Интервью, Герои — 20 июня 2020, 09:56

Работа с Гильермо дель Торо, Марко Белтрами и премия BMI. Борис Барабанов поговорил с композитором Анной Друбич

Российский композитор Анна Друбич получила престижную кинематографическую награду — BMI Film Music Awards (ежегодная премия, вручаемая одним из ведущих авторских обществ США) — за саундтрек к фильму «Страшные истории для рассказа в темноте», над которым она работала вместе с классиком музыки к хоррорам Марко Белтрами («Крик», «Обитель зла», «Снеговик» и другие). Анна Друбич рассказала Борису Барабанову о своем первом опыте работы на большой голливудской студии и о том, как писать музыку одновременно для четырех фильмов в условиях пандемии.

Как объяснить человеку, который далек от «визуальных медиа», что такое BMI и BMI Awards? Если я все правильно понимаю, то BMI — это организация, которая защищает права американских композиторов, авторов текстов песен и так далее. Так?

Да, это одна из самых крупных в мире performing rights organisations. Она защищает права примерно миллиона авторов — композиторов, сонграйтеров и музыкальных издательств. BMI собирает по всему миру авторские отчисления за использование той или иной музыки. Раз в год BMI устраивает церемонию — чествование авторов. Это довольно светское, гламурное мероприятие с красной дорожкой, нарядами, ужином — в общем, такой небольшой «Оскар». Церемония — своего рода подведение итогов года. Награждают тех, кто в течение этого года как-то отличился, например, получил большое количество премий или их фильмы собрали самую большую кассу. Премия BMI — показатель статуса, ты как бы квалифицируешься в высшую профессиональную лигу. Я получила эту премию в категории «Полнометражный фильм», что, конечно, очень престижно. Самой церемонии, как вы понимаете, в этом году не было из-за пандемии, и все уже даже как-то забыли, что BMI должна что-то вручать. И вот просыпаюсь утром и вижу на своем e-mail поздравления. Я, конечно, обалдела. Особенно, когда посмотрела, кто еще в этой категории получил призы — Джон Уильямс, Дэнни Эльфман, Александр Деспла — в общем, корифеи. И еще десяток призов вручили, условно говоря, молодым.

Вы являетесь членом BMI как композитор?

Иначе я не получила бы награду! BMI — не единственная такая организация, в США их четыре. Любой композитор, который хочет зарабатывать деньги, в какой-то момент должен вступить в такую организацию — самому никак невозможно отследить, где использовалась твоя музыка, сколько можно получить денег от кино, телетрансляций, цифровых платформ.


Правильно ли я понимаю, что интересы российских композиторов обычно защищает РАО?

В РАО я тоже состою, оно отслеживает мои российские проекты. Это вполне нормально — состоять в нескольких таких организациях. Только РАО не проводят такие церемонии.

Как вы попали в фильм «Страшные истории для рассказа в темноте»? Это произошло с подачи вашего соавтора Марко Белтрами?

«Страшные истории для рассказа в темноте» — моя первая картина для большой студии в Голливуде. Я очень благодарна Марко Белтрами. Он фактически дал мне путевку в жизнь. В 2012 году я училась в университете Южной Калифорнии на факультете кинокомпозиции. Для нас устраивали мастер-классы известных композиторов. К нам приходили, например, Джеймс Ньютон Ховард, Дэнни Эльфман, и вот однажды пришел Марко Белтрами. Он дал нам задание — написать музыку к сцене в фильме. И потом мы обсуждали то, что получилось. Моя работа понравилась ему больше других, он, в общем, как-то меня отдельно отметил. Прошел год, и однажды я случайно столкнулась с ним на парковке и даже не была уверена, узнает ли он меня, но поздоровалась, а он говорит: «Я тебя помню, Анна. Как поживаешь, что делаешь?» Я говорю: «Да как-то особо ничего, я только еще окончила университет». И он: «У меня будет один проект, я тебя позову!» Я, конечно, большого значения этому не придала, ну, small talk на парковке… Уехала в Москву, и однажды сижу на Новый год на кухне, что-то ем, и вдруг приходит e-mail от Марко: «Ты где? У тебя на телефоне автоответчик срабатывает. Мы-то уже фильм начинаем». Я, как ошпаренная, покупаю первый попавшийся билет в Лос-Анджелес. И мы начали работать над проектом «1864». Это был датский сериал, он вышел в 2014 году. В некотором смысле я была подмастерье, в основных титрах меня не было, только в конце, в «братской могиле». Это нормально, с этого начинают многие композиторы в Голливуде. Я в таком качестве работала с Марко на протяжении нескольких лет и параллельно делала свои проекты в России, в том числе очень большие, такие, как «Красные браслеты», «Оптимисты», «Большой», «Садовое кольцо», «Звезда», «Одесса». И вот однажды снова звонит Марко и сообщает, что у него был разговор с Гильермо дель Торо — ему нужна музыка для фильма Scary Stories to Tell in the Dark, который он продюсирует. Времени у Марко на этот фильм не было, но и дель Торо он отказывать не хотел. И мы договорились, что я пишу музыку, и если она нравится дель Торо, то мы с Марко появимся в титрах вместе. Это была невероятная удача.

