Интервью, Герои — 26 апреля, 18:33

Уехать в Калифорнию и создать стартап, позволяющий людям быть кем угодно. Интервью с предпринимательницей Антониной Федоровой

Антонина Федорова променяла комфортную московскую жизнь на скитания по Калифорнии, стремясь реализовать мечту — стартап Anybe, дающий людям возможность преобразиться в лиц другой профессии или социальной роли. Предпринимательница поведала, каково привлекать инвестиции в разгар пандемии и сменить 57 мест жительства за год.

Расскажи о своем бэкграунде.

Сначала я работала в банке, а потом начался абсолютно андеграундный рок-н-ролл и бесконечные фестивали: я была директором молодых рок-групп и устраивала дома квартирники, семь лет трудилась менеджером главной сцены на «Нашествии» и «Усадьбе Jazz». Затем вдруг попала в агентство, которое занимается крутыми иностранными привозами. Там букировала западных артистов и гастролировала вместе с ними, была в числе прочего представителем Boney M. на территории России и СНГ.

Потом я подумала, что в моем шоу-бизнесе слишком много бизнеса, и в 2013 году стала директором рэп-исполнителя Ассаи, продюсировала тур альбома «Задеть за мертвое». Но я, видимо, на себя слишком много взвалила — перегорела, ушла и начала делать свои кастомизированные экспириенсы.

Как работа с Ассаи могла навести на такую идею?

Она помогла понять, что я больше не могу работать круглосуточно с артистами. Больше никакого рок-н-ролла! Я уволилась отовсюду и ушла в никуда, совсем не понимая, чем мне заниматься. Первый месяц отсыпалась, потом стала искать себя, попробовала все возможные виды курсов, но ни к чему не пришла. Решила улететь отдыхать на две недели без телефона — верила, что в этом информационном вакууме ко мне обязательно придет великая идея. Я классно отдохнула, но идея не пришла. Возвращаясь в Москву, составила список областей, где теоретически я могла бы работать. Была уверена, что есть такое агентство, которое организует мне тест-драйв каждой из этих профессий. Стала гуглить и удивилась, что никто этого не делает. Ни в России, ни в Европе. Я подумала: хм, можно же сделать самой такое агентство, дающее возможность побыть в чужой шкуре.

И ты нашла благодарную аудиторию в среде российских бизнесменов?

Да, но у меня все получилось не так, как я планировала. Изначально идея была очень романтичная: помогать находить свое предназначение. И вот мой первый заказ: два друга не знают, что подарить третьему, у которого уже все есть. И они мне заказали день из жизни продавца в секс-шопе. Я сначала думала отказаться, потому что если человеку не понравится, то все, можно сразу закрывать агентство — тема достаточно рискованная. Но мы все-таки это сделали, и получилось очень классно. Они говорили, что, скорее всего, друг откажется, но он сыграл по полной программе — включился кураж продажника. Мы подговорили его близких друзей, личную помощницу и даже дочку прийти в разное время и сделать вид, что с ним не знакомы, погонять его по всему магазину. Он начал сочинять невероятные истории, все ржали — был очень эмоционально запоминающийся экспириенс. А потом пошли запросы от других клиентов. Многие стремятся исполнить мечту детства, закрывают гештальты.


Фиксировались такие экспириенсы на видео?

Что-то мы снимали чисто для домашнего архива, потому что такие люди избегают публичности. Что-то есть у нас на ютьюбе. Опять же, перед камерой не все себя комфортно чувствуют, особенно когда попадают в совершенно новый для них контекст.

По сути, это выход из зоны комфорта?

Абсолютно. Мы даже пробовали сделать реалити-шоу, если честно, но это совсем другие задачи: либо ты делаешь шоу, либо помогаешь пережить эмоциональный опыт.

В какое время у тебя получалось продавать эту услугу в России? И что подтолкнуло к отъезду?

С 2014-го по 2019-й. Мне довольно комфортно жилось, я много путешествовала, брала сторонние проекты с артистами. В апреле 2019 года мне пришла идея «облегчить себе жизнь»: выставить простые профессии в меню на сайте и автоматизировать процессы...

