Интервью, Герои — 7 апреля, 19:56

«Быть занятым для меня важно, но качество проекта важнее». Интервью с режиссером Вадимом Перельманом

После триумфа на Берлинском кинофестивале «Уроки Фарси» (Hype Film) победно шествует по киноэкранам мира. Накануне выхода картины на широкие экраны в России (8 апреля дистрибьютор «Белые ночи» выпускает картину в прокат) режиссер Вадим Перельман поделился своими мыслями о болезненности поднятых им тем, тонкостях работы с актерами и непредсказуемости жизни кинематографиста.

Вы говорили в интервью, что «Кролик Джоджо» вызывает у вас отторжение.

Думаю, я немножко переборщил с этой оценкой. Это скорее досада, чувство упущенной возможности сделать сильный фильм. Может быть, это только моя позиция: я всегда считал, что в кино должна быть эмоция, и чем она сильнее, тем ты больше выигрываешь как творец этого произведения. Если фильм — увлекательный триллер, это уже эмоция. В «Кролике Джоджо» они упустили возможность схватить зрителя за сердце.

А в фильме «Жизнь прекрасна» Бениньи, на ваш взгляд, удалось ухватить зрителя за сердце?

Да. Там были моменты, где ты просто нырял в фильм. Это то, чего режиссер хочет от зрителя: чтобы тот достаточно увлекся и с головой погрузился в мир фильма, а не думал о сообщениях в телефоне или походе в туалет.

Вадим Перельман и Науэль Перес Бискаярт (исполнитель роли Жиля)

Вообще, беллетризация холокоста — всегда такая тонкая, болезненная грань, которую кинематографисты боятся перейти.

Это очень странно, особенно евреям, как я. Но эта тема действительно touchy, very touchy. Вокруг нее приходится ходить осторожно. У меня были сомнения: не слишком ли смешно я делаю этот фильм? Когда начинал, даже не ожидал, что в нем будет столько юмора, просто как-то не замечал его. Самая большая дилемма была — очеловечивать этих немцев или нет. Я не знаю фильмов, где немцы показаны людьми — с их страхами, ревностью, прошлым, будущем. Нацисты всегда картонные, плоские: стреляют, орут, приказывают и звереют.

Расчеловечивание врага — это прием военной пропаганды.

И благодаря этому приему зритель сразу легко принимает их как врагов. А если они люди, то, смотря на них, ты поневоле вглядываешься в зеркало, в себя, потому что ты тоже человек и не видишь в себе убийцу 6 миллионов людей. Видишь нормальные жизненные эмоции и начинаешь задумываться: может быть, и я так поступил бы в той ситуации, исполнял приказы, помогал, закрывал глаза на все.

Это мысль звучит в романе Литтелла «Благоволительницы»: главный герой заявляет, что не хотел убивать. Но судьба ставит одних на место палачей, других — на место жертв, и мы ничего не можем поделать.

(С улыбкой достает книгу «Благоволительницы») Правильно, в этой книге он очеловечил своего персонажа.

Очеловечив нацистов, вы смогли показать банальность их стремлений.

Да, банальность их обыденной офисной жизни. Я представляю, как они просыпаются утром в казарме или в доме (тут зависит от ранга), одеваются, машут жене: «Я иду на работу», а на работе — типичная офисная политика, грызня и любовные треугольники. Чем более вдумываешься, тем более они банальны.

Вадим Перельман и Науэль Перес Бискаярт

Обучение языку прочитывается как метафора обучения человечности. То есть главный герой пытается дать нацисту уроки гуманности, но в итоге тот проваливает финальный экзамен?