Марко Белтрами и Анна Друбич

«Страшные истории для рассказа в темноте» — продукция CBS. В чем отличие работы с таким гигантом от работы в российском кино и от работы в независимом кино?

Я не считаю, что есть какое-то принципиальное отличие работы в Америке от работы в России или работы для больших студий от авторского кино. С самых первых моих опытов, которые относятся к фильмам моего отца Сергея Соловьева «О любви», «Анна Каренина», «2-АССА-2» и «Одноклассники», я поняла, что это магический процесс. Два автора, композитор и режиссер, обсуждают такой метафизический предмет, как музыка, причем один из них знает, как говорить про музыку, а другой профессиональным языком часто не владеет, но пытается выразить мысль при помощи тех образов и чувств, что он видит в своей истории. Это относится ко всем режиссерам, с которыми я работала в России. Валерий Тодоровский, Анна Меликян, Алексей Попогребский, Алексей Смирнов — это все большие художники, и с каждым из них выстраивались уникальные личные отношения. В Америке то же самое. Важна личная химия в отношениях с режиссером. «Страшные истории для рассказа в темноте» — большое студийное кино, но и здесь у меня работали те же механизмы, что и, скажем, в авторском кино в России. Все строилось на моих отношениях с Андре Овредалом, режиссером фильма. И они, слава богу, сложились прекрасно.


Вы знакомы с Гильермо дель Торо?

Да, мы общались несколько раз. Он выдающийся художник и продюсер, конечно. Его понимание того, какой должен быть монтаж, что нужно делать с визуальными эффектами и так далее, абсолютно завораживает. Мы с Марко были на просмотре самой первой режиссерской сборки фильма. Для меня это уже было готовое, отточенное кино. Гильермо дель Торо после просмотра сделал режиссеру несколько комплиментов, а потом по секундам рассказал, где и что нужно исправить: этот план вырезать, эту реплику переозвучить, здесь спецэффект заменить... И я поняла, что он был абсолютно прав. Я сидела и слушала его с открытым ртом. При этом я должна сказать, что в вопросах музыки у нас с режиссером Андре Овредалом была полная свобода.

Андре Овердаль, Анна Друбич и Гильермо дель Торо

Фильм оказался сверхприбыльным, окупился четырежды. Это как-то сказалось на вашем гонораре?

Нет, он был фиксированным, процент от кассы получают только такие гиганты, как Ханс Циммер или Алан Сильвестри. Но эта картина, конечно, открыла передо мной новые горизонты. У меня появился очень крутой агент. Уже есть решение о съемках сиквела — может быть, и меня позовут. То, что фильм получается, я почувствовала еще на просмотрах для фокус-групп (это обычная практика для больших кинокомпаний перед выпуском фильма в прокат). Я видела, как компания прислушивается к реакции аудитории и готова сразу идти что-то перемонтировать, доснимать, вкладывать дополнительные деньги. Ближе к концу постпродакшна были сложные моменты, даже казалось, что сейчас все развалится. Здесь создателям фильма нужны, конечно, железные нервы. Но все в итоге получилось.

Вы — первый российский композитор, получивший эту награду?

Не могу точно сказать, но в этом году — точно не единственный. Мы получили эту награду одновременно с композитором Соней Белоусовой, только ее наградили в другой категории — за сериал «Романовы». Интересно, что в моей категории «Полнометражный фильм» награждены всего две женщины — Хильдур Гуднадоуттир, которая написала музыку к «Джокеру», и я. Вы знаете, что еще интересно? Как вам, наверное, известно, я в этом году получила «Золотого орла» за фильм «Одесса». Так вот, я — первая женщина, которую наградили за музыку к кино какой-либо российской кинематографической премией. Не то чтобы меня так уж волновал вопрос гендерного равенства в кино, но это, на мой взгляд, важный момент.

