Интервью, Кино — 22 октября 2020, 16:45

О теракте на Дубровке, фильме «Конференция» и человеческой слабости. Интервью с Иваном И. Твердовским

22 октября в российский прокат выходит «Конференция» — драма Ивана И. Твердовского («Класс коррекции») про теракт на Дубровке. 18 лет назад в Москве группа чеченских боевиков удерживала в заложниках 916 человек. В итоге 130 из них погибло. Премьера картины состоялась на Венецианском кинофестивале, а затем фильм представили на «Кинотавре». Эдуард Голубев поговорил с постановщиком.
В 2002 году вам было 11 лет. В начале «Конференции» звучит фраза, что люди очень быстро все забывают. Почему вы не забыли? 

Мне, конечно, было интересно высказаться там, где никто этого еще не делал. «Конференция» — первый художественный фильм на тему теракта на Дубровке. Однако эта история во многом про другое. Она про людей, которые живут с посттравматическим синдромом даже спустя 18 лет. 

Какие вещи случились за это время в России, про которые также нельзя забывать?

Про все нельзя забывать. Это ведь наша жизнь. Она формируется за счет происходящих вокруг событий. Я считаю, что помнить нужно каждый такой момент. 


Ближе к финалу фильма один из персонажей произносит душераздирающий монолог, который противоречит вашему мнению…

Я вроде понимаю о чем вы. Мы говорим про сцену с актрисой Ольгой Лапшиной?

Да. «Люди хотят жить дальше, люди хотят рожать новых детей». И в какой-то момент я принял эту позицию. Главная героиня — монахиня. Но ведет она себя так, будто вы решили сделать из «Конференции» антирелигиозное высказывание. Мол, вера — повод оправдать свою слабость, а не измениться к лучшему. Вы религиозный человек? 

Я верующий. И совершенно не согласен с вашей трактовкой, пусть она, конечно, имеет место. Я задумал героиню Натальи Павленковой неким катализатором, позволяющим нам осмыслить природу страха в качестве главного человеческого греха. Ведь есть вещи, которые люди просто не могут преодолеть. В этом нет никакой антиклерикальной повестки, потому что человеческая природа изначально греховна. Героиня пытается замолить страх, но не может. Не потому, что она плохая. Просто мы так устроены. 

А вам не кажется, что делать фильм, итоговая мысль которого — слабость и ничтожность человека... 

Я не говорил, что человек ничтожен. Он слаб. 

Хорошо. Вам не кажется, что этот посыл не уважителен к самим жертвам теракта? 

Нет. Вы пытаетесь соединить частное с большой историей. Это разные вещи. То, что сделала главная героиня — это ее выбор. Однако не стоит забывать и о других людях, которые могли, например, поступить иначе. И поступали!

И раз уж мы заговорили о жертвах. В фильме снялись Филипп Авдеев и Роман Шмаков — реальные заложники «Норд-Оста». То, что они говорят в кадре, — это ведь их собственные переживания? 

Конечно. При этом я пытался дистанцировать «Конференцию» от настоящих участников тех событий. Это была моя задача и, скажем так, деликатное отношение к пережившим трагедию, ведь «Конференция» — не документальная, а художественная и полностью постановочная картина. Да, Рома и Филипп были там. Но они еще и прекрасные артисты, поэтому понимали свою актерскую задачу и стали неким камертоном всей истории. Все это — единый механизм работы. Такой «Конференция» была задумана изначально, чтобы не уйти в какую-то странную патетику. 

То есть вам никогда не было интересно разобраться в том, кто виноват? Скажем так, в политических причинах случившегося. 

Нет. Для этого есть журналисты и режиссеры документальных картин. Например, Катя Гордеева проделала блистательную работу и сняла «Норд-Ост. 17 лет». Но это совсем не моя история. Документально воспроизводить реальность мне не интересно. 

То, что фильм снят полностью на частные деньги, без какой-либо поддержки от Минкульта — это принципиальное решение? 

Я как раз настаивал на том, что государство должно нам помочь. Да и вообще, оно должно принимать участие в любых процессах, которые касаются культуры и искусства. Однако у Минкульта на это свой взгляд, и нас не поддержали. Мне отказало довольно большое количество различных фондов и продюсеров — в том числе из-за самоцензуры и табуированности темы. 

А вы уже смотрели «Дорогих товарищей!» Кончаловского?

Да. 

У вас есть объяснение, почему фильм о Новочеркасском расстреле, который можно назвать оппозиционным, начинается с надписи «При поддержке Министерства культуры», в то время как вам денег не дали? 

Думаю, что им дали ресурсы из-за исторической дистанции и сформированного общественно-политического отношения к этой трагедии. То есть в 70-80-е годы такое кино представить было бы невозможно. А в 2020-м — почему нет? Так же как через 30 лет многим режиссерам не составит труда снимать кино про наше сегодня. 

