Интервью, Герои — 25 декабря 2020, 18:02

О личных итогах года, доброте и реакции общества на интервью Дудю. Большое интервью с Антоном Долиным

Самый известный кинокритик в России поговорил с Эдуардом Голубевым о личных итогах года с минимальным погружением в тему кино.

Зинаида Пронченко очень смешно написала в Facebook про мужчину, который после вашего интервью Юрию Дудю подошел к вам и извинился, что еще не смотрел. Какие самые странные общественные реакции до вас доходили после выхода видео?

Реакций куча, но хвастаться ими нескромно. Количество проклятий, которые я получаю из самых неожиданных мест, возросло пропорционально количеству восторгов. И то и другое я нахожу милым и смешным. Потому что если кого-то за этот разговор стоит хвалить — то только Дудя, потому что все изложенные мной «мудрости» (не забудьте поставить кавычки) я повторял тысячу раз в тысяче других интервью. Но ему удалось здорово их объединить под одной крышей и представить сказанное широченной аудитории, которая о моем существовании даже не знала. 

Самое шокирующее для меня — когда некоторые люди пишут, что смотрели интервью несколько раз. Лично я бы два с половиной часа и один раз не осилил. Но, видимо, у кого-то есть такая потребность, и это мне еще лишь предстоит осмыслить. 

Кадры из интервью Антона Долина Юрию Дудю

Вы сказали, что вам пишут проклятья. А вот если посмотреть комментарии в ютьюбе, то общественное мнение провозгласило Антона Долина добрым, умным и интеллигентным. И этот флер так же сильно распространен среди ваших коллег. Но какие у вас минусы? Что в себе раздражает? 

Я не добрый человек. Это иллюзия. Я, скорее, хороший. Но это не одно и то же. Ведь что такое быть хорошим? Это значит быть порядочным. И это не дар какой-то. Быть порядочным по силам каждому. 

Я вообще не верю в чистое добро и зло, но верю в карму. Карма — это такая комната с белыми обоями. Каждый раз в течение всей жизни, когда ты думаешь, делаешь или говоришь гадость, белые стены покрываются пятнами. И ты начинаешь жить в уже запачканной комнате. Это как «Портрет Дориана Грея». Понятно, что обои замараются в любом случае — но насколько сильно, зависит только от тебя. 

Поэтому я не добрый. Более того, огромное количество моих близких, включая семью, вам расскажет, что я вредный, раздражительный и совсем необаятельный. Порой перетягиваю на себя все внимание, начинаю чересчур много говорить и не даю вставить никому слова. В общем, в мире довольно мало людей, которые способны так же сильно взбесить окружающих, как это порой делаю я. Но мне уже скоро 45 лет, и менять себя я не хочу. Я, конечно, постоянно работаю над самообразованием и культурным потреблением, но становиться услужливым, милым, хотя бы начать одеваться прилично — это уже не в моих силах. С другой стороны, какие-то крупные недостатки вроде трусости, лживости, подлости я в себе нещадно истребляю.

К слову, о доброте: я тут вспомнил Пиноккио. Там был персонаж Манджафоко — владелец кукольного театра, который мучил своих подданных. Но когда он расчувствуется — сразу становится добряком, дает Пиноккио золотые монеты и отпускает на все четыре стороны. Многие злодеи любят вдруг немотивированно простить своих врагов, кого-то пожалеть… повторюсь, это вообще не про меня. 

Я задам вам тогда нескромный вопрос. Если взять ваших коллег, например, некоторых молодых кинокритиков или конкретно Марию Кувшинову, с которой вы долго дружили, вырисовывается недовольство вами по двум конкретным вопросам: Антон Долин — традиционалист и мизогин. У вас есть какие-то комментарии на этот счет?

