Колонка, Образ жизни — 10 августа 2020, 21:20

Выживут только паломники: как журналистка прошла пешком 350 км по El Camino de Santiago

На десятый год жизни в Испании журналистка Анна Стрельченко отправилась пилигримом в Сантьяго-де-Компостела — пройдя пешком почти 350 км по Северному пути. Этот маршрут доступен каждому и одновременно требует напряжения всех душевных и физических сил. По просьбе SRSLY Анна написала целый рассказ о своем приключении.

Сантьяго-де-Компостела — одна из трех христианских святынь наряду с Римом и Иерусалимом. В кафедральном соборе города хранятся мощи апостола Иакова. По легенде, после смерти святого его останки пустили в лодке по Средиземному морю. Когда лодку прибило к берегам Испании, один монах захоронил тело, а через несколько сотен лет другой нашел могилу: было определено, что это мощи святого Иакова. На месте захоронения возвели сначала часовню (приблизительно в VIII веке), потом собор, вокруг которого впоследствии образовался город, и к этому месту начали совершаться паломничества. Сперва короли, а за ними и простые смертные стали приходить на поклонение. Легенда гласит, что святой Иаков помогал испанцам в войнах с маврами, поэтому собор имеет для народа страны особенное значение. Вот уже одиннадцать веков к нему стекаются люди, и не только по религиозным мотивам.

Когда приходишь в офис пилигримов в Сантьяго-де-Компостела, чтобы получить свою грамоту — сертификат о том, что преодолел этот путь, — тебя спрашивают, какие причины привели сюда: религиозные, культурно-спортивные или поиск себя. Культурное паломничество стало массовым после успеха книги Пауло Коэльо «Дневник мага». Если раньше за год путь проходило, скажем, 50 пилигримов, то благодаря роману счет пошел на тысячи: паломничество начало превращаться в обычный туристический маршрут, поэтому власти Сантьяго-де-Компостела пытаются как-то это контролировать. Например, люди не могут считаться паломниками, если проделали меньше 100 км пешком или меньше 200 км на велосипеде.

Вообще, есть три варианта прохождения пути: верхом, на велосипеде или пешком. Маршрутов более двухсот: они начинаются в Осло, Будапеште, Риме, Париже, то есть каждый может выбрать тот, который по душе. Самый популярный — Французский путь длиной порядка 900 километров, берущий начало на границе страны Басков и Франции. Он известен как маршрут французских королей и показан в американском фильме «Путь» (The Way) с Мартином Шином, вышедшем в 2010 году. 

Мы много лет хотели пройти этот путь с мужем. Очень любим ездить на север Испании, и наш интерес, конечно, был в основном культурно-спортивным. Северный путь — менее популярный и более сложный, чем Французский. Мы давно планировали это путешествие, и только сейчас, после карантина (а он был в Мадриде особенно жестким), наконец все сложилось. Я хотела в дороге собраться с мыслями — поэтому оставила телефон дома. 10 дней мы шли, и это был очень интересный опыт полного отключения от информационных потоков.

Стартовали 24 июня из города Авилес, что в 300 км от Сантьяго-де-Компостела. Мы были ограничены по времени и должны были за 10 суток пройти этап, который рассчитан на 15 дней. В итоге уложились в девять, потому что не очень корректно рассчитали наши маршруты, а это каждый паломник делает сам. 

Также перед отправлением паломник должен обзавестись специальным паспортом пилигрима — такие выдают в разных городах в определенных церквях, и начиная с первого дня нужно отмечаться, где идешь. Каждый день у тебя должно появляться не менее двух штампов. Раньше их ставили в храмах, но почти все они на нашем пути, к сожалению, были закрыты из-за того, что целая Испания «в отпуске без содержания». 

Мы ставили штампы где только могли: в альберге (хостел для паломников. — Прим. SRSLY), в барах и ресторанах, в отелях. При получении сертификата в конце пути все эти штампы проверяют, спрашивают, откуда и когда вы вышли.


Мы выбрали сложный маршрут по горам вдоль побережья: это очень красивая часть Испании, которую практически никто не знает — до нее непросто добраться из-за трудностей с авиасообщением. Плюс, поскольку мы стартовали сразу после снятия карантинных ограничений, шли по безлюдным местам и могли за день никого не встретить — а обычно это огромный поток до десяти тысяч человек в сутки. За весь путь в 340 км нам встретились не более 10 пилигримов. Это абсолютно уникальный опыт, потому что такого не бывает: многие отправляются в путь, чтобы как раз пересекаться с людьми, делиться опытом, будто попутчики в поезде.