А где сайт, там и приложение.

Я думала — пусть они сами там переписываются, я буду брать маленькую комиссию, но уже не стану вовлекаться. А получилось совсем наоборот. Я обратилась к своему другу-айтишнику, он сказал: «Ок, но вообще-то, это называется стартап, и его удобно было бы реализовать через приложение». Я поняла, что этот проект может быть масштабирован глобально. Мои друзья-бизнесмены мне сразу сказали, что в России подобным проектам делать нечего: нет рынка и инфраструктуры. Для такого продукта есть только три пути: либо Сингапур и азиатский рынок, либо Дубай и Европа, либо Калифорния и американский рынок. Я решила начать с Калифорнии и взяла билет в один конец без понятия, что будет дальше. Оказалось, быть стартапером — это совершенно другие правила игры, у меня полное ощущение, что за время жизни здесь я получила еще одно высшее образование.

В чем специфика культуры калифорнийских стартаперов?

Это не сравнимо с тем, что мы знаем о классическом бизнесе, где основная задача — подешевле купить и подороже продать. Здесь идея совсем в другом: ты можешь десятилетиями не выходить в кассовый плюс. Когда я это узнала, была в шоке: все эти миллиардные компании до сих пор убыточны, и это нормально. Я старалась понять, как все работает, на что смотрят инвесторы, в чем здесь задача.


В чем фишка, как это работает?

Основной смысл — в росте. Пока компания растет и обороты увеличиваются даже без прибыли, повышается ее стоимость на рынке. Соответственно — тем больше зарплаты у тех, кто там работает, и так становятся миллиардерами. Например, Google стоит гораздо больше, чем 152 американские авиакомпании, которые обеспечивают все авиаперевозки.

А Google тоже убыточная?

У них же очень много разных абсолютно убыточных продуктов, но есть какие-то суперприбыльные. За счет диверсификации у них в целом все хорошо, а в пандемию стало гораздо лучше, насколько мне известно.

Часто стартаперы имеют целью не запустить свой стартап, а продать до запуска?

Серийный стартапер стремится не запустить, а очень грамотно продать свою идею. Когда я приехала в США, имея лишь презентацию в Power Point и не имея продукта, я могла уже поднять 100—150 тысяч долларов. Но это были бы токсичные деньги, которые мне помешали бы в будущем. Моя цель — не хапануть и за год проесть эти деньги, а потом говорить «сорри, не получилось» — таких большинство. У меня все-таки есть миссия идти дальше, а для этого мне нужно привлечь первичные инвестиции на самых лучших для себя условиях. Чтобы получить инвестиции, у меня должен быть MVP — минимальный жизнеспособный продукт, в основе которого лежит доказанная бизнес-идея. Это совершенно другие деньги: рабочий продукт может привлечь миллионы, миллиарды долларов.

Как и кому ты доказывала бизнес-идею? На питчингах?

Я не питчилась в классическом смысле слова: я собрала вокруг себя потрясающий нетворк из инвесторов.

Каким образом ты его собрала?

Ходила по всем мероприятиям в Сан-Франциско, Пало-Альто как на работу: знакомилась, общалась. Я запланировала в марте запуститься, а летом ходить по инвесторам, поэтому дала себе пару месяцев, чтобы изучить рынок и обзавестись базой наставников. Инвесторы вокруг меня говорили: «О, класс, будут цифры — приходи!» Потом случилась пандемия, все пошло не так, офлайн-эспириенсы запретили, но я решила все равно остаться здесь. Поняла, что на масс-маркет не выйду еще долго, значит, нам надо меняться. В стартапах это частое явление, называется pivot. Потом стало очевидно, что пандемия — это надолго, и мы решили сделать продукт чуть ближе к тому, чем я занималась в Москве, но с уклоном в психологический туризм, тоже с достаточно большим чеком. Я выбираю сейчас лидеров разных ниш: если это, например, шеф-повар, то совершенно легендарный. Таким образом собралось достаточно много интересных людей и потенциальных клиентов. 

Это, получается, опять бутиковая история?