кадр из фильма «Конференция»

Давайте вернемся к реализации «Конференции». Какие трудности вас преследовали во время съемок? И можно ли назвать фильм в том числе продюсерским подвигом? 

Естественно! Катя и Костя (продюсеры Катерина Михайлова и Константин Фам. — Прим. SRSLY) шли до конца. Но то, что «Конференция» состоялась — это в целом подвиг. У нас был не очень большой бюджет, но его хватало как раз на камерную историю. И мы исходили из этого. Поэтому люди, которые шли в «Конференцию», делали это не из-за денег точно. Отдельное спасибо грандиозной команде волонтеров, артистам, ради нас отказавшихся от крупных коммерческих проектов. Потому что, когда в один съемочный день стоит смена у четырнадцати артистов, — это очень сложно логистически. Но они делали выбор в пользу «Конференции» — и мы получили готовую картину. 

А затем вы поехали в Венецию. Как вас приняли? 

Очень хорошо. Правда, период пандемии накладывает свой отпечаток: полупустой зал, все в масках, социальная дистанция. Не тот, привычный всем, масштаб фестиваля. К слову, это касается и «Кинотавра». Но судя по тем обсуждениям и общению, которое было — реакция на фильм хорошая. Хотя, с другой стороны, когда после премьеры к тебе подходят люди, они скорее поздравляют, а не критикуют. 

Но Мария Кувшинова, например, «Конференцию» ругает. 

Я обязательно почитаю! Мария — талантливый критик. При этом она, конечно, из тех авторов, кто путает профессиональное с личным. Для нее есть режиссеры, которые могут снять какую угодно работу, даже шедевр, но Марии Кувшиновой фильм изначально не понравится. С другой стороны — у нее своя оптика и мне правда интересно, что она пишет. 

А вообще, кинокритика важна для режиссера? Например, может ли на вас повлиять мнение Марии Кувшиновой или Антона Долина? 

Может, но с «Конференцией» у меня совсем другая история: здесь мне, если честно, совершенно безразлично любое стороннее мнение. Эта работа слишком самодостаточна. Я сам понимаю ее проблемы, но результат не вызывает у меня вопросов. А критика ведь пытается ответить на какие-то вопросы… Понимаете мысль? Сейчас мнение Антона Долина и других авторов мне интересно только в том качестве, если оно поможет продвинуть картину до более широкой аудитории. Поэтому я везде разместил его рецензию для «Медузы». И то, что он написал, мне приятно. Но с точки зрения анализа конкретно в случае с «Конференцией» я ни в чем не нуждаюсь. 

кадр из фильма «Конференция»

Вы, очевидно, смотрели фильм раз 50…

Даже больше! Когда ты делаешь цвет, звук, монтаж, то постоянно пересматриваешь снятое.

Есть ли в «Конференции» хоть что-то, что вам не нравится, что вы бы переделали? 

По-моему, там все существует очень гармонично. Просто в какой-то момент картины начинают жить собственной жизнью. В этом смысле искусство куда выше своих создателей. Ты не можешь с ним ничего сделать, ничего поменять. Фильм сам взаимодействует с аудиторией, формирует повестку просмотра. За этим можно только наблюдать. 

Вы видите «Конференцию» зрительским фильмом? 

Я сильно разграничиваю развлекательное индустриальное кино, к которому, слава богу, не имею никакого отношения, и содержательный авторский кинематограф, что есть современное искусство. Я занимаюсь вторым. Было бы глупо заталкивать всех встречных на какое-нибудь биеннале. У меня есть своя аудитория, которая ждет картину и обязательно ее посмотрит. Другой вопрос, нужно стараться расширять публику. В России очень много умных, вдумчивых людей, но посмотреть арт-кино на большом экране можно далеко не в каждом регионе. У меня нет надежд и иллюзий, что «Конференция» может соревноваться с коммерческими продуктами. 

Но деньги со сборов вам ведь важны? 

Они нужны моим продюсерам, потому что им необходимо как минимум вернуть свои затраты, рассчитаться с долгами и на что-то жить. К слову, в этом плане арт-кино — довольно выгодная вещь. Коммерция собирает кассу сразу, а авторские фильмы могут приносить доход годами. 

И если вам предложат что-то коммерческое — вы не возьметесь? 

Думаю, что нет. Да и уже не предлагают! Это ведь огромная разница в подходе и методе. У меня свой путь. 