Клаус Кох так и не достигает человечности. Что интересно: отвечая на первый вопрос «Кто ты?» на выдуманном языке, он получает возможность понять и переосмыслить себя. Говорит: «Я — Клаус Кох». Не представляется гауптштурмфюрером Кохом, а называет имя и фамилию. С этого момента Клаус говорит на этом языке о вещах, о которых на немецком, возможно, даже и не смог бы: о маме, о брате, о том, как они голодали в детстве… Вот это в каком-то смысле очеловечивает. Но я считаю, такого человека очеловечить невозможно — иначе это произошло бы в ходе ссоры с его братом, когда тот проклял Коха и уехал.

Сейчас антиизраильская риторика даже у респектабельных «прогрессивных политиков» стала социально приемлемой. Вас это беспокоит?

Да, но я утешаю себя тем, что история человечества повторяется циклами, и считаю, что такое же и в будущем вполне возможно. Мой подход — не циничный, а фаталистический, в смысле «ну что ж поделать».

Вы не верите, что сила искусства может преобразить мир?

Временно — да, может.

Накануне Второй мировой войны не было такого масштабного объема художественных высказываний против антисемитизма. За последние 70 лет их было множество, это должно как-то влиять?

Я считаю, что такие произведения обязательно нужны. Должно быть еще 20 фильмов про холокост, чтобы люди не забывали. Мой друг-комик в шутку спросил: «Холокост — это один из еврейских праздников?» — имея в виду исключительно то, что многие дети и юноши вообще не знают, что это такое. Чем больше мы их образуем, тем лучше.


Я читал, что вы не режиссируете игру актеров. Как работаете с ними?

95% моего успеха именно в том, что я выбираю правильных актеров. Хочу быть полностью уверен, что актер создан для этой роли. Мы особо не репетируем. Если им нужно что-то мне показать — тогда да, но формальных репетиций я не делаю. Мы садимся, обсуждаем текст и историю — и все, поехали. Я доверяю им, отдаю персонажей, и они как будто становятся приемными родителями своих героев.

Это легче, чем постоянно контролировать процесс.

Мне и так есть что контролировать. Поверь мне, моменты, когда я отдыхаю, очень редки. Даже если актеры делают что-то не в соответствии с моими мыслями, я все равно не хочу диктовать им, как играть. В таких случаях всегда думаю: «Может быть, они правы». И говорю: «Прекрасно, сделаем еще дубль на всякий, и все». А иногда они идут сосем не туда. Я это понимаю: все делают ошибки, даже прекрасные актеры, и тогда делаю 10 дублей. Устав немножко к последнему дублю, они расслабляются, и я знаю, что теперь могу собрать сцену в монтаже.

Что вы думаете о русской актерской школе?

В разных местах мира вода из крана совсем другая, чем мы привыкли. Но поживешь там пару месяцев и уже привыкаешь, не чувствуешь никакой разницы. Так же и с русскими актерами: у них очень специфический подход. Европейские и голливудские играют немного тоньше, а русские — чуть больше в лоб, слегка переигрывают, это ваша театральная школа. Я снял 16 серий «Измены», и после второй серии, как вода, это «переигрывание» стало полностью нормальным для меня. Не только нормально, но и прекрасно.

Как вы восприняли весть о номинации на «Оскар» и потом ее отмену?

Было, конечно, грустно. Очень хотелось, чтобы фильм «Уроки фарси» был показан этим людям и вышел именно на этот уровень. Это помогло бы фильму стать более известным, мне, всем актерам. А почему дисквалифицировали? Недостаточно белорусов в числе создателей фильма. У нас вся массовка и команда состояли из белорусов, снимали в Беларуси на киностудии «Беларусьфильм», а главные актеры, режиссер, продюсеры были иностранцами. Если бы я, сценарист Илья Цофин или один из трех актеров, сыгравших главные роли, были белорусами — этого бы для номинации хватило.

Но с правилами не поспоришь, хотя я не могу, честно говоря, поверить, что все фильмы в истории «Оскара», представленные в номинации «Лучший иностранный фильм», соответствовали этому критерию. Но и проверять не хочу.

Самое обидное будет, если это правило отменят через год или два.

