Рецензии, Образ жизни — 2 марта, 19:57

«Трибунала больше нет». Рецензия на спектакль Микиты Ильинчика «Благоволительницы»

Автор SRSLY Евгений Шаповалов побывал на премьере спектакля «Благоволительницы» Театра на Малой Бронной и обнаружил, что чем убедительнее его действие — тем неутешительнее выводы.
Спектакль Микиты Ильинчика «Благоволительницы» — вещь сложная во всех отношениях. Для начала на него сложно попасть: нужно одобрение анкеты на сайте Театра на Малой Бронной или приглашение. Сложна, при всей лаконичности, сама постановка скандального романа Джонатана Литтелла: время в ней нелинейно, жертвы после смерти оказываются за столом со своими палачами или являются как призраки-благоволительницы в жутких посмертных масках, на заднике мерцают отблески кинопроектора, а сцена-пивная то превращается в кабаре, то прирастает банкетным столом, за которым зрители словно бы становятся невольными собутыльниками нацистских офицеров. Наконец, премьера спектакля пришлась на всеобщий ажиотаж от манифеста Константина Богомолова о ликвидации «сложного человека» в современной, травмированной нацизмом Европе и установлении там «этического рейха».



Герой романа и пьесы Максимилиан Ауэ (Дмитрий Цурский) — тот самый «сложный человек». В исходном тексте Литтелла он игрой судьбы проходит увлекательную эволюцию от утонченного интеллектуала до офицера СС и хладнокровного убийцы, «белокурой бестии», а затем — до сытого равнодушного буржуа, лениво философствующего об относительности морали. Разумеется, всю эту тысячу с лишним страниц текста со структурой барочной сюиты, наполненную гиперсложной интертекстуальностью, литературными отсылками и мифологическими мотивами, поставить невозможно. Поэтому в спектакле этапы развития героя спрессованы в один мрачный эпилог, полный гулких эхо разговоров с мертвецами, и нет уверенности, что он сам жив, а эта пивная не аналог темной бани с тараканами, в виде которой мыслил вечность Свидригайлов Достоевского. В сущности, это не так и важно: тоталитаризм, лишая личность свободы, убивает в ней нечто, необходимое для полноценной жизни, а не бытия мыслящего тростника. Эта идея писателя режиссером донесена со зловещей убедительностью, с наглядностью, которая в буквальном смысле давит на зрителя средствами сценографии.


 
Микита Ильинчик — выпускник мастерской Евгения Каменьковича и Дмитрия Крымова и опытный участник творческих лабораторий в Театре на Малой Бронной, где его эксперименты уже не раз превращались в эффектные спектакли (которые он сам предпочитает именовать «проектами»). Таким «проектом» Ильинчика стали и «Благоволительницы», которые до включения в репертуар были представлены на одной из этих лабораторий.



Его постановки — это всегда трудоемкая работа с не самыми очевидными текстами, основанная, по его собственному выражению, на «партитуре болевых точек». Ильинчик вырос в белорусском местечке в тех краях, где в ходе войны располагалось зондер-гетто, и с момента поступления на режиссерский остро рефлексировал о судьбе белорусского народа, его исчезающего языка и культуры. Он нечасто высказывается публично, но очевидно, что лишен легкомысленности и берется за болезненные темы со всей ответственностью — которой, по мнению особо требовательных критиков, недоставало самому Литтеллу при вглядывании в бездну Катастрофы. Но если у Литтелла, изогнувшись со шкафа, еще можно усмотреть пресловутую беллетризацию Холокоста, то трагизм Ильинчика безусловен и убедителен, а «болевые точки» партитуры — это его собственная боль, передающаяся зрителю.



Сам Литтелл определял писательство как проникновение в темные истины, в ходе которого постигаются еще более темные. В спектакле Ильинчика благоволительницы рефреном повторяют такую истину: «Трибунала больше нет!» Трибунал — это универсальный этический закон, за исполнением которого, по словам Гераклита, безжалостно следят Эринии — блюстительницы судеб (все те же благоволительницы). А во вселенной мертвых богов, лишенной этого закона, наказывающие столь же бессильны, как и преступники. Справедливости не будет ни на том, ни на этом свете, хотя зло реально и тотально. 

Даже внерелигиозная этика послевоенного экзистенциализма была деконструирована и отброшена постмодерном вместе с универсальными критериями истинности — в этой культурной ситуации и были написаны «Благоволительницы». Впрочем, и «Новая этика» рождена в ней же и потому дает мало поводов для оптимизма. 
 

