Рецензии, Кино — 9 декабря 2020, 13:09

Шепоты и пшики: Майвенн расшифровала «ДНК». Рецензия Зинаиды Пронченко

Текст:
Зинаида Пронченко
Зинаида Пронченко
Кинокритик
С 10 декабря в российском прокате мелодрама «ДНК» француженки Майвенн ле Беско, отобранная в конкурсную программу несостоявшегося Каннского кинофестиваля. 

Париж в августе. Жара. Тишина. Тоска. Послеобеденный отдых в доме престарелых. Детский час. К старикам приходят отпрыски, часто напоследок. Вот и к Эмиру, pater шумного familias, нагрянула дочь (Фанни Ардан), внучка (Майвенн Ле Беско), ее младшая сестра (Марин Вакт) и еще куча родственников. У Эмира Альцгеймер, свою долгую трудную жизнь перед финальным затемнением он изложил нанятой специально журналистке, зафиксировавшей для мемориального альбома детали биографии патриарха: Алжир, эмиграция, октябрь 61-го, май 68-го, ассимиляция, интеграция, медленная деградация, наконец, дожитие. Слов и фотокарточек много, смысла мало, смысл ускользает. Кем был Эмир? Откуда он, вроде понятно. Куда попал и кем на этой земле стал, близкие даже не догадываются. А так хотелось бы знать, ведь угасает на глазах эпоха. Прошлого, может, и не жаль, но ведь настоящее и, главное, будущее зависит напрямую от того, подберут ли потомки ключ, раскроют ли тайну ДНК своих предков.


Тема национальной идентичности во Франции самая горячая. Причем уже лет 20. Портрет гражданина Пятой республики времен толерантности и мультикультурализма начали писать еще при Шираке. Победа на ЧМ-1998 стране была в помощь. Знаменитая триада black, blanc, beur, казалось, стала идеальной рифмой для либерте и далее по тексту. Увы, благие намерения всегда ведут в редакцию «Шарли Эбдо», «Батаклан» и на набережную Ниццы. Уже Саркози столкнулся с недопониманием со стороны гетерогенного французского общества, а Олланд заплатил за когнитивный диссонанс сполна. Макрон сейчас живет в долг, 2022-й покажет, продлит ли социум своему президенту кредит, в Елисейском дворце опять неспокойно, хоть и без перемен, Марин Ле Пен потирает руки.

Режиссерка Майвенн, зарекомендовавшая себя крепким ремейком шедевра Пиалы «Полисс», а также душещипательной автобиографической мелодрамой про токсичные отношения «Мой король», тоже потирает, только не руки, а зеркало. Три не три, а пенять на отражение, коли твоя мысль крива и примитивна, бесполезно и довольно с ее стороны глупо. Навязчивая идея молодой парижанки, типичной, избалованной разными привилегиями bobo, припасть к алжирским корням — вместо эспрессо по утрам пить чай с мятой или спать не в шелковой комбинации «Шанталь Тома», а в некоем подобии кандуры — выглядит не важным шагом на пути к себе настоящей, а капризом и блажью мещанки в мусульманстве. Удивительно, как ни авторка, ни вступившая с ней в сотрудничество группа известных товарищей, больших французских звезд (кроме Ардан и Вакт, в «ДНК» снялся Луи Гаррель) не понимают, что участвуют в мольеровской комедии, а не в «Шепотах и криках», адаптированных под запросы времени, допустим, Кешишем. К слову о Кешише: именно он до своих ностальгических увлечений молодостью и красотой исчерпывающе высказался о травмах, неврозах, колониальном сознании и постколониальной вине в ленте «Кус-кус и барабулька» или в «Черной Венере». Да и Ханеке в «Скрытом» или Робер Гедигян в «Вилле» и многих других своих картинах, не говоря уже про Мишеля Уэльбека, на насущные вопросы дали ответ. Означает ли ислам (и политический, и повседневный) покорность для французов перед неизбежным? Да. Можно ли ставить знак равенства между вероисповеданием и гражданством, если родина общая и секулярная, а религии разные и чувства друг друга оскорбляют ежедневно? Нет.


Майвенн, конечно, переживает за общество, в котором живет, но искреннее беспокойство — не повод для трюизмов. Классический для французского кино мариводаж, его легкое дыхание, все эти разговоры ни о чем и о самом главном, что десятилетиями ведут мамочки и шлюхи, и мужчины, которые очень любят женщин на террасах кафе бульвара Сен-Жермен, в «ДНК» мы слушаем и слышим, как тяжелый перегар и кислую отрыжку. От передовиц газеты «Либерасьон», вложенных в уста того или иного персонажа, — мусульмане тоже французы/ попробовали бы они так в мечети. И от феминистской реконкисты — от каждого по каминг-ауту, каждому по абьюзу.

В итоге, истошно голося и истово мучаясь два часа кряду, персонажи «ДНК» добиваются лишь одного результата — вместо эмпатии у зрителя антипатия и сплошное раздражение. Кто все эти позеры и резонеры, уберите их из кадра, чтобы они не заслоняли Париж, тоска по которому в локдаун достигла апогея. У нас с ними разное ДНК, мы не родственники, а чужие люди, так какого рожна мы терпим, эй, механик, выключай проектор, кина не будет.