Физически мы были подготовлены, так как бегаем и занимаемся спортом в обычной жизни, но вот идти с вещами не рассчитывали. Как правило, почта Испании предоставляет услугу переправки рюкзака в точку ближайшей остановки. Но эта служба, к сожалению, не работала. Проделывать по 40 км в день с увесистыми рюкзаками — иногда по спускам и подъемам или под дождем — это тяжело.

В принципе, все эти дороги, весь Север уже исхожен пилигримами за сотни лет, поэтому местные жители трепетно относятся к путешественникам: поддерживают, защищают. В этом плане абсолютно безопасно. Главная из угроз — участки пути вдоль довольно узких трасс: если вовремя не перейдешь дорогу, то фура может тебя сбить на повороте.


Для ориентации через каждые 100-200 метров установлены специальные указатели, подсказывающие, куда поворачивать, чтобы не потеряться. Когда входишь в Галисию, там уже есть знаки, сколько осталось идти до Сантьяго-де-Компостела. Заблудиться сложно.

Хозяйка одного альберге рассказывала мне, что к ней каждый год приходит французская семья с палаткой, которую они разбирают прямо во дворе. Многие так делают, и у всех с собой есть спальные мешки, потому что в альбергес почти никогда не бывает простыней и прочего. Изначально это были приюты для паломников при монастырях. Но сегодня их очень много — частных и государственных, это такой особенный бизнес на Севере. Раньше их никто не бронировал, можно было остановиться в точке, до которой ты добрался за день. Если все занято, двигаешься к следующей. Поэтому люди выходили в 5–6 часов утра, чтобы успеть занять место. Сейчас альбергес нужно бронировать, так как многие еще не работают — например, государственные. Мы так и делали: что-то бронировали за день, что-то за неделю — некоторые открывались специально ради нас. И абсолютно во всех альбергес мы оказывались единственными постояльцами.


В первое время было очень сложно. Рюкзак почему-то каждый день тяжелел. Еще в начале пути я почувствовала слабость, проснулась ночью от тошноты и головокружения. Меня это испугало, ведь впереди еще девять дней маршрута и нужно спать, восстанавливать силы, а ты не можешь, потому что тебе плохо. Но я допустила ошибку: в обычной жизни не ужинаю, поэтому и тут не стала — думаю, мне физически не хватило энергии. Дошли до первой деревни, позавтракали, и более-менее все наладилось.


Самые трудные моменты — это когда ты останавливаешься. Пока идешь — все в порядке, но вечером накатывает жуткая боль во всем теле, слабость, и в конце третьего дня у меня уже была мысль взять такси, поехать до ближайшего хорошего отеля и там отоспаться на белых простынях. К счастью, этого делать не пришлось. Просто в какой-то день взяли тайм-аут и полдня отдыхали, что помогло нам набраться сил. Кстати, мы и в отелях останавливались — например, в Paradores: это испанская сеть гостиниц в бывших замках, крепостях, монастырях. Конечно, такие ночевки придавали бодрости.


Хозяева альбергес — такие ангелы-хранители, которые рассказывают и помогают, порой даже в WhatsApp сбрасывают советы, интересуются, как ты идешь. По поводу еды они тоже часто подсказывали. Иногда сами предлагали отвезти нас в соседнюю деревню, где есть неплохой ресторан, или в супермаркет. В основном мы ориентировались на них или искали места по Google Maps. Голодными не оставались. Как-то шли часов семь по горам без воды и еды — абсолютно все было закрыто. Однако это ситуация нынешнего времени (постковидного), обычно такого не происходит.


В целом мы очень хорошо питались, при этом я сбросила пару килограммов, что было весьма кстати после карантина. Одна из вещей, которую я поняла в пути, — это важность еды, как бы банально ни звучало. В жизни, как правило, стараюсь есть мало и разборчиво, а тут в какой-то момент осознала, что если не буду питаться плотно, то просто не смогу идти. В Астурии и Галисии самые вкусные хлеб, морепродукты, сидр, тортилья и сыры — не зря этот регион называют «испанской Швейцарией». 