Конечно, я до сих пор не могу понять, как «Паразиты» паразиты выиграли сразу в двух категориях: и как «Лучший фильм», и как «Лучший иностранный фильм». Но зато наша картина очень хорошо идет в кинотеатрах, много людей приходит, и им фильм нравится, что суперважно. Только что был анонсирован широкий кинотеатральный прокат в Китае (более 10 000 экранов) 19 марта. Там выпускают «Аватар» и наш фильм. Нельзя плакать над разлитым молоком — надо делать следующий, еще лучше.

Это как раз мой следующий вопрос: что собираетесь делать дальше?

Пока ищу, читаю книги и сценарии, которые мне присылают — и тут, в Штатах, и в России, и везде. Я пока еще могу подождать. Быть занятым для меня важно, но качество проекта важнее. Пару раз в своей жизни этим пренебрег и очень недоволен.

У вас случалось, что вы мало внимания уделили выбору проекта?

Знаешь, иногда принимаешь решение от страха или от незнания того, что будет. Всегда есть опасение, что больше не будет работы. И в такой момент слабости кто-то приходит и говорит: заплатим вот столько — и тебе этого хватит на несколько месяцев жизни. Но согласиться — всегда ошибка. Нельзя так делать, лучше уж на улицу переехать жить.

Некоторые режиссеры так и существуют: снимают каких-нибудь «Мстителей», а потом тонкий драматичный фестивальный артхаус.

Ты знаешь таких режиссеров, которые снимают «Мстителей», а потом что-то тонкое и хорошее? Я не знаю. Все просто говорят, что такими хотят быть.


Еще больше SRSLY в нашем канале на Яндекс.Дзен
Фото: Ксения Угольникова
Алина Бавина
главный редактор

Моя дипломная работа на журфаке МГУ была посвящена блогам и тому, приравняют ли их когда-то к СМИ и вообще насколько этично это делать. Тема появилась совершенно случайно. Изначально я собиралась писать про творчество Василия Шукшина. Но как-то среди ночи моя подруга, с которой мы прожили четыре года в одной комнате в общежитии и, естественно, не могли не выбрать одну кафедру, проснулась и сказала, что мы безумные и не осилим диплом по литературе, поэтому надо срочно менять тему. Над нами сжалился один преподаватель, который хорошо нас знал. Я уже даже не помню, кто придумал и предложил тему блогов. Но нам показалось, что она гораздо легче творчества Шукшина.

Тут нужно отметить, что это был – страшно представить! – 2008 год. И мы тогда еще были очень аналоговыми. Рефераты сдавали на дискетах (помню преподавателя, которому мы все по навету старшекурсников сдавали пустые дискеты, и пару моих однокурсников, попавшихся на этом), кино смотрели на дисках, которые брали в прокат в находившемся практически в подвале журфака киноклубе (помню, как тяжело мне давался Тарковский, Бергман и как я заснула при первом просмотре «Жизни как чуда» Кустурицы, которую потом нежно полюбила; но как меня поразили «Маргаритки»!), книги читали в Ленинке и радовались, если по читательскому билету попадали в тот самый ретро-зал с зелеными лампами. Тогда только-только появились «Одноклассники», а ЖЖ был самой прогрессивной площадкой. Мы – о, Боги! – ходили в интернет-кафе, которое тогда существовало у главного здания МГУ. Там у нас и разгорались нешуточные баталии в ЖЖ. Мы писали посты на волнующие темы и спорили с пеной у рта в комментариях. И делали это с таким азартом, будто играли на миллионы в казино.