Да, бутиковая история на американском рынке. Для моих американских инвесторов мои успехи в России ничего не значат, здесь все — с нуля. Но я, опять же, готовлю базу, чтобы в будущем сделать продукт глобальным.

Потенциальные американские клиенты готовы пожить в роли бомжа?

Это самый популярный запрос. Бомжей на самом деле много, это отдельная планета. Я нашла одного в Сан-Франциско и спросила, не против ли он, если я с ним проведу день. Он не понял, что мне от него нужно, но сказал: «Ладно, приходи в 10 утра». И я с ним целый день сидела на бетоне: слушала его истории, обуславливалась его контекстом — это абсолютно безумный опыт. Было ощущение, что я невидимка, как будто психологически телепортировалась в другую вселенную. Я задавала ему вопросы: почему он не пользуется помощью государства, что такое любовь, чего он боится, что такое свобода, и он давал совершенно нетривиальные ответы. Это удивительно. Я с ним плакала и смеялась.

Почему, кстати, он не пользуется помощью государства?

Потому что считает, что это тюрьма.

Если богатый клиент захочет стать бомжом, он готов пойти в ночлежку или предпочтет уличную жизнь?

Зависит от того, кто насколько готов играть. Я уже изучила рынок бомжей: тут есть такая программа стоимостью 30 000 $, идея которой в том, что человек месяц занимается с коучами и психологами, чтобы потом на неделю отправиться жить на улицу. То есть они там ночуют без денег, без документов, без телефонов — переживают сильный стресс, перезагрузку. Я предлагаю не такое глубокое погружение — все-таки у меня больше про туризм, а не про эмиграцию. С Джоном — так звали того бомжа, с которым мне довелось провести много времени — я не ночевала: посидела до восьми вечера, замерзла и потом вернулась в свою теплую постель. 


Какие еще социальные или профессиональные роли популярны, помимо бомжей?

Очень большой запрос на фермеров и виноделов, потому что специалистам, достигшим успеха в IT-сфере, хочется совершенно другого, суперприземленного. И многие после успешных экзитов открывают свою маленькую фермочку и живут счастливо. Сейчас я ушла больше в психологию, есть даже клиент с запросом поработать в психиатрической клинике с людьми, у которых настоящие проблемы.   

Богатые и успешные хотят таким образом компенсировать свою привилегированность?

Тема толерантности и эмпатии здесь — не пустые слова. Многие хотят растянуть свою нейропластичность, попробовать что-то совсем противоположное. Кому-то просто не хватает вдохновения. У меня сейчас спрашивают о возможности побыть в роли музыкантов, актеров, кинорежиссеров. Когда ты пашешь и не хватает креатива, драйва, то можешь стать тенью творческого человека, изучить, как он живет и думает. Это не мастер-класс и не экскурсия, задача — чтобы творческий человек поделился своим мировосприятием. Еще мы сейчас делаем погружение в социальную роль трансгендерных людей, это вообще отдельная тема.

А секс-работником кто-нибудь хочет быть?

Здесь это, насколько я знаю, запрещено, хотя если клиент захочет — сделаем. Но на сайте в приложении в свободном доступе этого не будет.

Клиента можно отвезти в Неваду.

Да, можно. Мы планируем сейчас сделать из клиента стриптизера в Лас-Вегасе — тоже интересный опыт выхода из зоны комфорта.

Каков статус готовности вашего стартапа?

У нас все готово технически и документально, я сейчас просто жду, когда скажут: все, пандемия закончилась, можно спокойно встречаться офлайн. Тогда смогу стартовать, взять деньги и запускать рекламу. За этот год пандемии я провела очень глубокое маркетинговое исследование, лучше узнала свою целевую аудиторию, обзавелась необходимыми связями.

Уже сформирована команда?

Команда сформирована, в основном она находится в России. У меня есть ребята, которые сделали брендинг и продакт-дизайн, есть технический лидер, тоже в Москве. Здесь, кстати, русские разработчики — знак качества. Во всех местных технологических компаниях они работают гораздо эффективнее, чем американцы или индийцы. Когда я говорю инвесторам, что у меня в команде разработчики из России, для них это конкурентное преимущество. А местные члены команды помогают мне находить людей и писать тексты.

