Интервью, Герои — 6 июля, 21:55

Об агрессивном рэпе, пацанском устое и новом альбоме. Интервью с рэпером SEEMEE

SEEMEE ворвался в чарты с дебютным сольным альбомом TXC, где жесткий минималистичный саунд сочетается с грубым токсичным рэпом. Артист рассказал SRSLY о детстве в Тюмени, здоровой конкуренции с коллегами по лейблу MELON MUSIC и наполеоновских планах на будущее.

В начале альбома TXC есть скит, где вы захватываете попсовую радиостанцию…

Начнем с того, что этот скит — приквел к альбому и одновременно финал комикса. Мы с нашим художником q.jay163 мечтали сделать комикс еще с незапамятных времен. По сюжету мы несем чемоданчик с диском на студию, а антагонистами выступают исполнители мягкого хип-хопа — не попсового, а именно мягкого. Мы, такие крутые, залетаем, разъ@#ываем все и врубаем свой музон с матами, упоминаниями наркотиков — такое противостояние.

Но в реальной жизни ты ощущаешь, что твоя музыка противостоит мягкому хип-хопу? И есть ли у антагонистов реальные прототипы?

Это скорее собирательный образ. Испокон веков идет противостояние заумных текстов и, наоборот, легкого хип-хопа — как у МELON MUSIC, где фразочки крылатые. Это и придает нашей музыке свежесть: тексты достаточно простые, но они залетают. Кроме того, у нас нет абсолютно никаких рамок: я могу, к примеру, the Chemodan Clan позвать на фит, а Гришаня — Моргенштерна. Те, кто устанавливает рамки, будут @#$%юлей на радио получать.

Но тем не менее альбом выдержан в жестком стиле по саунду, там много нецензурных выражений, веществ и насилия. Как ты пришел к такому стилю и понял, что это будет твоей фишкой?

Слушай, я с детства любил именно злую музыку. Не знаю почему — может, потому что я щуплый пацан, который хотел чувствовать себя более крутым.

Злая музыка — типа ONYX?

Слушал ONYX, Wu Tang, the Chemodan — именно такой музон качал меня больше всего. А на русской сцене агрессивного качевого музла не так много. Вот, к примеру, мы с SODA LUV выпустили трек «Голодный пес» — и я в целом понимаю, почему его хорошо встретили: мало музла, под которое можно просто качать башкой, получать чистую энергию. И да, я решил привнести эту энергию в российский хип-хоп.

Я читал, что ты с юности пытался записывать андеграундный рэп.

Да, бро, с двенадцати лет начал записываться. В деревне, куда я приехал к бабуле, пацаны слушали 1.Kla$ или «Капу и Картель». Мне не нравился 1.Kla$, потому что я еще не выкупал тот стилек, не знал, что в Германии уже давно считаются нормой тексты про секс с мамами. Ребенку двенадцати лет неприятно такое слушать. К тому же я рос в районе, где за подобные песни могли дать @#$%юлей. Поэтому я выбрал «Капу и Картель», мне нравился низкий голос: «Глоток воды пресной, чаша не пуста». Так все и началось: с двенадцати лет начал писать тексты. В пятнадцать мы с другом уже сколотили группу, записали дома первый альбом, потом второй — правда, они, само собой, никуда не вышли, были слишком незрелыми. Знаешь, некоторым пацанам нравится свои старые тречки врубать, а я это делать не люблю, потому что там лес на @#$ дремучий.

А ты можешь хотя бы пару строчек процитировать?

«Грязные волосы, город не влетает в поворот, сбивает прохожих, ему невдомек. Он друг прокурора, городок привилегированный, с дефицитом жителей, а необоснованно». Антисистемный текст.

Социальная лирика.

Да-да, знаешь, в 15–16 лет мозг еще незрелый, хотелось переть против всего. Юношеский максимализм, который потом перерос во что-то более серьезное. У меня какая-то скилуха сохранилась с тех времен, и, когда началась эра ньюскульного хип-хопа, я понял: надо относиться к написанию песен менее легкомысленно, ведь это все, что я умею.