Когда я получила свою твердую четверку за диплом, выдохнула и тут же забыла про него, то и предположить не могла, что тема блогов вернется в мою жизнь. «Зачем мы это делаем? Ну что за бред?» – долго не отпускала меня моя беспощадная рефлексия, когда затевали SRSLY. Ведь мы же сами морщимся от этих слов – «блогеры», «трендсеттеры», «инфлюенсеры», бла-бла-бла. Какая-то пошлятина выходит, когда начинаешь рассказывать, о чем мы. И как-то даже стыдно и неловко за себя становится. Но давайте не будем отрицать: блогеры дали нам новый контент, от которого наконец-то не душно. Звезды инстаграма вытеснили глянец, ютуба – затоптали телик. Блогеры начали тянуть теплое одеяло рекламных бюджетов на себя. Трендсеттеры и инфлюенсеры новой формации стали желанными гостями в светской тусовке. Теперь они «как скажут, так и будет».

Дудь нагнул Ютуб, Ивлеева из маникюрши превратилась в телезвезду с ТЭФИ, Горбачёва стала главной актрисой поколения, Монеточка зазвучала из всех утюгов. Это, безусловно, герои нашего времени. Они уже изменили реальность и продолжают это делать. У них влияние в интернете и не только. И не поддаться ему уже не получается. Конечно, можно дальше продолжать болеть нигилизмом и отрицать новый мир. Но это нечестно. Прежде всего по отношению к себе. А мы за честность, за открытые вопросы и ждем таких же ответов от героев. И у нас нет «не наших героев», нет предубеждений, и мы против клише.

Мы намеренно отказались от артемов быстровых и не будем прятаться за псевдонимами. У каждой публикации есть автор, которому вы сможете посмотреть в лицо и туда же высказать все, что думаете о его материале (естественно, аргументированно). Быть абсолютно несогласными с нами не возбраняется. Мы сами в редакции часто спорим друг с другом. Но последнее слово всегда остается за ответственным за раздел. У нас все со своим бэкграундом, позицией, принципами в профессии и взглядами на жизнь.

Когда в редакции предложили каждому написать свой манифест, я прониклась этой идеей. Сразу вспомнились Белинский, Добролюбов, Чернышевский, Белый, Блок, Иванов, Гумилев… Всплыло слово «публицистика». И повеяло той самой нашей наивной аналоговостью, которой теперь уже просто нет. На журфаке мы изучали кодекс профессиональной этики журналиста. Сейчас это понятие кажется атавизмом. Но пусть наши манифесты станут этическим кодексом 2.0.

На втором курсе я прочитала «Поколение П» Пелевина и отчаянно не хотела верить в то, что в журналистике все друг у друга крадут идеи. У меня с тех пор аллергия на «Давайте сделаем как у…» А мы-то тогда зачем, если они уже есть? Поэтому SRSLY – это про дерзкие идеи, честные тексты и – куда ж без них – красивые картинки.

