюбленных, приторной и ярко кричащей, как он кокетливо заявляет на Polly. И его невозможно уместить в коробку в эпоху #MeToo или #Blacklivesmatter. Потому что он понимает, что маскулинность не обязательно поставляется в сочетании с токсичностью. И тот, кто дает тебе определения, контролирует тебя. На программной вещи also also also and and and устами писательницы Тайе Селаси он заявляет: «Я настаиваю на своем праве быть множественным. И настаиваю на том, чтобы моя множественность была признана».


Слишком много для Мозеса недостаточно, и он быстро приучает своего слушателя к такой же ненасытности. Когда всего лишь спустя целый час завершается концептуальный без какой-либо концепции Græ, слушатель полезет в словарь, чтобы посмотреть значение слова, лежащего в названии альбома. И увидит там, что так определяется нечто, вмещающее в себе два противоположных понятия. Четкость и абстракция –– это Græ. Несовершенный и одновременно идеальный –– это Græ. Громкий и в то же время тихий –– это Græ. Черный и вместе с тем белый –– это Græ. Græ –– это и серый цвет, смешение черного и белого. Græ –– это и great, великий. 30-летний Мозес Самни совершил невозможное у нас на глазах. Он с искусной легкостью пожонглировал невыносимо тяжелыми гирями. Эти гири мы знаем очень хорошо, они внутри нас.


Еще больше SRSLY в нашем канале на Яндекс.Дзен
Алина Бавина
главный редактор

Моя дипломная работа на журфаке МГУ была посвящена блогам и тому, приравняют ли их когда-то к СМИ и вообще насколько этично это делать. Тема появилась совершенно случайно. Изначально я собиралась писать про творчество Василия Шукшина. Но как-то среди ночи моя подруга, с которой мы прожили четыре года в одной комнате в общежитии и, естественно, не могли не выбрать одну кафедру, проснулась и сказала, что мы безумные и не осилим диплом по литературе, поэтому надо срочно менять тему. Над нами сжалился один преподаватель, который хорошо нас знал. Я уже даже не помню, кто придумал и предложил тему блогов. Но нам показалось, что она гораздо легче творчества Шукшина.

Тут нужно отметить, что это был – страшно представить! – 2008 год. И мы тогда еще были очень аналоговыми. Рефераты сдавали на дискетах (помню преподавателя, которому мы все по навету старшекурсников сдавали пустые дискеты, и пару моих однокурсников, попавшихся на этом), кино смотрели на дисках, которые брали в прокат в находившемся практически в подвале журфака киноклубе (помню, как тяжело мне давался Тарковский, Бергман и как я заснула при первом просмотре «Жизни как чуда» Кустурицы, которую потом нежно полюбила; но как меня поразили «Маргаритки»!), книги читали в Ленинке и радовались, если по читательскому билету попадали в тот самый ретро-зал с зелеными лампами. Тогда только-только появились «Одноклассники», а ЖЖ был самой прогрессивной площадкой. Мы – о, Боги! – ходили в интернет-кафе, которое тогда существовало у главного здания МГУ. Там у нас и разгорались нешуточные баталии в ЖЖ. Мы писали посты на волнующие темы и спорили с пеной у рта в комментариях. И делали это с таким азартом, будто играли на миллионы в казино.

Когда я получила свою твердую четверку за диплом, выдохнула и тут же забыла про него, то и предположить не могла, что тема блогов вернется в мою жизнь. «Зачем мы это делаем? Ну что за бред?» – долго не отпускала меня моя беспощадная рефлексия, когда затевали SRSLY. Ведь мы же сами морщимся от этих слов – «блогеры», «трендсеттеры», «инфлюенсеры», бла-бла-бла. Какая-то пошлятина выходит, когда начинаешь рассказывать, о чем мы. И как-то даже стыдно и неловко за себя становится. Но давайте не будем отрицать: блогеры дали нам новый контент, от которого наконец-то не душно. Звезды инстаграма вытеснили глянец, ютуба – затоптали телик. Блогеры начали тянуть теплое одеяло рекламных бюджетов на себя. Трендсеттеры и инфлюенсеры новой формации стали желанными гостями в светской тусовке. Теперь они «как скажут, так и будет».

Дудь нагнул Ютуб, Ивлеева из маникюрши превратилась в телезвезду с ТЭФИ, Горбачёва стала главной актрисой поколения, Монеточка зазвучала из всех утюгов. Это, безусловно, герои нашего времени. Они уже изменили реальность и продолжают это делать. У них влияние в интернете и не только. И не поддаться ему уже не получается. Конечно, можно дальше продолжать болеть нигилизмом и отрицать новый мир. Но это нечестно. Прежде всего по отношению к себе. А мы за честность, за открытые вопросы и ждем таких же ответов от героев. И у нас нет «не наших героев», нет предубеждений, и мы против клише.

Мы намеренно отказались от артемов быстровых и не будем прятаться за псевдонимами. У каждой публикации есть автор, которому вы сможете посмотреть в лицо и туда же высказать все, что думаете о его материале (естественно, аргументированно). Быть абсолютно несогласными с нами не возбраняется. Мы сами в редакции часто спорим друг с другом. Но последнее слово всегда остается за ответственным за раздел. У нас все со своим бэкграундом, позицией, принципами в профессии и взглядами на жизнь.