Ты сказал, что можно было выхватить люлей за песню. Можешь рассказать побольше о своем районе?

В целом Тюмень — городок-то неплохой, для регионов даже очень развитый, но я жил на Зареке, где все определял пацанский устой. Вот по таким понятиям: если тебя оскорбили, ты должен сразу @#ашить, если маму тронули — убивать. В такой атмосфере — думаю, русским людям достаточно понятной и знакомой — я и вырос.

У тебя была своя группировка, которая могла за тебя вписаться?

Да, у меня были мои пацаны-одноклассники. Я был довольно колоритным персонажем для своего района — «неформалом», и это создавало определенные проблемы. Например, когда ходил в школу в белых кроссовках и в пиджаке, мне говорили: «Ты что гот, что ли?» Я отвечал: «В смысле “гот”? Готы же в черном ходят». Короче, полное непонимание. Я стал кентоваться с пацанами-спортсменами, которые меня привели к тренеру по боксу, и мы начали вместе заниматься. Это мои друзья, они могли вписаться за меня всегда в любой ситуации.

Как создавался альбом TXC?  

Мы выпустили альбом Scum Off The Pot, и нам начали прилетать первые респекты. Стало понятно, что пора потихоньку переезжать в Москву. Я тогда писал какие-то совместные релизы, а Mayot и Темыч — уже выпустили сольные альбомы. Так и я решил сделать свой сольник, который стал бы противовесом Темычу и Mayot. Меня всегда двигала жесткая музыка. Я начал делать наброски, написал «Голодного пса» буквально за пару дней — мне Pretty Scream скинул бит. До этого были еще наработки в жестком стиле. Название TXC пришло изнутри: мне часто говорят, что я токсичный, потому что люблю, так сказать, подкожного пустить. Если человек надевает маску, я люблю на это указать, до@#$ться в шутливой форме. Ну и, как правило, в каждой шутке есть очень маленькая доля шутки, а все остальное — правда. Я шел с этим правилом по жизни, и оно все время подтверждалось. При записи альбома я подумал, что люблю острые панчи, токсичный, грязный звук с глитчами, потусторонними долби-диджитал-эффектами, и решил сделать такой альбом-трансформер, который будет звучать жестко, металлически, кисло — как TXC.  

Ты уже переехал к тому времени в Москву? 

Я приступил к альбому уже в Москве. Можно услышать, что некоторые треки похожи на наш предыдущий релиз Scum Off The Pot, только в более в прокачанном виде. Получается, какие-то соображения появились еще в Тюмени. В Москву я приехал почти два года назад, набравшись опыта и задавшись целью доделать сольный альбомчик и представить себя как MC.  

Вы жили в Красногорске целой бандой?

Да, сначала познакомились с Thrill Pill и переехали в Зеленоград. Через 2–3 месяца стали жить в новом доме в Красногорске, к нам присоединились SODA LUV, Ванек LOVV66. Вместе мы провели почти год, это был о@#$нный опыт: десять зацикленных на себе MC, каждый из которых пытается заработать денег, стать актуальным. При этом все поддерживали друг друга — никакого зла, только здоровая конкуренция и обмен опытом.

Вы в этом доме записывались?

Конечно. Я там записал большую часть своего релиза. Наш лейбл всегда обеспечивал артистов оборудованием. Но если раньше была одна студия на всех (компьютер, хорошая звукоизоляция и микрофон), то сейчас у каждого в комнате точно такая же студия. 

Что изменилось в твоей жизни, когда вышел трек «Голодный пес»?

Когда «Голодный пес» вышел, первые полгода он вообще на @#$ никому не был нужен, но постепенно стал виральным. Мы с SODA LUV записали лайв-видео на Toaster — людям было интересно, смогу ли я таким низким голосом зачитать, сможет ли SODA LUV выдать такой пар. Все отлично получилось, видос разошелся, ну и в целом тречок хитанул: висел в чартах полгода, до сих пор на него делаются всевозможные ремиксы. Плюс у Соды завирусился его отрывок в тиктоке — на него сняли очень много видосов. Тогда Сода начал быстро набирать популярность. Как изменилась жизнь с тех пор? Меня начали узнавать в медиапространстве, я заработал много денег.