В Parador останавливались, например, в Вильяльба, непримечательном городке, и в самом Сантьяго-де-Компостела — в очень символичной гостинице для пилигримов. Она была построена в XV веке именно как госпиталь и приют для паломников по приказу католических королей. Со временем там появилась таверна и даже тюрьма — целый мини-городок. Сейчас это отель-музей в безупречном состоянии.

Пилигримы говорят, что путь — это всегда необычные встречи. Последний альберге, в котором мы остановились до Сантьяго-де-Компостела, принадлежит немке по имени Хайди, ее знают тысячи паломников. На ее счету, наверное, 10 путей Сантьяго, а том числе Французский, причем она проходила их в 90-е и начале 2000-х, когда не было еще такой инфраструктуры. Проходя это место, она была настолько им заворожена, что восемь лет ждала возможности его приобрести и переехать. Сначала поставила лавочку для пилигримов, потом стол, а в какой-то момент в доме спали уже по 35 человек. Так Хайди поняла, что пора открывать альберге. Она рассказала много интересных историй, например, про уже упомянутую мной французскую семью с палаткой — у них четверо детей, одному из которых три года. Идут они очень медленно и проходят путь из Франции за два месяца.

Наш последний дневной маршрут можно было преодолеть за два дня. Как правило, все пилигримы останавливаются прямо под Сантьяго, чтобы попасть к обеденной мессе. Мы решили, что пройдем два этапа за один день, потому что это всего 33 км. И настроение было классное: отличная погода, живописный пейзаж вокруг. На том отрезке соединилось три пути: Французский, Примитивный и Северный. Конечно, стало намного веселей, потому что каждые пару километров попадалась какая-нибудь деревня, бар или ресторан. Последний день дошли на одном дыхании, совсем не чувствуя ни усталости, ни времени. Прибыли в районе 16 часов и сразу отправились за грамотами («компостелас»). Когда приближались к собору, нас приятно взволновало пение волынки — традиционного для Галисии инструмента. Когда ты входишь на площадь, — это очень красиво и эмоционально.


Многие путники, добравшись до собора, укладываются у его стен и весь день любуются на него, кто-то там же разбивает палатки. Это большое испытание: сбитые ноги, физическая и эмоциональная боль. Часто люди идут, чтобы справиться с конфликтами — внутренними или внешними.


Грамоты, составленные на латыни и испанском языке, оформлены как «Кодекс Каликста». Каликст — римский папа XII века, которому приписывают авторство пяти книг, хранящихся в соборе Сантьяго-де-Компостела.

Как лучше выбирать путь? Для начала стоит решить, сколько дней вы планируете идти, и только потом определиться с маршрутом. Есть специальное приложение для паломников Way of Saint James (Buen Camino) — оно позволяет отправлять рюкзак, содержит информацию о деревнях и достопримечательностях, помогает узнать, где находится почта, ресторан, альбергес, прачечная или больница. Также сможет рассчитать, сколько времени вам нужно на определенный путь. Приложение рекомендует маршрут и показывает, какое расстояние лучше пройти в каждый из дней.

Сейчас важно понимать, что функционирует, а что нет. Для планирования путешествия важна отправная точка: аэропорты есть в Сантьяго-де-Компостела, Бильбао, Сантандере, Памплоне, Бургосе, Леоне.

И еще определитесь, будете ли идти в одиночку или или с кем-то. Например, если девушка отправляется одна, то я бы советовала Французский путь с точкой отправления в Леоне: там чаще попадаются деревни, больше поток пилигримов, поэтому вы будете чувствовать себя защищенной. Я бы не решилась пройти сама, без мужа, Северный путь, потому что путешествовать 10 дней одной по лесу, где почти никого нет, страшновато. И многое зависит от вашей физической подготовки.




Фото: Getty Images, Мари Букреева, личный архив
Алина Бавина
главный редактор

Моя дипломная работа на журфаке МГУ была посвящена блогам и тому, приравняют ли их когда-то к СМИ и вообще насколько этично это делать. Тема появилась совершенно случайно. Изначально я собиралась писать про творчество Василия Шукшина. Но как-то среди ночи моя подруга, с которой мы прожили четыре года в одной комнате в общежитии и, естественно, не могли не выбрать одну кафедру, проснулась и сказала, что мы безумные и не осилим диплом по литературе, поэтому надо срочно менять тему. Над нами сжалился один преподаватель, который хорошо нас знал. Я уже даже не помню, кто придумал и предложил тему блогов. Но нам показалось, что она гораздо легче творчества Шукшина.