Локдауны губительно сказались на калифорнийских бизнесах?

Да. Например, до пандемии я договаривалась с кондитерскими, которые делают чизкейки, а когда с ними созвонилась вновь, они уже обанкротились. Таких бизнесов очень много.

Государство не смогло удержать бизнесы от гибели?

Нет. Самые сильные выстояли — их принципиально поддерживали местные комьюнити, для которых сохранение локальных бизнесов — миссия. Это не пустой звук, здесь немного по-другому люди думают.


Как ты решала жилищный вопрос?

С рюкзачком 3,5 кг я сменила за год 57 мест жительства. Никогда не могла представить, что моя жизнь будет такой, как сейчас. Морально я не была готова: здесь потребовались совершенно другие ресурсы для выживания. Я жила в доме престарелых, в студенческом католическом общежитии (мужском), в лодках, в спа-салоне, который работает 24 часа, — там поспать дешевле, чем в хостеле. Об этом опыте можно фильм снимать. Постоянное жилье у меня появилось в декабре прошлого года — я раньше не понимала, как это важно. Зато у меня получилось качественно влиться в культуру, появилось огромное количество знакомых.

Какие у тебя выработались новые черты характера и навыки за этот период жизни?

Безумная адаптивность и при этом непривязанность. У меня жизнь и раньше была нескучная, но когда пробуешь все в первый раз, тебя это очень раскачивает, расширяются границы восприятия. Я жила 15 лет одна, эгоистично — у меня своя шикарная квартира в Москве. А здесь научилась адаптироваться под быт других людей и узнала себя с совсем другой точки зрения. Ты ни к чему не привязан и одновременно связан со всем — я хорошо понимаю такие буддийские истины, они перешли в реальный опыт, теперь это не просто теория. Я обнаружила в себе быструю обучаемость бизнес-теориям, прониклась местной культурой стартапов. Я знаю почти всех ребят, которые снимались в фильме Дудя «Кремниевая долина»...

Фильм объективно показывает эту индустрию?

Здесь многие ругают фильм за то, что показали только одну ее сторону, но все рассказанное — абсолютнейшая правда.

Еще многих взбесило, что он снял только чуваков, ни одной девушки.

На самом деле женщины там есть, но объективно их истории не настолько яркие, как у этих парней.

Остается только пожелать, чтобы твоя история стала более яркой.

Я по-прежнему верю в свою идею, несмотря на то, что меня мир поставил на паузу на целый год.


Фото: Айфуша Калина

Стиль: Алиса Пау

Макияж: Азия Парк

Прическа: Яна Сар


Еще больше SRSLY в нашем канале на Яндекс.Дзен
Алина Бавина
главный редактор

Моя дипломная работа на журфаке МГУ была посвящена блогам и тому, приравняют ли их когда-то к СМИ и вообще насколько этично это делать. Тема появилась совершенно случайно. Изначально я собиралась писать про творчество Василия Шукшина. Но как-то среди ночи моя подруга, с которой мы прожили четыре года в одной комнате в общежитии и, естественно, не могли не выбрать одну кафедру, проснулась и сказала, что мы безумные и не осилим диплом по литературе, поэтому надо срочно менять тему. Над нами сжалился один преподаватель, который хорошо нас знал. Я уже даже не помню, кто придумал и предложил тему блогов. Но нам показалось, что она гораздо легче творчества Шукшина.