Что ты купил на гонорары?

Слушай, я не из тех, кто, получив миллион, пойдет его сразу тратить в ЦУМ. Купил все необходимое: самый навороченный ноутбук для работы, полностью обставил комнату мебелью IKEA, заказал всякой нужной ерунды типа очистителя воздуха Dyson (я просто аллергик). Устроил свою жизнь максимально комфортно, чтобы дальше продолжать работать и выдавать материал…

Не купил ни одной золотой цепи?

Ладно-ладно, одну штучку взял себе. Я давно мечтал о грилзах и начал делать слепок. Сейчас жду, пока отольют — буду мерить.  Раскусил ты меня.


Ты плотно работаешь с битмейкером при создании треков? Сидишь рядом и направляешь его?

Да, все верно. Я участвую в записи, сведении, создании битов по максимуму. Со мной работают мои пацаны — TonySouljah, звукорежиссер DooMee, с которыми мы по большей части делаем биты. Я придирчив: из десяти битов могу отобрать один–два. Плюс ко всему я сам еще звукорежиссер, проработал на нашей студии практически два года, а до этого три года сводил, досконально знаю Logic, FL Studio. Свой альбом сначала сам полностью сводил, потом уже за него взялся Донат — более опытный и профессиональный звукарь. Мы с ним вместе сидели и добивали: он вносил какие-то новые фишки, я ему что-то советовал. 

Ты, получается, можешь сам уже и биты делать?

Да, но это настолько сейчас на начальном уровне, что я не хочу под них что-то выпускать. В планах — становиться полноценным музыкантом и начинать делать инструментал самостоятельно. Честно говоря, я буду себя считать ценным музыкантом, только когда сам научусь делать биты. Чтобы создавать с нуля композицию, где концепт максимально соответствует задуманной мной идее.


Какие еще события предстоят?

Во-первых, выпуск совместного релиза с YUNGWAY — Magic 2. Прошлым летом релизнули Magic — легкий летний хип-хоп с прикольными, колкими панчами. Во-вторых, планирую записать вторую часть Scum Off The Pot. В-третьих, сделать новый релиз — только уже вокальный, более проработанный, серьезный и зрелый. Если в TXC больше ребячества, драйва и энергии, то дальше я хочу обратить больше внимания на лирику. У меня хорошие вокальные данные, но на «Токсике» я не так сильно их использую. Ну и совместные релизы со своими пацанами буду делать — я уже на год все распланировал.

Ты скоро будешь и битмейкером, и певцом, и рэпером, и звукорежиссером, и продюсером.

Все верно, я стремлюсь стать человеком-оркестром.  


Еще больше SRSLY в нашем канале на Яндекс.Дзен
Алина Бавина
главный редактор

Моя дипломная работа на журфаке МГУ была посвящена блогам и тому, приравняют ли их когда-то к СМИ и вообще насколько этично это делать. Тема появилась совершенно случайно. Изначально я собиралась писать про творчество Василия Шукшина. Но как-то среди ночи моя подруга, с которой мы прожили четыре года в одной комнате в общежитии и, естественно, не могли не выбрать одну кафедру, проснулась и сказала, что мы безумные и не осилим диплом по литературе, поэтому надо срочно менять тему. Над нами сжалился один преподаватель, который хорошо нас знал. Я уже даже не помню, кто придумал и предложил тему блогов. Но нам показалось, что она гораздо легче творчества Шукшина.