Фото: Федор Глазачев
Алина Бавина
главный редактор

Моя дипломная работа на журфаке МГУ была посвящена блогам и тому, приравняют ли их когда-то к СМИ и вообще насколько этично это делать. Тема появилась совершенно случайно. Изначально я собиралась писать про творчество Василия Шукшина. Но как-то среди ночи моя подруга, с которой мы прожили четыре года в одной комнате в общежитии и, естественно, не могли не выбрать одну кафедру, проснулась и сказала, что мы безумные и не осилим диплом по литературе, поэтому надо срочно менять тему. Над нами сжалился один преподаватель, который хорошо нас знал. Я уже даже не помню, кто придумал и предложил тему блогов. Но нам показалось, что она гораздо легче творчества Шукшина.

Тут нужно отметить, что это был – страшно представить! – 2008 год. И мы тогда еще были очень аналоговыми. Рефераты сдавали на дискетах (помню преподавателя, которому мы все по навету старшекурсников сдавали пустые дискеты, и пару моих однокурсников, попавшихся на этом), кино смотрели на дисках, которые брали в прокат в находившемся практически в подвале журфака киноклубе (помню, как тяжело мне давался Тарковский, Бергман и как я заснула при первом просмотре «Жизни как чуда» Кустурицы, которую потом нежно полюбила; но как меня поразили «Маргаритки»!), книги читали в Ленинке и радовались, если по читательскому билету попадали в тот самый ретро-зал с зелеными лампами. Тогда только-только появились «Одноклассники», а ЖЖ был самой прогрессивной площадкой. Мы – о, Боги! – ходили в интернет-кафе, которое тогда существовало у главного здания МГУ. Там у нас и разгорались нешуточные баталии в ЖЖ. Мы писали посты на волнующие темы и спорили с пеной у рта в комментариях. И делали это с таким азартом, будто играли на миллионы в казино.

Когда я получила свою твердую четверку за диплом, выдохнула и тут же забыла про него, то и предположить не могла, что тема блогов вернется в мою жизнь. «Зачем мы это делаем? Ну что за бред?» – долго не отпускала меня моя беспощадная рефлексия, когда затевали SRSLY. Ведь мы же сами морщимся от этих слов – «блогеры», «трендсеттеры», «инфлюенсеры», бла-бла-бла. Какая-то пошлятина выходит, когда начинаешь рассказывать, о чем мы. И как-то даже стыдно и неловко за себя становится. Но давайте не будем отрицать: блогеры дали нам новый контент, от которого наконец-то не душно. Звезды инстаграма вытеснили глянец, ютуба – затоптали телик. Блогеры начали тянуть теплое одеяло рекламных бюджетов на себя. Трендсеттеры и инфлюенсеры новой формации стали желанными гостями в светской тусовке. Теперь они «как скажут, так и будет».

Дудь нагнул Ютуб, Ивлеева из маникюрши превратилась в телезвезду с ТЭФИ, Горбачёва стала главной актрисой поколения, Монеточка зазвучала из всех утюгов. Это, безусловно, герои нашего времени. Они уже изменили реальность и продолжают это делать. У них влияние в интернете и не только. И не поддаться ему уже не получается. Конечно, можно дальше продолжать болеть нигилизмом и отрицать новый мир. Но это нечестно. Прежде всего по отношению к себе. А мы за честность, за открытые вопросы и ждем таких же ответов от героев. И у нас нет «не наших героев», нет предубеждений, и мы против клише.

Мы намеренно отказались от артемов быстровых и не будем прятаться за псевдонимами. У каждой публикации есть автор, которому вы сможете посмотреть в лицо и туда же высказать все, что думаете о его материале (естественно, аргументированно). Быть абсолютно несогласными с нами не возбраняется. Мы сами в редакции часто спорим друг с другом. Но последнее слово всегда остается за ответственным за раздел. У нас все со своим бэкграундом, позицией, принципами в профессии и взглядами на жизнь.

Когда в редакции предложили каждому написать свой манифест, я прониклась этой идеей. Сразу вспомнились Белинский, Добролюбов, Чернышевский, Белый, Блок, Иванов, Гумилев… Всплыло слово «публицистика». И повеяло той самой нашей наивной аналоговостью, которой теперь уже просто нет. На журфаке мы изучали кодекс профессиональной этики журналиста. Сейчас это понятие кажется атавизмом. Но пусть наши манифесты станут этическим кодексом 2.0.

На втором курсе я прочитала «Поколение П» Пелевина и отчаянно не хотела верить в то, что в журналистике все друг у друга крадут идеи. У меня с тех пор аллергия на «Давайте сделаем как у…» А мы-то тогда зачем, если они уже есть? Поэтому SRSLY – это про дерзкие идеи, честные тексты и – куда ж без них – красивые картинки.