Судя по данным IMDB, у вас минимум пять фильмов в этом году выйдут. Как вообще возможна такая производительность труда?

Да, так в жизни и бывает, то густо, то пусто. Я в данный момент работаю как композитор на четырех картинах, и на всех четырех — одна. Это еще что. Однажды у меня было шесть картин одновременно. Заканчиваю музыку ко второму сезону «Оптимистов», плюс еще сериал «Бомба» режиссера Игоря Копылова, трилогия Fear Street для студии Fox и еще один независимый фильм. Я работаю в студии, в подвале дома, который мы снимаем в Лос-Анджелесе. Заканчиваю сцену, отправляю режиссеру, он пишет свои комментарии, и так продвигаюсь от одного проекта к другому. В условиях пандемии все это особенно «интересно». Как записывать оркестр во время самоизоляции? Куда девать детей, когда не работают ни школы, ни детские сады? Но надеюсь, что все эти проекты я как-то завершу и мне не будет стыдно за свою работу. Выдохну и вернусь к собственным концертным произведениям и сольному альбому, о которых всегда думаю и мечтаю.


Фото: личный архив
Алина Бавина
главный редактор

Моя дипломная работа на журфаке МГУ была посвящена блогам и тому, приравняют ли их когда-то к СМИ и вообще насколько этично это делать. Тема появилась совершенно случайно. Изначально я собиралась писать про творчество Василия Шукшина. Но как-то среди ночи моя подруга, с которой мы прожили четыре года в одной комнате в общежитии и, естественно, не могли не выбрать одну кафедру, проснулась и сказала, что мы безумные и не осилим диплом по литературе, поэтому надо срочно менять тему. Над нами сжалился один преподаватель, который хорошо нас знал. Я уже даже не помню, кто придумал и предложил тему блогов. Но нам показалось, что она гораздо легче творчества Шукшина.

Тут нужно отметить, что это был – страшно представить! – 2008 год. И мы тогда еще были очень аналоговыми. Рефераты сдавали на дискетах (помню преподавателя, которому мы все по навету старшекурсников сдавали пустые дискеты, и пару моих однокурсников, попавшихся на этом), кино смотрели на дисках, которые брали в прокат в находившемся практически в подвале журфака киноклубе (помню, как тяжело мне давался Тарковский, Бергман и как я заснула при первом просмотре «Жизни как чуда» Кустурицы, которую потом нежно полюбила; но как меня поразили «Маргаритки»!), книги читали в Ленинке и радовались, если по читательскому билету попадали в тот самый ретро-зал с зелеными лампами. Тогда только-только появились «Одноклассники», а ЖЖ был самой прогрессивной площадкой. Мы – о, Боги! – ходили в интернет-кафе, которое тогда существовало у главного здания МГУ. Там у нас и разгорались нешуточные баталии в ЖЖ. Мы писали посты на волнующие темы и спорили с пеной у рта в комментариях. И делали это с таким азартом, будто играли на миллионы в казино.

Когда я получила свою твердую четверку за диплом, выдохнула и тут же забыла про него, то и предположить не могла, что тема блогов вернется в мою жизнь. «Зачем мы это делаем? Ну что за бред?» – долго не отпускала меня моя беспощадная рефлексия, когда затевали SRSLY. Ведь мы же сами морщимся от этих слов – «блогеры», «трендсеттеры», «инфлюенсеры», бла-бла-бла. Какая-то пошлятина выходит, когда начинаешь рассказывать, о чем мы. И как-то даже стыдно и неловко за себя становится. Но давайте не будем отрицать: блогеры дали нам новый контент, от которого наконец-то не душно. Звезды инстаграма вытеснили глянец, ютуба – затоптали телик. Блогеры начали тянуть теплое одеяло рекламных бюджетов на себя. Трендсеттеры и инфлюенсеры новой формации стали желанными гостями в светской тусовке. Теперь они «как скажут, так и будет».

Дудь нагнул Ютуб, Ивлеева из маникюрши превратилась в телезвезду с ТЭФИ, Горбачёва стала главной актрисой поколения, Монеточка зазвучала из всех утюгов. Это, безусловно, герои нашего времени. Они уже изменили реальность и продолжают это делать. У них влияние в интернете и не только. И не поддаться ему уже не получается. Конечно, можно дальше продолжать болеть нигилизмом и отрицать новый мир. Но это нечестно. Прежде всего по отношению к себе. А мы за честность, за открытые вопросы и ждем таких же ответов от героев. И у нас нет «не наших героев», нет предубеждений, и мы против клише.