Тут нужно отметить, что это был – страшно представить! – 2008 год. И мы тогда еще были очень аналоговыми. Рефераты сдавали на дискетах (помню преподавателя, которому мы все по навету старшекурсников сдавали пустые дискеты, и пару моих однокурсников, попавшихся на этом), кино смотрели на дисках, которые брали в прокат в находившемся практически в подвале журфака киноклубе (помню, как тяжело мне давался Тарковский, Бергман и как я заснула при первом просмотре «Жизни как чуда» Кустурицы, которую потом нежно полюбила; но как меня поразили «Маргаритки»!), книги читали в Ленинке и радовались, если по читательскому билету попадали в тот самый ретро-зал с зелеными лампами. Тогда только-только появились «Одноклассники», а ЖЖ был самой прогрессивной площадкой. Мы – о, Боги! – ходили в интернет-кафе, которое тогда существовало у главного здания МГУ. Там у нас и разгорались нешуточные баталии в ЖЖ. Мы писали посты на волнующие темы и спорили с пеной у рта в комментариях. И делали это с таким азартом, будто играли на миллионы в казино.

Когда я получила свою твердую четверку за диплом, выдохнула и тут же забыла про него, то и предположить не могла, что тема блогов вернется в мою жизнь. «Зачем мы это делаем? Ну что за бред?» – долго не отпускала меня моя беспощадная рефлексия, когда затевали SRSLY. Ведь мы же сами морщимся от этих слов – «блогеры», «трендсеттеры», «инфлюенсеры», бла-бла-бла. Какая-то пошлятина выходит, когда начинаешь рассказывать, о чем мы. И как-то даже стыдно и неловко за себя становится. Но давайте не будем отрицать: блогеры дали нам новый контент, от которого наконец-то не душно. Звезды инстаграма вытеснили глянец, ютуба – затоптали телик. Блогеры начали тянуть теплое одеяло рекламных бюджетов на себя. Трендсеттеры и инфлюенсеры новой формации стали желанными гостями в светской тусовке. Теперь они «как скажут, так и будет».

Дудь нагнул Ютуб, Ивлеева из маникюрши превратилась в телезвезду с ТЭФИ, Горбачёва стала главной актрисой поколения, Монеточка зазвучала из всех утюгов. Это, безусловно, герои нашего времени. Они уже изменили реальность и продолжают это делать. У них влияние в интернете и не только. И не поддаться ему уже не получается. Конечно, можно дальше продолжать болеть нигилизмом и отрицать новый мир. Но это нечестно. Прежде всего по отношению к себе. А мы за честность, за открытые вопросы и ждем таких же ответов от героев. И у нас нет «не наших героев», нет предубеждений, и мы против клише.

Мы намеренно отказались от артемов быстровых и не будем прятаться за псевдонимами. У каждой публикации есть автор, которому вы сможете посмотреть в лицо и туда же высказать все, что думаете о его материале (естественно, аргументированно). Быть абсолютно несогласными с нами не возбраняется. Мы сами в редакции часто спорим друг с другом. Но последнее слово всегда остается за ответственным за раздел. У нас все со своим бэкграундом, позицией, принципами в профессии и взглядами на жизнь.

Когда в редакции предложили каждому написать свой манифест, я прониклась этой идеей. Сразу вспомнились Белинский, Добролюбов, Чернышевский, Белый, Блок, Иванов, Гумилев… Всплыло слово «публицистика». И повеяло той самой нашей наивной аналоговостью, которой теперь уже просто нет. На журфаке мы изучали кодекс профессиональной этики журналиста. Сейчас это понятие кажется атавизмом. Но пусть наши манифесты станут этическим кодексом 2.0.

На втором курсе я прочитала «Поколение П» Пелевина и отчаянно не хотела верить в то, что в журналистике все друг у друга крадут идеи. У меня с тех пор аллергия на «Давайте сделаем как у…» А мы-то тогда зачем, если они уже есть? Поэтому SRSLY – это про дерзкие идеи, честные тексты и – куда ж без них – красивые картинки.

