Интервью, Образ жизни — 25 июня, 22:52

«Все уже понимают, что онлайн победит офлайн». Интервью с галеристом Джейкобом Якубовым

Арт-сообщество в интернете сегодня всеми силами пытается поддержать искусство в разных его проявлениях. Онлайн-платформа галереи WHO I AM под названием I AM ARTIST как раз об этом. Там будут выставляться на продажу работы художников со всего мира. Пока платформа существует только в инстаграме, но в ближайшее время проект запустится в полную силу. Мы поговорили с его идейным вдохновителем и основателем галереи Джейкобом Якубовым о том, как привлекать зарубежных кураторов, продавать онлайн и собирать свою коллекцию.

В качестве бонуса — работы участников платформы I AM ARTIST, появившиеся на свет во время режима самоизоляции. 

Джейкоб, для начала расскажи немного о проекте. Как родилась идея сделать онлайн-площадку, посвященную искусству? 

Изначально задумка состояла в том, чтобы поддержать резидентов нашей галереи WHO I AM. Мы делали прямые эфиры с художниками из разных уголков мира — такой антикризисный штаб. Так как цены на их работы обычно превышают 1000 евро, а в России искусство и прежде было сложно продавать, я поинтересовался, как они смотрят на то, чтобы в этот период создавать нечто более доступного формата — графику, скетчи стоимостью до 1000 евро. Идея была положительно воспринята, и к ней подключились западные художники. 

Если у человека есть возможность продолжать свой путь коллекционера, покупая искусство с селекцией от галереи и экспертов проекта с таким фильтром цены, — это удобно, а главное, активизирует рынок. Тем самым художники поддерживают молодых коллекционеров, а они — современное искусство, возникает некий симбиоз. 

Как самоизоляция повлияла на галерею, бренд и тебя как художника? 

Я стал значительно больше работать, много времени уделять практике, семье — и это бесценно. Экспериментирую с непривычным для себя жанром — живописью, хотя и в свойственной себе манере mixed media. Бренд (вернее, наше производство в Иваново) в течение продолжительного периода исполнял социальный долг и отшивал маски, комбинезоны и прочую спецодежду. В самоизоляции мы подготовили несколько коллабораций бренда WHO I AM, одна из них — с крупнейшим в стране текстильным предприятием, которое запатентовало суперзащитное свойство ткани. Мы создали из этого материала кое-что особенное и очень актуальное для всех в ближайшее время! Также впереди две коллаборации с очень крутыми художниками. 


Появился бы проект, если бы самоизоляции не было? 

Вряд ли. Самоизоляция сыграла свою роль, и это его положительный аспект. 

В чем главные отличия вашего проекта от других онлайн-галерей?

В WHO I AM Gallery есть онлайн-стор, в котором можно сделать запрос на понравившуюся работу. С вами связываются сотрудники галереи, начинается процесс обсуждения. Все это длится долго, потому что искусство в принципе тяжеловесно, это большая, сложная и в каком-то смысле инертная система. Я подумал: почему бы не решиться на безумный шаг — попробовать изменить бизнес-процессы в отрасли, сделать ее более гибкой?

Онлайн-галереи, как правило, работают с художниками и получают комиссию — процент от продаж. Он может составлять 50 процентов, но бывает по-разному. При такой схеме к цене работы прибавляется комиссия, что отражается на финальной стоимости. В нашем проекте я двигался не от идеи создать новый бизнес, а от стремления поддержать художников. Поэтому основным шокирующим фактом будет то, что 100 процентов стоимости, которую фиксирует сам художник, перечисляются ему: не будет никакой комиссии. Доставку и налог оплачивает клиент. В плане поддержки искусства и тех, кто его создает, я считаю это важным.

Выбор художников курируется. Как проходит процесс отбора? И что они получают от сотрудничества с вами? 