В этом материале:
Монтажёр, Режиссёр, Сценарист
Иван
И.
Твердовский
Читайте также
Герои — 05:27, 13 апреля 2021
Системный идеолог. Интервью с Евгением Машковым про шестилетие System108 и склад ума российских диджеев
Кино — 13 апреля, 05:27
Сериалы недели: «Жуки», «Налет», «Они», «Шальные деньги»
Новости, Новости — 12 апреля, 20:57
Россия приостанавливает авиасообщение с Турцией до 1 июня
Образ жизни — 12 апреля, 18:06
Граффити, рок-группы и авангардные оперы. Как полет Гагарина увековечен в поп-культуре
Новости, Новости — 12 апреля, 18:01
Борьба с зависимостью и внутренняя кухня «Подруг»: Карина Истомина пришла в ютьюб-шоу Надежды Стрелец
Новости, Новости — 12 апреля, 17:23
BTS проведут бесплатный онлайн-концерт
Популярная темаПопулярно
Новости, Новости — 12 апреля, 14:14
Блогер собрал копию машины Джеймса Бонда. Она может стрелять и жарить курицу
Новости, Новости — 12 апреля, 13:30
Ярослав Андреев и Дима Масленников в шоу «Петя любит выпить»: о разнице между ютьюбом и тиктоком и немного о личном
Новости, Новости — 12 апреля, 13:18
Мэйси Уильямс стала глобальным амбассадором H&M по вопросам устойчивого развития
Новости, Новости — 9 апреля, 14:32
«Дедлайн: вчера» и «Выгорание»: появились ароматы для особо трудолюбивых
Образ жизни — 6 апреля, 18:30
Ностальгия врывается в чат. Каким был мой первый компьютер: реальные истории из 90-х и нулевых
Новости, Новости — 12 апреля, 11:16
Первый полет вертолета Ingenuity на Марсе переносится. Все из-за «сторожевого» таймера
Герои — 11 апреля, 22:37
О путешествиях, Бэнкси и искренности в искусстве. Интервью с художником Алексеем Дубинским и экскурсия по его мастерской
Новости, Новости — 11 апреля, 14:01
Джастин Тимберлейк сыграет телеведущего и наемного убийцу в новом сериале от Apple TV+
Герои — 11 апреля, 11:21
«Мортал Комбат», зумеры, фаталити. Интервью с режиссером Саймоном Маккуойдом
Новости, Новости — 11 апреля, 11:19
Фаррелл Уильямс и Дэвид Грутман провели экскурсию по своему отелю в Майами
Новости, Новости — 10 апреля, 19:19
Фиби Уоллер-Бридж исполнит главную женскую роль в пятом «Индиане Джонсе»
Новости, Новости — 10 апреля, 17:21
Новое место в Москве: городское кафе Bardot на Остоженке
Новости, Новости — 10 апреля, 16:20
Юрий Дудь, Манижа и GONE.Fludd перерабатывают пластик в видео о кроссовках Stan Smith
Новости, Новости — 10 апреля, 12:37
Тайванец смог достать со дна озера телефон. Ему помогла засуха
Новости, Новости — 9 апреля, 21:53
Комик переделал заставку Pokémon с помощью стоковых видео
Новости, Новости — 9 апреля, 20:37
Умер рэпер DMX
Все звёзды и инфлюенсеры
Кино — 9 апреля, 19:37
Зинаида Пронченко о фильме «Отец» с Энтони Хопкинсом
Новости, Новости — 9 апреля, 17:44
Cream Soda сделала ремикс на песню «Вино» группы «Хлеб». Теперь под нее не хочется плакать
Образ жизни — 9 апреля, 15:23
10 видео, которые нужно посмотреть на ютьюбе: Жизневский, Лагерфельд и дубляж игр
Герои — 9 апреля, 13:37
Тапки-батоны, самые длинные кроссы в мире и MONEYSUTRA. Интервью с Томми Кэшем
Новости, Новости — 8 апреля, 22:35
Вышла короткометражка о жизни животных, на которых тестируют косметику. Главного героя озвучил Тайка Вайтити
Герои — 8 апреля, 22:16
Волна, доска, тикток. Интервью с чемпионом мира по серфингу Итало Феррейрой
Бизнес — 8 апреля, 20:14
Как устроена индустрия бизнес-коучинга. Интервью с Радиславом Гандапасом
Новости, Новости — 8 апреля, 17:11
Lil Nas X создал видеоигру Twerk Hero. Там нужно тверкать и получать очки
Новости, Новости — 8 апреля, 15:27
Дед из Словении повторил образы Джастина Бибера и Кайли Дженнер и стал звездой инстаграма
5.5
Противостояние
(1 сезон)
Кларисса
(1 сезон)
6.5
История бранных слов
Никто
Кайфтаун
(2 сезон)
Ванда/Вижн
(1 сезон)
Убивая Еву
(4 сезон)
8.3
Американская история преступлений
(1 сезон)