Мне дико трудно говорить о себе со стороны. Пусть этим занимаются другие люди. Если бы мы были в суде, я бы, конечно, стал защищаться. Да и то взял бы лучше адвоката... Но вот по поводу «мизогина». Мизогин — это женоненавистник. Должен ведь быть какой-то факт, который доказывает, что я ненавижу женщин. Обвинение в мизогинии достаточно веские, они должны хоть на чем-то основываться. И я правда не понимаю, на чем они базируются по отношению ко мне. Поэтому подозреваю, что мой конфликт — отмечу, что односторонний — с Машей имеет не гендерную, а личную подоплеку. Иначе сложно объяснить, почему я не конфликтую с моими коллегами в «Искусстве кино»: Зарой Абдуллаевой, Еленой Михайловной Стишовой, Ниной Цыркун, Алисой Таежной, Зиной Пронченко. Они ведь все женщины. Не буду даже говорить про своих подруг — их у меня куда больше, чем друзей-мужчин. Знаете, антисемиты говорят иногда: «Да у меня даже есть друг-еврей!» Но у меня-то не «друг», а фактически все окружение. Всю жизнь я окружен женщинами, работаю с женщинами, общаюсь и дружу с женщинами. Конечно, Кувшинова об этом знает. Дело точно и не в «Дау». Уже после того, как я восхищался этим проектом, а «Искусство кино» посвятило ему специальный номер, мы вполне дружелюбно общались с Машей, она преспокойно публиковалась у нас. В двух номерах из шести за год вышли ее статьи: о «Портрете девушки в огне» и «Чернобыле». Дело, наверное, в личной неприязни, причина которой мне не вполне понятна. Ну, как я уже говорил, я многих раздражаю. В любом случае, никого переубеждать не стремлюсь. За меня говорят мои тексты, поступки и круг общения. 

Антон, вы, очевидно, являетесь лицом российской кинокритики. Поэтому мой вопрос сейчас будет касаться самореализации. У вас она удалась? Или есть куда расти? 

Отвечу двойственно. Я реализовался очень давно, но никогда не стремился к успеху и богатству. Я просто человек, который полон любопытства и продолжает двигаться по жизни. 

Культурное потребление, о котором говорил выше, — мой жизненный бензин. Благодаря ему я не упираюсь в потолок и двигаюсь дальше. Поэтому меня можно назвать счастливым человеком — ведь этот бензин меня и кормит.

Каждая книга, фильм, поход в театр вызывают во мне сильные эмоции, которые я вкладываю в свои тексты. Поэтому да, реализовался давно, но это бесконечный процесс, и нет причин его прерывать. 

В 2020 году вы написали и выпустили книгу про «Твин Пикс». Во-первых, поздравляю! А есть уже идеи для новой? 

Три-четыре. Но я никогда не тороплюсь, и, возможно, они никогда не появятся. А может, и напишу! 

Вы записываете свои идеи? В дневник или в заметки. 

Нет, идеи не записываю. Вот когда идея обрастает планом — тогда да. Понимаете, у меня такая логика: если мысль из головы быстро выветрилась, потеряла свою привлекательность — значит, и реализовывать ее не нужно, оно того не стоит. А если идея хороша, то она меня не покинет много лет. 


Хотел поговорить с вами подробно про 2020 год, и первое, что пришло в голову, это Венецианский кинофестиваль в разгар пандемии. Я говорил о нем с режиссером «Конференции» Иваном И. Твердовским. Теперь интересно узнать, как оно было с вашей точки зрения. 

Было меньше прессы, фильмов, гостей. Но кино все равно родилось — по-моему, это главное на любом фестивале. Ощущения в моменте были неуютные. Довольно тяжело провести весь день в маске, быть под постоянным контролем. Например, на каждом сеансе ты мог находиться на строго зарезервированном для себя месте, чтобы в случае заражения ковидом также изолировать всех, кто сидит рядом. Знаете, обычно едешь на фестиваль с покалывающим чувством вины. Мол, больно хорошо живешь: в Венецию поехал кино смотреть, а рядом море плещет, можно налить себе апероль и чувствовать себя в немного ином мире. Сейчас, наоборот, к вышеописанной радости примешалось чувство тревоги и понимание того, что ты оказался в чужом мире, который, плюс ко всему, представляет конкретную угрозу для здоровья и даже жизни. 

В любом случае, это был уникальный фестиваль, и я думаю, что такое не повторится никогда. Эти ощущения, конечно, перевешивают страх остаться на карантине в чужой стране. 