Это сложный для меня момент. Изначально я выступал за свободный формат, при котором люди могут курировать площадку по принципу от большего к меньшему: кто лидирует по количеству просмотров и продаж, тот в топе. Но когда к проекту подключились мои европейские партнеры и с ними волна художников, кураторский фактор стал решающим. У нас сформировался экспертный совет из представителей арт-сообщества в Вене, Берлине, Москве и Венеции. 

Для художника с богатым CV важно быть представленным на платформе, где уделяют особое внимание селекции, — это репутационный момент. Кроме того, появляется возможность продавать свои работы без комиссии. Для европейских художников это означает выход на российский рынок, для наших — наоборот. Плюс идет обмен опытом. 

Проект некоммерческий. В чем смысл лично для тебя? 

Это первый вопрос, который обычно мне задают. Я не искал смысла, изначально идея была альтруистической. Как художнику мне стало любопытно, насколько реалистична мысль о работе онлайн-платформы без комиссии. Как галеристу — интересно было создать новый формат взаимодействия консьюмера и художника. В процессе трехмесячной работы все переросло в более осмысленный проект, в котором много граней и возможностей как для творческих коллабораций, так и для бизнес-проектов внутри платформы.

Что бы ты сказал молодым коллекционерам, которые только начинают формировать свои коллекции? С чего начать собирать искусство? 

Приходите к нам на площадку и сделайте осознанный выбор — а это значит, интуитивно, сердцем. Сегодня многие коллекционеры платят приличные деньги арт-консультантам, гоняются за художниками по ярмаркам, слушают кураторов и ориентируются на чужой пример. Но меня больше вдохновляют такие истории, как, например, у Дона и Меры Рубелл — двух самых влиятельных и моих любимых коллекционеров современного искусства. Они начали собирать свою коллекцию, когда поженились в 1964 году, на скромный бюджет — 25 долларов, четверть от еженедельной зарплаты Меры, работавшей учительницей. В 1993 году пара открыла семейную коллекцию, чтобы представить ее общественности. По последним подсчетам, Rubells принадлежит около 7200 работ более чем 1000 первоклассных современных мастеров. А их новый музей в Майами, в районе Аллапатта — просто фантастика.

Какие ты видишь перспективы у онлайн-проектов?

Думаю, все уже понимают, что онлайн победит офлайн в смысле продаж. Я не верю в онлайн-выставки и посещения музеев. Ничто не заменит персонального присутствия в Эрмитаже или Центре Помпиду. Ценность искусства в том, чтобы его созерцать, находиться в его поле — это очень тактильное ощущение, пусть и на ментальном уровне. Будет печально, если человек, совершив виртуальный тур по Лувру, придет в музей и разочаруется, не испытает того чувства, которое могло бы возникнуть в его сердце без этой интернет-экскурсии. 

А вот статистика онлайн-продаж, как у Art Basel HK, так и у Frieze NY, говорит о том, что коллекционерам вполне комфортно совершать покупки в интернете и в этом есть перспективы!

Как бы ты прокомментировал текущее состояние рынка искусства в России? 

Главное, что он есть. Важно его сохранить. Можно много говорить и жаловаться, но за последние 10 лет удалось его активизировать, и сейчас надо поддержать все институции, особенно частные, чтобы не потерять еще на 10 лет возможность прогрессивного роста.


Как думаешь, изменится ли жизнь после самоизоляции?

Думаю, люди быстро все забудут и вернутся к прежнему ритму жизни, к рутине, но будут и те, с кем в этот период произошли изменения. За такой трансформацией всегда стоит большая работа над собой, а жители мегаполисов привыкли к хаосу и паттернам своих ошибок. Тут тоже все индивидуально. Планета с нами разговаривает, и вирус — это сообщение о необходимости меняться глобально. Хорошо, если побольше людей это поймут. 


Художники-участники платформы I AM ARTIST о том, как самоизоляция повлияла на их творчество.