Еще больше SRSLY в нашем канале на Яндекс.Дзен
Алина Бавина
главный редактор

Моя дипломная работа на журфаке МГУ была посвящена блогам и тому, приравняют ли их когда-то к СМИ и вообще насколько этично это делать. Тема появилась совершенно случайно. Изначально я собиралась писать про творчество Василия Шукшина. Но как-то среди ночи моя подруга, с которой мы прожили четыре года в одной комнате в общежитии и, естественно, не могли не выбрать одну кафедру, проснулась и сказала, что мы безумные и не осилим диплом по литературе, поэтому надо срочно менять тему. Над нами сжалился один преподаватель, который хорошо нас знал. Я уже даже не помню, кто придумал и предложил тему блогов. Но нам показалось, что она гораздо легче творчества Шукшина.

Тут нужно отметить, что это был – страшно представить! – 2008 год. И мы тогда еще были очень аналоговыми. Рефераты сдавали на дискетах (помню преподавателя, которому мы все по навету старшекурсников сдавали пустые дискеты, и пару моих однокурсников, попавшихся на этом), кино смотрели на дисках, которые брали в прокат в находившемся практически в подвале журфака киноклубе (помню, как тяжело мне давался Тарковский, Бергман и как я заснула при первом просмотре «Жизни как чуда» Кустурицы, которую потом нежно полюбила; но как меня поразили «Маргаритки»!), книги читали в Ленинке и радовались, если по читательскому билету попадали в тот самый ретро-зал с зелеными лампами. Тогда только-только появились «Одноклассники», а ЖЖ был самой прогрессивной площадкой. Мы – о, Боги! – ходили в интернет-кафе, которое тогда существовало у главного здания МГУ. Там у нас и разгорались нешуточные баталии в ЖЖ. Мы писали посты на волнующие темы и спорили с пеной у рта в комментариях. И делали это с таким азартом, будто играли на миллионы в казино.

Когда я получила свою твердую четверку за диплом, выдохнула и тут же забыла про него, то и предположить не могла, что тема блогов вернется в мою жизнь. «Зачем мы это делаем? Ну что за бред?» – долго не отпускала меня моя беспощадная рефлексия, когда затевали SRSLY. Ведь мы же сами морщимся от этих слов – «блогеры», «трендсеттеры», «инфлюенсеры», бла-бла-бла. Какая-то пошлятина выходит, когда начинаешь рассказывать, о чем мы. И как-то даже стыдно и неловко за себя становится. Но давайте не будем отрицать: блогеры дали нам новый контент, от которого наконец-то не душно. Звезды инстаграма вытеснили глянец, ютуба – затоптали телик. Блогеры начали тянуть теплое одеяло рекламных бюджетов на себя. Трендсеттеры и инфлюенсеры новой формации стали желанными гостями в светской тусовке. Теперь они «как скажут, так и будет».

Дудь нагнул Ютуб, Ивлеева из маникюрши превратилась в телезвезду с ТЭФИ, Горбачёва стала главной актрисой поколения, Монеточка зазвучала из всех утюгов. Это, безусловно, герои нашего времени. Они уже изменили реальность и продолжают это делать. У них влияние в интернете и не только. И не поддаться ему уже не получается. Конечно, можно дальше продолжать болеть нигилизмом и отрицать новый мир. Но это нечестно. Прежде всего по отношению к себе. А мы за честность, за открытые вопросы и ждем таких же ответов от героев. И у нас нет «не наших героев», нет предубеждений, и мы против клише.

Мы намеренно отказались от артемов быстровых и не будем прятаться за псевдонимами. У каждой публикации есть автор, которому вы сможете посмотреть в лицо и туда же высказать все, что думаете о его материале (естественно, аргументированно). Быть абсолютно несогласными с нами не возбраняется. Мы сами в редакции часто спорим друг с другом. Но последнее слово всегда остается за ответственным за раздел. У нас все со своим бэкграундом, позицией, принципами в профессии и взглядами на жизнь.

Когда в редакции предложили каждому написать свой манифест, я прониклась этой идеей. Сразу вспомнились Белинский, Добролюбов, Чернышевский, Белый, Блок, Иванов, Гумилев… Всплыло слово «публицистика». И повеяло той самой нашей наивной аналоговостью, которой теперь уже просто нет. На журфаке мы изучали кодекс профессиональной этики журналиста. Сейчас это понятие кажется атавизмом. Но пусть наши манифесты станут этическим кодексом 2.0.

На втором курсе я прочитала «Поколение П» Пелевина и отчаянно не хотела верить в то, что в журналистике все друг у друга крадут идеи. У меня с тех пор аллергия на «Давайте сделаем как у…» А мы-то тогда зачем, если они уже есть? Поэтому SRSLY – это про дерзкие идеи, честные тексты и – куда ж без них – красивые картинки.