Тут нужно отметить, что это был – страшно представить! – 2008 год. И мы тогда еще были очень аналоговыми. Рефераты сдавали на дискетах (помню преподавателя, которому мы все по навету старшекурсников сдавали пустые дискеты, и пару моих однокурсников, попавшихся на этом), кино смотрели на дисках, которые брали в прокат в находившемся практически в подвале журфака киноклубе (помню, как тяжело мне давался Тарковский, Бергман и как я заснула при первом просмотре «Жизни как чуда» Кустурицы, которую потом нежно полюбила; но как меня поразили «Маргаритки»!), книги читали в Ленинке и радовались, если по читательскому билету попадали в тот самый ретро-зал с зелеными лампами. Тогда только-только появились «Одноклассники», а ЖЖ был самой прогрессивной площадкой. Мы – о, Боги! – ходили в интернет-кафе, которое тогда существовало у главного здания МГУ. Там у нас и разгорались нешуточные баталии в ЖЖ. Мы писали посты на волнующие темы и спорили с пеной у рта в комментариях. И делали это с таким азартом, будто играли на миллионы в казино.

Когда я получила свою твердую четверку за диплом, выдохнула и тут же забыла про него, то и предположить не могла, что тема блогов вернется в мою жизнь. «Зачем мы это делаем? Ну что за бред?» – долго не отпускала меня моя беспощадная рефлексия, когда затевали SRSLY. Ведь мы же сами морщимся от этих слов – «блогеры», «трендсеттеры», «инфлюенсеры», бла-бла-бла. Какая-то пошлятина выходит, когда начинаешь рассказывать, о чем мы. И как-то даже стыдно и неловко за себя становится. Но давайте не будем отрицать: блогеры дали нам новый контент, от которого наконец-то не душно. Звезды инстаграма вытеснили глянец, ютуба – затоптали телик. Блогеры начали тянуть теплое одеяло рекламных бюджетов на себя. Трендсеттеры и инфлюенсеры новой формации стали желанными гостями в светской тусовке. Теперь они «как скажут, так и будет».

Дудь нагнул Ютуб, Ивлеева из маникюрши превратилась в телезвезду с ТЭФИ, Горбачёва стала главной актрисой поколения, Монеточка зазвучала из всех утюгов. Это, безусловно, герои нашего времени. Они уже изменили реальность и продолжают это делать. У них влияние в интернете и не только. И не поддаться ему уже не получается. Конечно, можно дальше продолжать болеть нигилизмом и отрицать новый мир. Но это нечестно. Прежде всего по отношению к себе. А мы за честность, за открытые вопросы и ждем таких же ответов от героев. И у нас нет «не наших героев», нет предубеждений, и мы против клише.

Мы намеренно отказались от артемов быстровых и не будем прятаться за псевдонимами. У каждой публикации есть автор, которому вы сможете посмотреть в лицо и туда же высказать все, что думаете о его материале (естественно, аргументированно). Быть абсолютно несогласными с нами не возбраняется. Мы сами в редакции часто спорим друг с другом. Но последнее слово всегда остается за ответственным за раздел. У нас все со своим бэкграундом, позицией, принципами в профессии и взглядами на жизнь.

Когда в редакции предложили каждому написать свой манифест, я прониклась этой идеей. Сразу вспомнились Белинский, Добролюбов, Чернышевский, Белый, Блок, Иванов, Гумилев… Всплыло слово «публицистика». И повеяло той самой нашей наивной аналоговостью, которой теперь уже просто нет. На журфаке мы изучали кодекс профессиональной этики журналиста. Сейчас это понятие кажется атавизмом. Но пусть наши манифесты станут этическим кодексом 2.0.

На втором курсе я прочитала «Поколение П» Пелевина и отчаянно не хотела верить в то, что в журналистике все друг у друга крадут идеи. У меня с тех пор аллергия на «Давайте сделаем как у…» А мы-то тогда зачем, если они уже есть? Поэтому SRSLY – это про дерзкие идеи, честные тексты и – куда ж без них – красивые картинки.