Алина Бавина
главный редактор

Моя дипломная работа на журфаке МГУ была посвящена блогам и тому, приравняют ли их когда-то к СМИ и вообще насколько этично это делать. Тема появилась совершенно случайно. Изначально я собиралась писать про творчество Василия Шукшина. Но как-то среди ночи моя подруга, с которой мы прожили четыре года в одной комнате в общежитии и, естественно, не могли не выбрать одну кафедру, проснулась и сказала, что мы безумные и не осилим диплом по литературе, поэтому надо срочно менять тему. Над нами сжалился один преподаватель, который хорошо нас знал. Я уже даже не помню, кто придумал и предложил тему блогов. Но нам показалось, что она гораздо легче творчества Шукшина.

Тут нужно отметить, что это был – страшно представить! – 2008 год. И мы тогда еще были очень аналоговыми. Рефераты сдавали на дискетах (помню преподавателя, которому мы все по навету старшекурсников сдавали пустые дискеты, и пару моих однокурсников, попавшихся на этом), кино смотрели на дисках, которые брали в прокат в находившемся практически в подвале журфака киноклубе (помню, как тяжело мне давался Тарковский, Бергман и как я заснула при первом просмотре «Жизни как чуда» Кустурицы, которую потом нежно полюбила; но как меня поразили «Маргаритки»!), книги читали в Ленинке и радовались, если по читательскому билету попадали в тот самый ретро-зал с зелеными лампами. Тогда только-только появились «Одноклассники», а ЖЖ был самой прогрессивной площадкой. Мы – о, Боги! – ходили в интернет-кафе, которое тогда существовало у главного здания МГУ. Там у нас и разгорались нешуточные баталии в ЖЖ. Мы писали посты на волнующие темы и спорили с пеной у рта в комментариях. И делали это с таким азартом, будто играли на миллионы в казино.

Когда я получила свою твердую четверку за диплом, выдохнула и тут же забыла про него, то и предположить не могла, что тема блогов вернется в мою жизнь. «Зачем мы это делаем? Ну что за бред?» – долго не отпускала меня моя беспощадная рефлексия, когда затевали SRSLY. Ведь мы же сами морщимся от этих слов – «блогеры», «трендсеттеры», «инфлюенсеры», бла-бла-бла. Какая-то пошлятина выходит, когда начинаешь рассказывать, о чем мы. И как-то даже стыдно и неловко за себя становится. Но давайте не будем отрицать: блогеры дали нам новый контент, от которого наконец-то не душно. Звезды инстаграма вытеснили глянец, ютуба – затоптали телик. Блогеры начали тянуть теплое одеяло рекламных бюджетов на себя. Трендсеттеры и инфлюенсеры новой формации стали желанными гостями в светской тусовке. Теперь они «как скажут, так и будет».

Дудь нагнул Ютуб, Ивлеева из маникюрши превратилась в телезвезду с ТЭФИ, Горбачёва стала главной актрисой поколения, Монеточка зазвучала из всех утюгов. Это, безусловно, герои нашего времени. Они уже изменили реальность и продолжают это делать. У них влияние в интернете и не только. И не поддаться ему уже не получается. Конечно, можно дальше продолжать болеть нигилизмом и отрицать новый мир. Но это нечестно. Прежде всего по отношению к себе. А мы за честность, за открытые вопросы и ждем таких же ответов от героев. И у нас нет «не наших героев», нет предубеждений, и мы против клише.

Мы намеренно отказались от артемов быстровых и не будем прятаться за псевдонимами. У каждой публикации есть автор, которому вы сможете посмотреть в лицо и туда же высказать все, что думаете о его материале (естественно, аргументированно). Быть абсолютно несогласными с нами не возбраняется. Мы сами в редакции часто спорим друг с другом. Но последнее слово всегда остается за ответственным за раздел. У нас все со своим бэкграундом, позицией, принципами в профессии и взглядами на жизнь.

Когда в редакции предложили каждому написать свой манифест, я прониклась этой идеей. Сразу вспомнились Белинский, Добролюбов, Чернышевский, Белый, Блок, Иванов, Гумилев… Всплыло слово «публицистика». И повеяло той самой нашей наивной аналоговостью, которой теперь уже просто нет. На журфаке мы изучали кодекс профессиональной этики журналиста. Сейчас это понятие кажется атавизмом. Но пусть наши манифесты станут этическим кодексом 2.0.

На втором курсе я прочитала «Поколение П» Пелевина и отчаянно не хотела верить в то, что в журналистике все друг у друга крадут идеи. У меня с тех пор аллергия на «Давайте сделаем как у…» А мы-то тогда зачем, если они уже есть? Поэтому SRSLY – это про дерзкие идеи, честные тексты и – куда ж без них – красивые картинки.