Читайте также
Герои — 21:52, 28 июля 2021
Глянец и онлайн, шоу «Узнать за 10 секунд» и злобные комментаторы. Интервью с главным редактором «Афиши Daily» Трифоном Бебутовым
Герои — 28 июля, 21:52
Гайды, вебинары и собственный бизнес. Блогеры-миллионники о том, на чем зарабатывают
Новости, Новости — 28 июля, 19:56
Лисса Авеми и Саша Стоун обсудили тренд на мужской маникюр в новом выпуске шоу «ДаДа — НетНет»
Новости, Новости — 28 июля, 17:30
«Холостяк» с Джараховым, чужая свадьба и «Я в моменте»: вышла финальная серия «Блогеров и дорог» Насти Ивлеевой
Герои — 28 июля, 17:05
О рыцарских романах, говорящих лисах и пьянках допоздна. Интервью с Дэвидом Лоури и Девом Пателем
Новости, Новости — 28 июля, 16:04
Макс Климток сравнил Dream Team House и Why Not House и объяснил, где ему было лучше
Популярная темаПопулярно
Новости, Новости — 28 июля, 15:27
Аня Покров считает, что в тикток-хаусах сложно жить. Блогерша объяснила почему
Герои — 28 июля, 13:57
С чистого холста. Антон Рева, Маша Качарава, Алена Ракова и Сергей Овсейкин о своей формации как художников, визуальном языке и рождении идей
Новости, Новости — 28 июля, 12:13
Forbes опубликовал рейтинг самых успешных российских звезд. В него попали Милохин, Прусикин и Slava Marlow
Новости — 26 июля, 18:39
Как бизнес подарил вторую жизнь дореволюционным заводам и мануфактурам? Объясняем на примерах Москвы и Санкт-Петербурга
Новости — 9 июля, 14:03
Современные художники перепридумали «Лукоморье» Пушкина. Смотрите, что получилось
Новости, Новости — 28 июля, 10:57
Выручка Gucci выросла на 86% во втором квартале 2021-го — до 2,31 млрд евро
Кино — 28 июля, 01:44
Сериалы недели: «Тед Лассо», «Властелины вселенной: Откровение», «Тернер и Хуч» и другие
Новости, Новости — 27 июля, 23:34
Артур Бабич и Хабиб проверили, кто лучше знает мемы, в шоу «Мем-батл»
Новости, Новости — 27 июля, 22:07
Instagram сделает аккаунты пользователей до 16 лет приватными
Образ жизни — 27 июля, 20:44
Департамент правды и кролик-самурай. Обзор лучших комиксов San Diego Comic-Con
Музыка — 27 июля, 15:43
Новое в музыке за неделю: Монатик, James Blake, Сюзанна, Lil Nas X и Глеб Калюжный
Герои — 27 июля, 14:45
Карманный революционер. Борис Барабанов поговорил с Николаем Комягиным из Shortparis
Новости, Новости — 27 июля, 14:25
Джиган выпустил трек «На чиле» по мотивам одноименного мема. На фитах Крид, OG Buda и Soda Luv
Новости, Новости — 27 июля, 13:48
Влад Бумага рассказал о переезде в Москву и съемках в кино в новом выпуске «А4 на детекторе лжи»
Новости, Новости — 27 июля, 13:11
Зомби-телепузики и кровожадный Микки Маус: тиктокер создает 3D-хорроры с известными персонажами
Новости, Новости — 27 июля, 11:32
В Санкт-Петербурге откроются фуд-корты
Все звёзды и инфлюенсеры
Новости, Новости — 27 июля, 10:51
Появился сайт, похожий на страничку «Википедии». Он меняется, когда читатель моргает
Кино — 26 июля, 23:28
Парадоксы любви. Рецензия на фильм «Кто-то кого-то полюбит»
Новости, Новости — 26 июля, 21:27
В «Кухне на районе» теперь можно заказать маффин с кожурой банана и сумку для многоразовых бутылок
Новости, Новости — 26 июля, 19:03
Новое место в Москве: французская кондитерская NIQA на Тверском бульваре
Новости, Новости — 26 июля, 17:49
Полина Ланс ушла из Sweet House
Новости, Новости — 26 июля, 15:37
Даня Милохин завел еще один аккаунт в тиктоке. Там он публикует контент со съемок «Блогеров и дорог»
Герои — 26 июля, 14:40
На пару слов: интервью с Самарой Уивинг
Новости, Новости — 26 июля, 13:21
Первую серию 33-го сезона «Симпсонов» снимут в стиле мюзикла
Новости, Новости — 26 июля, 11:24
Full House покинули еще двое участников. Теперь в команде осталось шесть человек
Новенький
(2 сезон)
Поколение 56k
(1 сезон)
Молодые монархи
(1 сезон)
Отряд самоубийц 2: Миссия навылет
Белый лотос
(1 сезон)
Перри Мейсон
(2 сезон)
Мне это не нравится
(2 сезон)
7.9
Матрешка
(2 сезон)