Из-за коронавируса Берлинский кинофестиваль пройдет полностью онлайн. Как думаете, если в таком же формате будут проведены Канны, это можно считать поражением? 

Для Канн — конечно. Ведь этот фестиваль славится своей непреклонной позицией: показывать и смотреть кино на большом экране. Пройдет все онлайн или снова будет перенесено, я не знаю, и они тоже, уверен, не знают. Провести фестиваль без толп прессы, звезд и лучших фильмов на Земле будет для них недопустимым компромиссом. 

Лично я всегда предпочту кинозал условному Netflix. Но если такой возможности нет — все же мы переживаем эпидемию, ситуация тяжелая, жизни под угрозой — буду смотреть фильмы онлайн. Это ведь временные меры. Уверен, что, когда коронавирус закончится, люди вернутся в кинотеатры, хотя движение в сторону увеличения домашнего просмотра, конечно, тоже будут. И пусть! 

Давайте подведем итоги года. Можете сказать, что самое ценное вы приобрели благодаря ему?

Впервые в жизни я ежедневно провел полгода с семьей: женой, двумя детьми и собакой. Такого не было никогда. Я всегда постоянно куда-то ездил: учеба, потом работа, командировки. Так что 2020-й стал очень интересным эмоциональным и интеллектуальным опытом, который мне еще предстоит осмыслить. Это самое главное, но есть еще менее существенные вещи. Я посмотрел огромное количество сериалов, устроил себе ретроспективы Ренуара, Бунюэля, Орсона Уэллса, много слушал американский джаз и впервые в нем разобрался, прочитал огромное количество книг, в частности «Декамерон» в переводе Веселовского. Ну и написал книгу про «Твин Пикс»! Если бы не было самоизоляции, то я бы не смог этого сделать. План предполагал ежедневный просмотр одной серии (всего их 50, если считать фильм «Огонь, иди со мной»), после которого я сразу же писал посвященную ей главу. 

А какой сериал из просмотренных за этот год вам запомнился больше всего? 

Это скучный ответ, но правдивый. Сериальная версия «Фанни и Александер» Ингмара Бергмана, которую я пересмотрел с блокнотом. А из того, что не видел, — «Гравити Фолз» по совету младшего сына.

И про книги. Вы — человек литературы, и это предмет отдельного разговора. Но назовите, пожалуйста, одного современного автора, которого надо знать. 

Норвежский писатель Карл Уве Кнаусгор, автор цикла романов «Моя борьба». Две книги из шести уже переведены на русский. А в англоязычном мире все они давно стали бестселлерами. Это такой нескончаемый автофикшн про писателя, который пытается написать роман, но выходит не то, что он хочет. Очень реалистический, но в то же время постмодернистский текст. Он круто написан и придуман. По-моему, любой неравнодушный к литературе человек обязан хотя бы попробовать это прочитать. 


А что самое дорогое у вас забрал 2020 год? 

Свободу перемещения. 

Вы можете сформулировать одну мысль, которую поняли для себя или про себя в этом году?

Отвечу банально. Жизнь продолжается до тех пор, пока ты жив. Очень часто нам кажется, что жизнь кончилась, когда мы потеряли работу, расстались с любимым человеком, потерпели неудачу или потеряли деньги. Все это, конечно, тяжело. Люди даже кончают с собой по любой из вышеназванных причин. Но на самом деле пока человек продолжает жить, в его существовании остается смысл. 



Алина Бавина
главный редактор

Моя дипломная работа на журфаке МГУ была посвящена блогам и тому, приравняют ли их когда-то к СМИ и вообще насколько этично это делать. Тема появилась совершенно случайно. Изначально я собиралась писать про творчество Василия Шукшина. Но как-то среди ночи моя подруга, с которой мы прожили четыре года в одной комнате в общежитии и, естественно, не могли не выбрать одну кафедру, проснулась и сказала, что мы безумные и не осилим диплом по литературе, поэтому надо срочно менять тему. Над нами сжалился один преподаватель, который хорошо нас знал. Я уже даже не помню, кто придумал и предложил тему блогов. Но нам показалось, что она гораздо легче творчества Шукшина.