Когда в редакции предложили каждому написать свой манифест, я прониклась этой идеей. Сразу вспомнились Белинский, Добролюбов, Чернышевский, Белый, Блок, Иванов, Гумилев… Всплыло слово «публицистика». И повеяло той самой нашей наивной аналоговостью, которой теперь уже просто нет. На журфаке мы изучали кодекс профессиональной этики журналиста. Сейчас это понятие кажется атавизмом. Но пусть наши манифесты станут этическим кодексом 2.0.

На втором курсе я прочитала «Поколение П» Пелевина и отчаянно не хотела верить в то, что в журналистике все друг у друга крадут идеи. У меня с тех пор аллергия на «Давайте сделаем как у…» А мы-то тогда зачем, если они уже есть? Поэтому SRSLY – это про дерзкие идеи, честные тексты и – куда ж без них – красивые картинки.

Читайте также
Кино — 20:39, 24 июня 2021
Сериалы недели: «В ритме жизни», «Город пингвинов», «Катла», «Инсталайф»
Новости, Новости — 24 июня, 20:39
О Melon Music, Mayot и семье: OG Buda стал героем нового выпуска «Вписки»
Новости, Новости — 24 июня, 15:17
Мошенники в Болгарии и теннисистки в Юрмале: Иван Дорн и Заур Байцаев пришли в «Что было дальше?»
Новости, Новости — 24 июня, 13:17
Режиссер «Локи» подтвердила бисексуальность главного героя
Новости, Новости — 24 июня, 11:41
Появился новый тизер спин-оффа «Американской истории ужасов»
Новости, Новости — 24 июня, 10:21
У группы Måneskin появился аккаунт в тиктоке
Новости, Новости — 24 июня, 09:20
В Барселоне появилось приложение, которое строит маршруты по тенистым улицам
Новости, Новости — 23 июня, 23:36
Появился российский аналог Clubhouse — приложение Golos
Образ жизни — 23 июня, 20:12
ЖатропеР: день рождения XO Team
Образ жизни — 23 июня, 15:19
Топить бывших в бассейне и менять внешность в любой момент: геймеры помечтали, героями каких игр они хотели бы быть
Новости — 16 июня, 19:24
8 красивых веломаршрутов Москвы и Санкт-Петербурга
Новости, Новости — 26 мая, 12:11
Накорми свое самолюбие. SRSLY и Zotman запустили свою пиццу
Новости, Новости — 20 мая, 15:26
В GeekBrains открылся факультет коммерческой иллюстрации
Новости, Новости — 23 июня, 20:00
Lego будет делать детали из переработанных бутылок. Прототип уже представили
Кино — 23 июня, 18:46
Гид по фестивалю «ДОКер-2021»: «Портрет», «Война Раи Синицыной» и другие
Новости, Новости — 23 июня, 17:07
Наташа Abelle, Николай Комягин и Никита Егоров-Кириллов станут наставниками Jager Night Embassy 2021
Новости, Новости — 23 июня, 16:43
Новый выпуск «Шоу маминой подруги» посвятили сериалам. В нем снялись Шелби, Пименов, Покров и Горячева
Новости, Новости — 23 июня, 14:57
Белла Порч рассказала об абьюзе со стороны приемных родителей
Новости, Новости — 23 июня, 13:56
Художник сделал кастомные кроссовки из упаковки от BTS Meal
Новости, Новости — 23 июня, 09:11
Metallica выпустит кавер-версию The Black Album при участии Майли Сайрус, Элтона Джона и еще 50 музыкантов
Новости, Новости — 22 июня, 23:20
Рейчел Зеглер из «Вестсайдской истории» сыграет Белоснежку в новом ремейке Disney
Новости, Новости — 22 июня, 20:51
Марьяна Ро дала Гордону интервью о своей жизни, но результат ее разочаровал
Все звёзды и инфлюенсеры
Новости, Новости — 22 июня, 20:00
Саша Теслонд стал новым участником Fenix Team
Герои — 22 июня, 19:25
Герпес как метафора вечного беспорядка. Интервью с режиссерами фильма «Девушка и паук» Сильваном и Рамоном Цюрхерами
Новости, Новости — 22 июня, 16:11
Аврил Лавин завела аккаунт в тиктоке. Первое видео певицы набрало больше 11 млн просмотров
Герои — 22 июня, 16:03
Ку-ку, котятки. Интервью с Ириной Чесноковой
Новости, Новости — 22 июня, 13:51
Студия Стивена Спилберга заключила многолетнюю сделку с Netflix
Новости, Новости — 22 июня, 12:37
Вышел тизер третьей части «Мира юрского периода»
Новости, Новости — 22 июня, 10:40
Артур Чапарян снова продал телеграм-канал «Бывшая»
Новости, Новости — 22 июня, 09:17
Эстония разрешила въезд вакцинированным россиянам с 21 июня
Герои — 21 июня, 23:49
«Счастливый случай». Интервью с блогером Екатериной Комлевой — основательницей движения скарпозитива
Ломка
(1 сезон)
Катла
(1 сезон)
Тайное общество мистера Бенедикта
(1 сезон)
Мейр из Исттауна
(2 сезон)
Почему женщины убивают
(2 сезон)
Локи
(1 сезон)
Дивный новый мир
(2 сезон)
Чики
(2 сезон)