Читайте также
Кино — 17:20, 16 июня 2021
Как снимается филиппинское кино и что его ждет. Интервью с режиссером Брийанте Мендосой
Новости, Новости — 16 июня, 17:20
У Wolf Alice вышел клип на трек Lipstick On The Glass
Новости, Новости — 16 июня, 17:04
Российские художники покажут полный цикл работы над произведениями искусства в проекте Made For: The Frontier Experience
Новости, Новости — 16 июня, 16:51
На Deezer появился первый подкаст в России «Плейлист моей жизни»
Новости, Новости — 16 июня, 15:30
Алина Пязок рассказала об отношении к славе и ссорах в Little Big в интервью Катерине Гордеевой
Новости, Новости — 16 июня, 12:18
Первое свидание с Марьяной Ро и ютьюб-канал отца: Face дал интервью Дмитрию Гордону
Популярная темаПопулярно
Новости, Новости — 16 июня, 11:58
Зои Кравиц дебютирует как режиссер. Она снимет фильм Pussy Island с Ченнингом Татумом в главной роли
Кино — 16 июня, 07:30
Сериалы недели: «Локи», «Содержанки 3», «Бетти», «Срок»
Музыка — 15 июня, 18:42
Новое в музыке за неделю: Doja Cat, Peggy Gou, Lorde и Zivert
Образ жизни — 4 июня, 15:55
Отрицание, гнев, торг, смирение… Когда первый компьютер серьезно подводил — смешные и душещипательные (реальные!) истории
Новости, Новости — 26 мая, 12:11
Накорми свое самолюбие. SRSLY и Zotman запустили свою пиццу
Новости — 24 мая, 19:34
12 дог-френдли-мест Москвы и Санкт-Петербурга
Новости, Новости — 20 мая, 15:26
В GeekBrains открылся факультет коммерческой иллюстрации
Новости, Новости — 15 июня, 18:41
Кроссовки Adidas Superstar можно будет собрать из нового набора Lego
Новости, Новости — 15 июня, 16:52
Ариана Гранде анонсировала выход своего нового аромата God is a woman
Новости, Новости — 15 июня, 15:29
GONE.Fludd выпустит авторский NFT-токен вместе с виртуальной блогершей Сашей Вайнер
Новости, Новости — 15 июня, 12:41
Появились первые фото со съемок ремейка «Русалочки»
Новости, Новости — 15 июня, 12:02
Автопортрет Курта Кобейна продали на аукционе за 281 тысячу долларов
Кино — 15 июня, 09:51
Истории для своих. Борис Барабанов о том, кто есть кто в фильме «Культовые тусовщики» Ника Морана
Новости, Новости — 15 июня, 09:04
Ида Галич придумала идею для сериала. Он выйдет в следующем году и, кажется, на ТВ
Новости, Новости — 14 июня, 20:51
Артур Бабич выпустил видео в формате немого кино. Блогер примерил образ Чарли Чаплина
Новости, Новости — 14 июня, 19:16
Появился трейлер второго сезона сериала «Утреннее шоу»
Все звёзды и инфлюенсеры
Новости, Новости — 14 июня, 16:58
Фаррелл Уильямс и Chanel запустили программу наставничества для предпринимателей
Новости, Новости — 14 июня, 16:41
С 13 по 20 июня в Москве будут штрафовать за использование скамеек и беседок
Новости, Новости — 14 июня, 14:32
Гоша Карцев запустил новое ютьюб-шоу «Если друг — подбери мне лук». В первом выпуске снялся Женя Калинкин
Новости, Новости — 14 июня, 13:18
Оля Шелби рассказала о третьей операции и отношениях с Димой Евтушенко в шоу «Вечерний лайк»
Новости, Новости — 14 июня, 11:56
Одноголосый дубляж и ракушки-побегушки: Алексей Щербаков запустил ютьюб-шоу «Диалоги о животных»
Новости, Новости — 14 июня, 10:32
У Ани Покров и Асии вышел трек «Любовь с картинки»
Новости, Новости — 14 июня, 08:50
Мем Doge продали за 4 млн долларов. Это новый рекорд
Новости, Новости — 13 июня, 17:41
Fenix Team набирает новых участников. Предложить свою кандидатуру может каждый
Новости, Новости — 13 июня, 16:19
Олег Романенко заявил, что точно не вернется в Dream Team House
Ломка
(1 сезон)
Катла
(1 сезон)
Тайное общество мистера Бенедикта
(1 сезон)
Мейр из Исттауна
(2 сезон)
Почему женщины убивают
(2 сезон)
Локи
(1 сезон)
Дивный новый мир
(2 сезон)
Чики
(2 сезон)