Тут нужно отметить, что это был – страшно представить! – 2008 год. И мы тогда еще были очень аналоговыми. Рефераты сдавали на дискетах (помню преподавателя, которому мы все по навету старшекурсников сдавали пустые дискеты, и пару моих однокурсников, попавшихся на этом), кино смотрели на дисках, которые брали в прокат в находившемся практически в подвале журфака киноклубе (помню, как тяжело мне давался Тарковский, Бергман и как я заснула при первом просмотре «Жизни как чуда» Кустурицы, которую потом нежно полюбила; но как меня поразили «Маргаритки»!), книги читали в Ленинке и радовались, если по читательскому билету попадали в тот самый ретро-зал с зелеными лампами. Тогда только-только появились «Одноклассники», а ЖЖ был самой прогрессивной площадкой. Мы – о, Боги! – ходили в интернет-кафе, которое тогда существовало у главного здания МГУ. Там у нас и разгорались нешуточные баталии в ЖЖ. Мы писали посты на волнующие темы и спорили с пеной у рта в комментариях. И делали это с таким азартом, будто играли на миллионы в казино.

Когда я получила свою твердую четверку за диплом, выдохнула и тут же забыла про него, то и предположить не могла, что тема блогов вернется в мою жизнь. «Зачем мы это делаем? Ну что за бред?» – долго не отпускала меня моя беспощадная рефлексия, когда затевали SRSLY. Ведь мы же сами морщимся от этих слов – «блогеры», «трендсеттеры», «инфлюенсеры», бла-бла-бла. Какая-то пошлятина выходит, когда начинаешь рассказывать, о чем мы. И как-то даже стыдно и неловко за себя становится. Но давайте не будем отрицать: блогеры дали нам новый контент, от которого наконец-то не душно. Звезды инстаграма вытеснили глянец, ютуба – затоптали телик. Блогеры начали тянуть теплое одеяло рекламных бюджетов на себя. Трендсеттеры и инфлюенсеры новой формации стали желанными гостями в светской тусовке. Теперь они «как скажут, так и будет».

Дудь нагнул Ютуб, Ивлеева из маникюрши превратилась в телезвезду с ТЭФИ, Горбачёва стала главной актрисой поколения, Монеточка зазвучала из всех утюгов. Это, безусловно, герои нашего времени. Они уже изменили реальность и продолжают это делать. У них влияние в интернете и не только. И не поддаться ему уже не получается. Конечно, можно дальше продолжать болеть нигилизмом и отрицать новый мир. Но это нечестно. Прежде всего по отношению к себе. А мы за честность, за открытые вопросы и ждем таких же ответов от героев. И у нас нет «не наших героев», нет предубеждений, и мы против клише.

Мы намеренно отказались от артемов быстровых и не будем прятаться за псевдонимами. У каждой публикации есть автор, которому вы сможете посмотреть в лицо и туда же высказать все, что думаете о его материале (естественно, аргументированно). Быть абсолютно несогласными с нами не возбраняется. Мы сами в редакции часто спорим друг с другом. Но последнее слово всегда остается за ответственным за раздел. У нас все со своим бэкграундом, позицией, принципами в профессии и взглядами на жизнь.

Когда в редакции предложили каждому написать свой манифест, я прониклась этой идеей. Сразу вспомнились Белинский, Добролюбов, Чернышевский, Белый, Блок, Иванов, Гумилев… Всплыло слово «публицистика». И повеяло той самой нашей наивной аналоговостью, которой теперь уже просто нет. На журфаке мы изучали кодекс профессиональной этики журналиста. Сейчас это понятие кажется атавизмом. Но пусть наши манифесты станут этическим кодексом 2.0.

На втором курсе я прочитала «Поколение П» Пелевина и отчаянно не хотела верить в то, что в журналистике все друг у друга крадут идеи. У меня с тех пор аллергия на «Давайте сделаем как у…» А мы-то тогда зачем, если они уже есть? Поэтому SRSLY – это про дерзкие идеи, честные тексты и – куда ж без них – красивые картинки.