Читайте также
Музыка — 14:43, 20 апреля 2021
Новое в музыке за неделю: Иван Дорн, тима ищет свет, Paul McCartney, Therr Maitz и Gayana
Новости, Новости — 20 апреля, 14:43
Пэрис Хилтон стала NFT-художницей. Ее первая картина была продана за 1,11 млн долларов
Новости, Новости — 20 апреля, 13:39
Джон Кэмерон Митчелл сыграет Джо Экзотика в новом сериале по мотивам «Короля тигров»
Новости, Новости — 20 апреля, 13:08
Оркестр MusicAeterna Теодора Курентзиса устроил живой концерт на борту самолета
Новости, Новости — 20 апреля, 11:45
Беспилотный вертолет Ingenuity совершил свой первый полет на Марсе
Новости, Новости — 20 апреля, 11:30
Vogue и Tatler представили первые номера под руководством новых главредов
Популярная темаПопулярно
Образ жизни — 20 апреля, 11:29
Аудиоспектакль «Бродский. Суд»: почему стенограмму суда над поэтом важно проговорить
Новости, Новости — 20 апреля, 11:16
Настя Ивлеева выпустит чипсы «Изи пизи» и энергетический напиток «Чича-бум»
Новости, Новости — 19 апреля, 22:50
Снуп Догг снимется в комедийном триллере про вампиров от Netflix
Новости, Новости — 9 апреля, 14:32
«Дедлайн: вчера» и «Выгорание»: появились ароматы для особо трудолюбивых
Образ жизни — 6 апреля, 18:30
Ностальгия врывается в чат. Каким был мой первый компьютер: реальные истории из 90-х и нулевых
Музыка — 19 апреля, 21:52
О La Di Die, российских тиктокерах и значении песни «911». Интервью с певицей Нессой Барретт
Новости, Новости — 19 апреля, 20:46
Ксения Собчак провела круглый стол, посвященный сексуальному просвещению
Кино — 19 апреля, 19:08
«Зодиак» хип-хопа. Борис Барабанов о поисках правды в кадре и за кадром фильма «Город лжи»
Новости, Новости — 19 апреля, 16:24
«Матч ТВ» запускает спортивный тикток-хаус. Его участниками станут блогеры из Hype House, Full House и XO Team
Новости, Новости — 19 апреля, 12:16
У Dream Team House 10 млн подписчиков в тиктоке
Новости, Новости — 19 апреля, 09:11
Хаски выпустил видеорецепт каши из топора. Ролик продается в формате NFT
Новости, Новости — 18 апреля, 13:17
У The Offspring вышел первый альбом за девять лет
Новости, Новости — 18 апреля, 10:47
Шоу «Подруги» закрывается
Новости, Новости — 18 апреля, 09:14
Леша Янгер в новом шоу Bubblegun проверил, как хорошо его знает подписчик
Новости, Новости — 17 апреля, 17:13
Настя Ивлеева стала попечителем благотворительного проекта «Помощь» Никиты Кукушкина
Новости, Новости — 17 апреля, 13:28
Ученые посчитали общее количество живших на планете тираннозавров
Все звёзды и инфлюенсеры
Новости, Новости — 17 апреля, 10:44
NFT-картину российских художников продали за 6,6 млн рублей
Кино — 17 апреля, 10:01
В субботу аисты падали. Рецензия на фильм «Чернобыль» Данилы Козловского
Образ жизни — 16 апреля, 18:13
Лайфстайл-блогеры: кто они такие и почему на них подписываются
Новости, Новости — 16 апреля, 17:53
NASA впервые отправит космонавтов на МКС на многоразовых корабле и ракете
Образ жизни — 16 апреля, 17:39
10 видео, которые нужно посмотреть на ютьюбе: «Дайте танк (!)», Джон и Йоко и исчезновение Келси Беррет
Новости, Новости — 16 апреля, 14:23
У Ивана Дорна вышел сингл «Кроме тебя»
Новости, Новости — 16 апреля, 13:36
Vetements и KM20 выпустили собственный бургер
Новости, Новости — 16 апреля, 13:17
Настя Ивлеева сняла мини-фильм о вечеринке в честь своего 30-летия
Новости, Новости — 16 апреля, 11:53
Продюсеры «Молодого папы» снимут сериал об Одри Хепберн
5.5
Противостояние
(1 сезон)
Кларисса
(1 сезон)
6.5
История бранных слов
Никто
Кайфтаун
(2 сезон)
Ванда/Вижн
(1 сезон)
Убивая Еву
(4 сезон)
8.3
Американская история преступлений
(1 сезон)