Читайте также
Герои — 18:25, 30 июля 2021
Гайды, вебинары и собственный бизнес. Блогеры-миллионники о том, на чем зарабатывают
Образ жизни — 30 июля, 18:25
Дай почитать: обзор «Смерти.net», «Жизни на продажу» и других книг
Кино — 30 июля, 18:15
Бликующий экран: новинки кино в Сети («Свинья», «Улица страха. Часть 2: 1978», «Классическая история ужасов» и другие)
Новости, Новости — 30 июля, 15:29
Братишкин, Бустер и Kyivstoner снялись в сериале об истории российского стриминга
Образ жизни — 30 июля, 14:14
10 видео, которые нужно посмотреть на ютьюбе: потоп, истории на ночь и 365 слоев макияжа
Новости, Новости — 30 июля, 12:25
Кукушкин в перьях и антагонист-Понасенков: вышел клип Cream Soda и Алены Свиридовой «Розовый фламинго»
Герои — 30 июля, 00:04
Приключения, аттракционы, любовь. Интервью с Эмили Блант и Дуэйном Джонсоном
Новости, Новости — 29 июля, 16:56
Премьеру байопика о Мэрилин Монро с Аной де Армас перенесли на 2022 год
Новости, Новости — 29 июля, 16:18
Собственное кафе и ютьюб-хаус в Турции: Катя Конасова дала интервью Пете Плоскову
Герои — 28 июля, 13:57
С чистого холста. Антон Рева, Маша Качарава, Алена Ракова и Сергей Овсейкин о своей формации как художников, визуальном языке и рождении идей
Новости — 26 июля, 18:39
Как бизнес подарил вторую жизнь дореволюционным заводам и мануфактурам? Объясняем на примерах Москвы и Санкт-Петербурга
Новости — 9 июля, 14:03
Современные художники перепридумали «Лукоморье» Пушкина. Смотрите, что получилось
Новости, Новости — 29 июля, 15:41
У Aviasales теперь есть свой подкаст. Там рассказывают о путешествиях в СССР и современной России
Музыка — 29 июля, 00:25
Как мы выжили этим летом. Борис Барабанов о новом EP Земфиры
Новости, Новости — 28 июля, 23:59
Катя Клэп объяснила, почему у нее нет менеджера, в подкасте Сергея Мезенцева
Новости, Новости — 28 июля, 22:20
На съемки шоу «Что было дальше?» теперь можно попасть только при наличии QR-кода
Новости, Новости — 28 июля, 19:56
Лисса Авеми и Саша Стоун обсудили тренд на мужской маникюр в новом выпуске шоу «ДаДа — НетНет»
Новости, Новости — 28 июля, 17:30
«Холостяк» с Джараховым, чужая свадьба и «Я в моменте»: вышла финальная серия «Блогеров и дорог» Насти Ивлеевой
Герои — 28 июля, 17:05
О рыцарских романах, говорящих лисах и пьянках допоздна. Интервью с Дэвидом Лоури и Девом Пателем
Новости, Новости — 28 июля, 16:04
Макс Климток сравнил Dream Team House и Why Not House и объяснил, где ему было лучше
Новости, Новости — 28 июля, 15:27
Аня Покров считает, что в тикток-хаусах сложно жить. Блогерша объяснила почему
Новости, Новости — 28 июля, 12:13
Forbes опубликовал рейтинг самых успешных российских звезд. В него попали Милохин, Прусикин и Slava Marlow
Все звёзды и инфлюенсеры
Новости, Новости — 28 июля, 10:57
Выручка Gucci выросла на 86% во втором квартале 2021-го — до 2,31 млрд евро
Кино — 28 июля, 01:44
Сериалы недели: «Тед Лассо», «Властелины вселенной: Откровение», «Тернер и Хуч» и другие
Новости, Новости — 27 июля, 23:34
Артур Бабич и Хабиб проверили, кто лучше знает мемы, в шоу «Мем-батл»
Новости, Новости — 27 июля, 22:07
Instagram сделает аккаунты пользователей до 16 лет приватными
Образ жизни — 27 июля, 20:44
Департамент правды и кролик-самурай. Обзор лучших комиксов San Diego Comic-Con
Музыка — 27 июля, 15:43
Новое в музыке за неделю: Монатик, James Blake, Сюзанна, Lil Nas X и Глеб Калюжный
Герои — 27 июля, 14:45
Карманный революционер. Борис Барабанов поговорил с Николаем Комягиным из Shortparis
Новости, Новости — 27 июля, 14:25
Джиган выпустил трек «На чиле» по мотивам одноименного мема. На фитах Крид, OG Buda и Soda Luv
Новости, Новости — 27 июля, 13:48
Влад Бумага рассказал о переезде в Москву и съемках в кино в новом выпуске «А4 на детекторе лжи»
Новенький
(2 сезон)
Поколение 56k
(1 сезон)
Молодые монархи
(1 сезон)
Отряд самоубийц 2: Миссия навылет
Белый лотос
(1 сезон)
Перри Мейсон
(2 сезон)
Мне это не нравится
(2 сезон)
7.9
Матрешка
(2 сезон)