Читайте также
Музыка — 13:15, 26 февраля 2021
Волшебные забрала. Борис Барабанов о тайне и мечте Daft Punk
Новости, Новости — 26 февраля, 13:15
Ариан Романовский назначен главредом журнала Tatler
Новости, Новости — 26 февраля, 12:49
Самая милая вакансия: в Москве ищут специалиста по подсчету котиков
Новости, Новости — 26 февраля, 12:24
Норвежский электронный дуэт Smerz выпустил дебютный альбом Believe
Что делать, если ты не знаешь, что делать? Рассказываем, как найти работу мечты
Новости, Новости — 26 февраля, 09:57
Земфира выпустила альбом «Бордерлайн»
Популярная темаПопулярно
Новости, Новости — 25 февраля, 20:05
Pixar и Disney показали первый тизер мультфильма «Лука»
Бизнес — 25 февраля, 17:11
Падали и поднимались. Рейтинг блогеров SRSLY за месяц
Новости, Новости — 25 февраля, 14:08
Александр Гудков разбудил фанатку и сходил на занятие по аквааэробике в ютьюб-шоу «Утренняя звезда»
Новости, Новости — 17 февраля, 12:36
Водители такси появились в Tinder и дарят промокоды на поездки
Новости, Новости — 9 февраля, 14:23
Фэшн-фотограф Джон Ранкин протестировал камеру Galaxy S21 Ultra
Новости, Новости — 5 февраля, 12:56
Итс э мэтч: в России начались продажи новых флагманов Samsung
Новости, Новости — 25 февраля, 13:20
У Оли Шелби вышел тикток-бэнгер «Ля какая»
Новости, Новости — 25 февраля, 09:45
Коллекцию винтажной одежды Maison Margiela продадут на аукционе
Новости, Новости — 24 февраля, 23:32
Билли Айлиш проведет лайв-концерт в честь выхода документалки «Билли Айлиш: слегка размытый мир»
Кино — 24 февраля, 19:38
Божья земля. Гид по фестивалю «Из Венеции в Москву»
Новости, Новости — 24 февраля, 17:39
50 Cent спродюсирует для Netflix сериал о себе самом
Герои — 24 февраля, 16:02
О Харви Вайнштейне, современном Голливуде и буме стримингов. Интервью с продюсером Джеком Лечнером
Новости, Новости — 24 февраля, 11:21
WWD и Parsons запускают онлайн-курс. Он посвящен модному бизнесу
Новости, Новости — 24 февраля, 10:34
Аргентинский дизайнер продал коллекцию цифровой мебели за 450 тысяч долларов
Новости, Новости — 24 февраля, 08:56
GONE.Fludd рассказал в подкасте Джарахова о творческом кризисе и значении слова «чуитс»
Кино — 23 февраля, 18:40
Сотри меня обратно. Рецензия на фильм «Необратимость. Полная Инверсия»
Все звёзды и инфлюенсеры
Новости, Новости — 23 февраля, 11:58
Владелец TikTok основал игровую компанию Nuverse Games
Образ жизни — 23 февраля, 10:57
Милохин и Шип, молодой Филч и снег как пармезан. Новенькое в тиктоке
Новости, Новости — 23 февраля, 10:27
Новое место в Москве: ресторан Maze на Триумфальной площади
Новости, Новости — 23 февраля, 00:07
Эрика Кикнадзе снялась в кампании Jacquemus
Новости, Новости — 22 февраля, 21:14
Прототип кроссовок Louis Vuitton I (Red) от Вирджила Абло выставили на аукцион
Новости, Новости — 22 февраля, 19:22
Daft Punk распались
Новости, Новости — 22 февраля, 18:51
Tyler, The Creator написал песню для рекламы Coca-Cola
Музыка — 22 февраля, 15:12
Новое в музыке за неделю: Slava Marlow, Mahalia, GONE.Fludd и Alfie Templeman
Новости, Новости — 22 февраля, 13:55
HBO показал тизер главных премьер 2021-го
Это грех
(1 сезон)
6.1
Черная молния
(4 сезон)
7.6
Люпен
(1 сезон)
Кларисса
(1 сезон)
Никто
Пацаны
(3 сезон)
Хэппи-энд
(1 сезон)
Джетлаг
(1 сезон)