Тут нужно отметить, что это был – страшно представить! – 2008 год. И мы тогда еще были очень аналоговыми. Рефераты сдавали на дискетах (помню преподавателя, которому мы все по навету старшекурсников сдавали пустые дискеты, и пару моих однокурсников, попавшихся на этом), кино смотрели на дисках, которые брали в прокат в находившемся практически в подвале журфака киноклубе (помню, как тяжело мне давался Тарковский, Бергман и как я заснула при первом просмотре «Жизни как чуда» Кустурицы, которую потом нежно полюбила; но как меня поразили «Маргаритки»!), книги читали в Ленинке и радовались, если по читательскому билету попадали в тот самый ретро-зал с зелеными лампами. Тогда только-только появились «Одноклассники», а ЖЖ был самой прогрессивной площадкой. Мы – о, Боги! – ходили в интернет-кафе, которое тогда существовало у главного здания МГУ. Там у нас и разгорались нешуточные баталии в ЖЖ. Мы писали посты на волнующие темы и спорили с пеной у рта в комментариях. И делали это с таким азартом, будто играли на миллионы в казино.

Когда я получила свою твердую четверку за диплом, выдохнула и тут же забыла про него, то и предположить не могла, что тема блогов вернется в мою жизнь. «Зачем мы это делаем? Ну что за бред?» – долго не отпускала меня моя беспощадная рефлексия, когда затевали SRSLY. Ведь мы же сами морщимся от этих слов – «блогеры», «трендсеттеры», «инфлюенсеры», бла-бла-бла. Какая-то пошлятина выходит, когда начинаешь рассказывать, о чем мы. И как-то даже стыдно и неловко за себя становится. Но давайте не будем отрицать: блогеры дали нам новый контент, от которого наконец-то не душно. Звезды инстаграма вытеснили глянец, ютуба – затоптали телик. Блогеры начали тянуть теплое одеяло рекламных бюджетов на себя. Трендсеттеры и инфлюенсеры новой формации стали желанными гостями в светской тусовке. Теперь они «как скажут, так и будет».

Дудь нагнул Ютуб, Ивлеева из маникюрши превратилась в телезвезду с ТЭФИ, Горбачёва стала главной актрисой поколения, Монеточка зазвучала из всех утюгов. Это, безусловно, герои нашего времени. Они уже изменили реальность и продолжают это делать. У них влияние в интернете и не только. И не поддаться ему уже не получается. Конечно, можно дальше продолжать болеть нигилизмом и отрицать новый мир. Но это нечестно. Прежде всего по отношению к себе. А мы за честность, за открытые вопросы и ждем таких же ответов от героев. И у нас нет «не наших героев», нет предубеждений, и мы против клише.

Мы намеренно отказались от артемов быстровых и не будем прятаться за псевдонимами. У каждой публикации есть автор, которому вы сможете посмотреть в лицо и туда же высказать все, что думаете о его материале (естественно, аргументированно). Быть абсолютно несогласными с нами не возбраняется. Мы сами в редакции часто спорим друг с другом. Но последнее слово всегда остается за ответственным за раздел. У нас все со своим бэкграундом, позицией, принципами в профессии и взглядами на жизнь.

Когда в редакции предложили каждому написать свой манифест, я прониклась этой идеей. Сразу вспомнились Белинский, Добролюбов, Чернышевский, Белый, Блок, Иванов, Гумилев… Всплыло слово «публицистика». И повеяло той самой нашей наивной аналоговостью, которой теперь уже просто нет. На журфаке мы изучали кодекс профессиональной этики журналиста. Сейчас это понятие кажется атавизмом. Но пусть наши манифесты станут этическим кодексом 2.0.

На втором курсе я прочитала «Поколение П» Пелевина и отчаянно не хотела верить в то, что в журналистике все друг у друга крадут идеи. У меня с тех пор аллергия на «Давайте сделаем как у…» А мы-то тогда зачем, если они уже есть? Поэтому SRSLY – это про дерзкие идеи, честные тексты и – куда ж без них – красивые картинки.