Читайте также
Музыка — 17:45, 13 апреля 2021
Музыка — самое агендерное из искусств?
Новости, Новости — 13 апреля, 17:45
Cardi B выпустила первую коллекцию спортивной одежды
Музыка — 13 апреля, 15:55
Новое в музыке за неделю: SZA & Doja Cat, Tommy Cash, Twenty One Pilots, Olivia Rodrigo, Дора & T-Fest
Новости, Новости — 13 апреля, 12:43
Met Gala 2021 пройдет 13 сентября. Темой бала станет американская мода
Новости, Новости — 13 апреля, 11:14
Брэд Питт, Хоакин Феникс и Зендая станут ведущими «Оскара»
Музыка — 13 апреля, 10:45
«Киберфолк — это круто». Zventa Sventana комментирует клип «На горе мак»
Популярная темаПопулярно
Кино — 13 апреля, 05:27
Сериалы недели: «Жуки», «Налет», «Они», «Шальные деньги»
Новости, Новости — 12 апреля, 20:57
Россия приостанавливает авиасообщение с Турцией до 1 июня
Образ жизни — 12 апреля, 18:06
Граффити, рок-группы и авангардные оперы. Как полет Гагарина увековечен в поп-культуре
Новости, Новости — 9 апреля, 14:32
«Дедлайн: вчера» и «Выгорание»: появились ароматы для особо трудолюбивых
Образ жизни — 6 апреля, 18:30
Ностальгия врывается в чат. Каким был мой первый компьютер: реальные истории из 90-х и нулевых
Новости, Новости — 12 апреля, 18:01
Борьба с зависимостью и внутренняя кухня «Подруг»: Карина Истомина пришла в ютьюб-шоу Надежды Стрелец
Новости, Новости — 12 апреля, 17:23
BTS проведут бесплатный онлайн-концерт
Новости, Новости — 12 апреля, 14:14
Блогер собрал копию машины Джеймса Бонда. Она может стрелять и жарить курицу
Новости, Новости — 12 апреля, 13:30
Ярослав Андреев и Дима Масленников в шоу «Петя любит выпить»: о разнице между ютьюбом и тиктоком и немного о личном
Новости, Новости — 12 апреля, 13:18
Мэйси Уильямс стала глобальным амбассадором H&M по вопросам устойчивого развития
Новости, Новости — 12 апреля, 11:16
Первый полет вертолета Ingenuity на Марсе переносится. Все из-за «сторожевого» таймера
Герои — 11 апреля, 22:37
О путешествиях, Бэнкси и искренности в искусстве. Интервью с художником Алексеем Дубинским и экскурсия по его мастерской
Новости, Новости — 11 апреля, 14:01
Джастин Тимберлейк сыграет телеведущего и наемного убийцу в новом сериале от Apple TV+
Герои — 11 апреля, 11:21
«Мортал Комбат», зумеры, фаталити. Интервью с режиссером Саймоном Маккуойдом
Новости, Новости — 11 апреля, 11:19
Фаррелл Уильямс и Дэвид Грутман провели экскурсию по своему отелю в Майами
Герои — 11 апреля, 00:28
Системный идеолог. Интервью с Евгением Машковым про шестилетие System108 и склад ума российских диджеев
Все звёзды и инфлюенсеры
Новости, Новости — 10 апреля, 19:19
Фиби Уоллер-Бридж исполнит главную женскую роль в пятом «Индиане Джонсе»
Новости, Новости — 10 апреля, 17:21
Новое место в Москве: городское кафе Bardot на Остоженке
Новости, Новости — 10 апреля, 16:20
Юрий Дудь, Манижа и GONE.Fludd перерабатывают пластик в видео о кроссовках Stan Smith
Новости, Новости — 10 апреля, 12:37
Тайванец смог достать со дна озера телефон. Ему помогла засуха
Новости, Новости — 9 апреля, 21:53
Комик переделал заставку Pokémon с помощью стоковых видео
Новости, Новости — 9 апреля, 20:37
Умер рэпер DMX
Кино — 9 апреля, 19:37
Зинаида Пронченко о фильме «Отец» с Энтони Хопкинсом
Новости, Новости — 9 апреля, 17:44
Cream Soda сделала ремикс на песню «Вино» группы «Хлеб». Теперь под нее не хочется плакать
Образ жизни — 9 апреля, 15:23
10 видео, которые нужно посмотреть на ютьюбе: Жизневский, Лагерфельд и дубляж игр
5.5
Противостояние
(1 сезон)
Кларисса
(1 сезон)
6.5
История бранных слов
Никто
Кайфтаун
(2 сезон)
Ванда/Вижн
(1 сезон)
Убивая Еву
(4 сезон)
8.3
Американская история преступлений
(1 сезон)