Художник Вова Перкин: «Моя работа во время самоизоляции прошла продуктивно. Первым делом я переехал в свою загородную студию и доделал проект "Тысячелистник": это 1000 графических работ с тиражом 100 штук каждая. Персонажи этого проекта — из мира Перкинизма и Нашей Утопии, а его главная идея — "Искусство в каждый дом". Параллельно я написал три живописных работы и приступил к двум новым, крупноформатным, так что время пролетает незаметно».

«Космический мужик, кто ты? Ангел или бес?» (холст, акрил)/художник Вова Перкин

Художница Евгения Воронова: «Серия работ "Изнанка" — это произведения, созданные во время самоизоляции. Вынужденно оказавшись взаперти, мы поняли, насколько человек зависит от обстоятельств и как меняются его мысли, чувства. Каждая работа в серии состоит из четырех частей, что для меня подчеркивает отрывочность, фрагментарность восприятия. Знакомое пространство я как бы выворачиваю наизнанку — это метафора того, что все неоднозначно». 

Работа из серии «Изнанка» /художница Евгения Воронова

Художник Влад Мельник: «Каждый день на протяжении трех месяцев с утра и до вечера я стремился написать что-то стоящее — то, что достойно названия "живопись"». 

Автор работы: Владислав Мельник

Художница Ксюша Обуховская: «Splendor Solis — работа, которую я сделала ещё в самом в начале самоизоляции. В ней отражены мои первые ощущения от происходящего, когда тебя не покидает чувство, что ты стримишь апокалипсис из интернета, находясь в пространстве своей комнаты. Pandemic love diaries — мне в целом интересно, как мы переживаем чувство любви в диджитал-эпоху. Эта работа, с одной стороны, об интернет одиночестве, с другой — о том, как трансформируется чувство влюбленности и ее лицо, когда единственным доступом к ней становятся образы из социальных сетей».

Splendor Solis (холст, масло)/художница Ксюша Обуховская



Алина Бавина
главный редактор

Моя дипломная работа на журфаке МГУ была посвящена блогам и тому, приравняют ли их когда-то к СМИ и вообще насколько этично это делать. Тема появилась совершенно случайно. Изначально я собиралась писать про творчество Василия Шукшина. Но как-то среди ночи моя подруга, с которой мы прожили четыре года в одной комнате в общежитии и, естественно, не могли не выбрать одну кафедру, проснулась и сказала, что мы безумные и не осилим диплом по литературе, поэтому надо срочно менять тему. Над нами сжалился один преподаватель, который хорошо нас знал. Я уже даже не помню, кто придумал и предложил тему блогов. Но нам показалось, что она гораздо легче творчества Шукшина.

Тут нужно отметить, что это был – страшно представить! – 2008 год. И мы тогда еще были очень аналоговыми. Рефераты сдавали на дискетах (помню преподавателя, которому мы все по навету старшекурсников сдавали пустые дискеты, и пару моих однокурсников, попавшихся на этом), кино смотрели на дисках, которые брали в прокат в находившемся практически в подвале журфака киноклубе (помню, как тяжело мне давался Тарковский, Бергман и как я заснула при первом просмотре «Жизни как чуда» Кустурицы, которую потом нежно полюбила; но как меня поразили «Маргаритки»!), книги читали в Ленинке и радовались, если по читательскому билету попадали в тот самый ретро-зал с зелеными лампами. Тогда только-только появились «Одноклассники», а ЖЖ был самой прогрессивной площадкой. Мы – о, Боги! – ходили в интернет-кафе, которое тогда существовало у главного здания МГУ. Там у нас и разгорались нешуточные баталии в ЖЖ. Мы писали посты на волнующие темы и спорили с пеной у рта в комментариях. И делали это с таким азартом, будто играли на миллионы в казино.