Читайте также
Герои — 22:07, 27 июля 2021
Карманный революционер. Борис Барабанов поговорил с Николаем Комягиным из Shortparis
Новости, Новости — 27 июля, 22:07
Instagram сделает аккаунты пользователей до 16 лет приватными
Образ жизни — 27 июля, 20:44
Департамент правды и кролик-самурай. Обзор лучших комиксов San Diego Comic-Con
Музыка — 27 июля, 15:43
Новое в музыке за неделю: Монатик, James Blake, Сюзанна, Lil Nas X и Глеб Калюжный
Новости, Новости — 27 июля, 14:25
Джиган выпустил трек «На чиле» по мотивам одноименного мема. На фитах Крид, OG Buda и Soda Luv
Новости, Новости — 27 июля, 13:48
Влад Бумага рассказал о переезде в Москву и съемках в кино в новом выпуске «А4 на детекторе лжи»
Популярная темаПопулярно
Новости, Новости — 27 июля, 13:11
Зомби-телепузики и кровожадный Микки Маус: тиктокер создает 3D-хорроры с известными персонажами
Герои — 27 июля, 12:18
Глянец и онлайн, шоу «Узнать за 10 секунд» и злобные комментаторы. Интервью с главным редактором «Афиши Daily» Трифоном Бебутовым
Новости, Новости — 27 июля, 11:32
В Санкт-Петербурге откроются фуд-корты
Новости — 26 июля, 18:39
Как бизнес подарил вторую жизнь дореволюционным заводам и мануфактурам? Объясняем на примерах Москвы и Санкт-Петербурга
Новости — 9 июля, 14:03
Современные художники перепридумали «Лукоморье» Пушкина. Смотрите, что получилось
Новости, Новости — 27 июля, 10:51
Появился сайт, похожий на страничку «Википедии». Он меняется, когда читатель моргает
Кино — 26 июля, 23:28
Парадоксы любви. Рецензия на фильм «Кто-то кого-то полюбит»
Новости, Новости — 26 июля, 21:27
В «Кухне на районе» теперь можно заказать маффин с кожурой банана и сумку для многоразовых бутылок
Новости, Новости — 26 июля, 19:03
Новое место в Москве: французская кондитерская NIQA на Тверском бульваре
Новости, Новости — 26 июля, 17:49
Полина Ланс ушла из Sweet House
Новости, Новости — 26 июля, 15:37
Даня Милохин завел еще один аккаунт в тиктоке. Там он публикует контент со съемок «Блогеров и дорог»
Герои — 26 июля, 14:40
На пару слов: интервью с Самарой Уивинг
Новости, Новости — 26 июля, 13:21
Первую серию 33-го сезона «Симпсонов» снимут в стиле мюзикла
Новости, Новости — 26 июля, 11:24
Full House покинули еще двое участников. Теперь в команде осталось шесть человек
Кино — 26 июля, 00:48
Who run the world. Рецензия на мультсериал «Властелины вселенной: Откровение»
Новости, Новости — 25 июля, 18:12
Вышел трейлер 7-го сезона XO Life. Он будет посвящен участницам хауса
Все звёзды и инфлюенсеры
Новости, Новости — 25 июля, 16:41
Дима Масленников закрыл свой ресторан «Здесь кто-нибудь ест?» на Новослободской
Герои — 25 июля, 11:18
Кино, выросшее из страха. Интервью с актером фильма «Время» Алексом Вулфом
Новости, Новости — 25 июля, 09:45
Тикток-хаус Fenix Team закрылся. Он просуществовал чуть больше месяца
Герои — 24 июля, 18:35
Как устроено «Архстояние». Интервью с продюсером фестиваля Юлией Бычковой
Новости, Новости — 24 июля, 18:02
Блогерское объединение Chill Zone распалось
Новости, Новости — 24 июля, 10:15
У Coldplay вышел трек Coloratura. Он войдет в их новый альбом
Кино — 24 июля, 09:16
ЖатропеР: премьера влога Насти Ивлеевой «Блогеры и дороги»
Новости, Новости — 23 июля, 21:11
Саша Спилберг запускает платформу FireStarter для продвижения и запуска новых криптопроектов
Новости, Новости — 23 июля, 21:08
Валерий Карпин стал главным тренером сборной России по футболу
Новенький
(2 сезон)
Поколение 56k
(1 сезон)
Молодые монархи
(1 сезон)
Отряд самоубийц 2: Миссия навылет
Белый лотос
(1 сезон)
Перри Мейсон
(2 сезон)
Мне это не нравится
(2 сезон)
7.9
Матрешка
(2 сезон)