Когда я получила свою твердую четверку за диплом, выдохнула и тут же забыла про него, то и предположить не могла, что тема блогов вернется в мою жизнь. «Зачем мы это делаем? Ну что за бред?» – долго не отпускала меня моя беспощадная рефлексия, когда затевали SRSLY. Ведь мы же сами морщимся от этих слов – «блогеры», «трендсеттеры», «инфлюенсеры», бла-бла-бла. Какая-то пошлятина выходит, когда начинаешь рассказывать, о чем мы. И как-то даже стыдно и неловко за себя становится. Но давайте не будем отрицать: блогеры дали нам новый контент, от которого наконец-то не душно. Звезды инстаграма вытеснили глянец, ютуба – затоптали телик. Блогеры начали тянуть теплое одеяло рекламных бюджетов на себя. Трендсеттеры и инфлюенсеры новой формации стали желанными гостями в светской тусовке. Теперь они «как скажут, так и будет».

Дудь нагнул Ютуб, Ивлеева из маникюрши превратилась в телезвезду с ТЭФИ, Горбачёва стала главной актрисой поколения, Монеточка зазвучала из всех утюгов. Это, безусловно, герои нашего времени. Они уже изменили реальность и продолжают это делать. У них влияние в интернете и не только. И не поддаться ему уже не получается. Конечно, можно дальше продолжать болеть нигилизмом и отрицать новый мир. Но это нечестно. Прежде всего по отношению к себе. А мы за честность, за открытые вопросы и ждем таких же ответов от героев. И у нас нет «не наших героев», нет предубеждений, и мы против клише.

Мы намеренно отказались от артемов быстровых и не будем прятаться за псевдонимами. У каждой публикации есть автор, которому вы сможете посмотреть в лицо и туда же высказать все, что думаете о его материале (естественно, аргументированно). Быть абсолютно несогласными с нами не возбраняется. Мы сами в редакции часто спорим друг с другом. Но последнее слово всегда остается за ответственным за раздел. У нас все со своим бэкграундом, позицией, принципами в профессии и взглядами на жизнь.

Когда в редакции предложили каждому написать свой манифест, я прониклась этой идеей. Сразу вспомнились Белинский, Добролюбов, Чернышевский, Белый, Блок, Иванов, Гумилев… Всплыло слово «публицистика». И повеяло той самой нашей наивной аналоговостью, которой теперь уже просто нет. На журфаке мы изучали кодекс профессиональной этики журналиста. Сейчас это понятие кажется атавизмом. Но пусть наши манифесты станут этическим кодексом 2.0.

На втором курсе я прочитала «Поколение П» Пелевина и отчаянно не хотела верить в то, что в журналистике все друг у друга крадут идеи. У меня с тех пор аллергия на «Давайте сделаем как у…» А мы-то тогда зачем, если они уже есть? Поэтому SRSLY – это про дерзкие идеи, честные тексты и – куда ж без них – красивые картинки.

Читайте также
Герои — 15:47, 24 октября 2020
«Смех — это противопоставление смерти». Интервью с актером Сергеем Буруновым
Новости, Новости — 24 октября, 15:47
В коалицию против Apple хотят вступить еще 400 разработчиков. Изначально их было 13
Новости, Новости — 24 октября, 14:16
У Dream Team House 7 миллионов подписчиков в тиктоке. Это самый популярный хаус в стране
Новости, Новости — 24 октября, 11:43
Появился уличный художник GANksy. Он как Бэнкси, только не человек
Новости, Новости — 23 октября, 18:14
У Reebook коллаборация с Ubisoft. Она посвящена игре Assassin’s Creed: Valhalla
Новости, Новости — 23 октября, 17:02
Золото, мрамор и даже фрагмент древнего копья: рассказываем, как выглядит iPhone 12 Pro за 3 млн рублей
Популярная темаПопулярно авто
Новости, Новости — 23 октября, 16:21
У Timepad новая система рекомендаций: она поможет найти интересные мероприятия
Образ жизни — 23 октября, 15:44
10 видео, которые нужно посмотреть на ютьюбе: Nilüfer Yanya, Саша Бортич и асексуальность
Новости, Новости — 23 октября, 15:41
У Tesla очередной рекорд. Выручка компании в третьем квартале составила почти 9 млрд долларов
Образ жизни — 22 октября, 13:07
«Никаким, а в целом всем». Каким профессиям не нужно учиться в вузе, по версии зумеров и миллениалов
Новости, Новости — 9 октября, 14:36
«Большая мечта — уже полпути»: минутка мотивации от Саши Петрова и glo
Новости, Новости — 23 октября, 14:37
«Макдоналдс» введет раздельный сбор отходов во всех ресторанах сети
Новости, Новости — 23 октября, 13:54
Еще больше черного юмора и аллегорий: Тим Бертон планирует снять ремейк «Семейки Аддамс»
Новости, Новости — 23 октября, 12:50
Что будет с российским ютьюбом? Рассказывает Женя Калинкин
Новости, Новости — 23 октября, 10:50
Клип Арианы Гранде на трек Positions. Там певица становится президентом и печет пироги
Популярная темаПопулярно тикток
Новости, Новости — 22 октября, 19:51
Из Swag Team ушли сразу четыре участника. Тиктокеры решили заняться бизнесом и саморазвитием
Новости, Новости — 22 октября, 18:56
Тикток Вали Карнавал заблокировали. Но ненадолго
Новости, Новости — 22 октября, 18:17
Кракен на набережной «Зарядья». Это арт-объект Михаила Цатуряна
Новости, Новости — 22 октября, 16:51
У Игоря Николаева тоже есть тикток. Никогда такого не было, и вот опять
Кино — 22 октября, 16:45
О теракте на Дубровке, фильме «Конференция» и человеческой слабости. Интервью с Иваном И. Твердовским
Новости, Новости — 22 октября, 14:37
Картину Бэнкси «Покажи мне Моне» продали почти за 10 млн долларов. Торги длились 8 минут
Новости, Новости — 22 октября, 13:23
Юрий Дудь стал самым популярным блогером среди зумеров
Все звёзды и инфлюенсеры
Новости, Новости — 22 октября, 09:53
В тиктоке нашли профиль Эль Фаннинг. Только у аккаунта нет аватара и верификации
Герои — 22 октября, 01:12
«Побывать на концерте классической музыки — это как прийти в храм». Интервью с дирижером Михаилом Татарниковым
Кино — 21 октября, 21:34
Рецензия на «Конференцию» Ивана И. Твердовского: проживи меня, проговори со мной
Новости, Новости — 21 октября, 21:33
Куча змей и ни одного выполненного челленджа. Роман Каграманов в шоу «З.Б.С.» Насти Ивлеевой
Образ жизни — 21 октября, 19:41
Главное в телеграме за неделю: две крутые обложки, один деанон и «Фразы после секса»
Новости, Новости — 21 октября, 18:35
Для торта придумали щит. Он позволяет задувать свечи без распространения бактерий
Герои — 21 октября, 15:50
О гипнозе, НЛП и дионисийстве. Интервью с актером Максимом Сухановым
Кино — 21 октября, 13:56
Бликующий экран: новинки кино в Сети («Суд над чикагской семеркой», «Ноктюрн», «Тебе стоило уйти»)
Герои — 21 октября, 13:06
О призвании, фэшн-тусовке и Трабуне. Интервью со Славой Gee
Ведьмы
Эмили в Париже
(1 сезон)
Некст
(1 сезон)
Мы те, кто мы есть
(1 сезон)
Ведьмак: Происхождение
(1 сезон)
Ради всего человечества
(2 сезон)
Острые козырьки
(1 сезон)
Американская история преступлений. Импичмент
(3 сезон)
Корона
(4 сезон)
Метод
(2 сезон)
Настя, соберись!
(1 сезон)
Псих
(1 сезон)