Мы намеренно отказались от артемов быстровых и не будем прятаться за псевдонимами. У каждой публикации есть автор, которому вы сможете посмотреть в лицо и туда же высказать все, что думаете о его материале (естественно, аргументированно). Быть абсолютно несогласными с нами не возбраняется. Мы сами в редакции часто спорим друг с другом. Но последнее слово всегда остается за ответственным за раздел. У нас все со своим бэкграундом, позицией, принципами в профессии и взглядами на жизнь.

Когда в редакции предложили каждому написать свой манифест, я прониклась этой идеей. Сразу вспомнились Белинский, Добролюбов, Чернышевский, Белый, Блок, Иванов, Гумилев… Всплыло слово «публицистика». И повеяло той самой нашей наивной аналоговостью, которой теперь уже просто нет. На журфаке мы изучали кодекс профессиональной этики журналиста. Сейчас это понятие кажется атавизмом. Но пусть наши манифесты станут этическим кодексом 2.0.

На втором курсе я прочитала «Поколение П» Пелевина и отчаянно не хотела верить в то, что в журналистике все друг у друга крадут идеи. У меня с тех пор аллергия на «Давайте сделаем как у…» А мы-то тогда зачем, если они уже есть? Поэтому SRSLY – это про дерзкие идеи, честные тексты и – куда ж без них – красивые картинки.

Читайте также
Герои — 18:51, 24 января 2021
Почувствуй мой бицепс. Диджей-дуо Bicep о новом альбоме Isles, будущем техно и схожем менталитете ирландцев и россиян
Герои — 24 января, 18:51
Как творить магию в тиктоке. Интервью с иллюзионистом Сергеем Коллером
Новости, Новости — 24 января, 13:32
Почему пропадает обоняние при коронавирусе? Разобрались в подкасте TELLO
Кино — 24 января, 12:14
Сериалы недели: «Бэтвумен», специальный эпизод «Эйфории», «Уокер», «Страйк», «Бывшие», «Теряя Элис»
Новости, Новости — 23 января, 20:33
Умер Ларри Кинг
Герои — 23 января, 18:27
Умничать разрешается. Интервью с продюсером интеллектуальных игр Михаилом Довженко
Новости, Новости — 23 января, 17:50
Покров, Милохин и Горячева прошли детектор лжи в новом видео Dream Team Show
Новости, Новости — 23 января, 15:07
Оливия Родриго упомянула в Drivers License новую девушку бывшего. Та записала ответку
Новости, Новости — 23 января, 10:40
Roully случайно сплагиатил саундтрек из «Дэдпула», но понял это не сразу
Новости, Новости — 15 января, 18:00
Новинки Samsung: Galaxy S21, Galaxy S21+, Galaxy S21 Ultra. Разбираемся, что к чему
Новости, Новости — 15 января, 18:00
Это топ! Новые беспроводные наушники Samsung с объемным звуком и интеллектуальной системой шумоподавления
Новости, Новости — 11 января, 10:41
Такси в соцсетях, или Как мы перестали ловить машины на улицах
Новости, Новости — 29 декабря 2020, 19:15
Как доставить подарки за пару дней до Нового года
Новости, Новости — 22 января, 18:54
Опубликовано самое детальное изображение «Девушки с жемчужной сережкой»
Новости, Новости — 22 января, 17:39
Почему сериал «Секс в большом городе» безнадежно устарел? Объясняет «Маша, давай!»
Новости, Новости — 22 января, 16:51
Что станет с искусством после пандемии? Выясняет Сергей Шнуров
Новости, Новости — 22 января, 15:55
Что показали на презентации Resident Evil Village: новый трейлер, бесплатное демо и дата выхода
Новости, Новости — 22 января, 14:52
Сериал «Бриджертоны» продлили на второй сезон
Образ жизни — 22 января, 13:00
10 видео, которые нужно посмотреть на ютьюбе: Beach Bunny, священник и пельмени
Новости, Новости — 22 января, 12:35
Премьеру фильма «Не время умирать» опять перенесли
Новости, Новости — 22 января, 10:15
HBO снимет еще один приквел «Игры престолов»
Новости, Новости — 22 января, 08:55
«Ля ты крыса» теперь не только мем, но и трек группы «Пиджаков»
Все звёзды и инфлюенсеры
Образ жизни — 21 января, 20:51
Рецензия на Hitman 3. Он придет, он будет добрый и ласковый
Бизнес — 21 января, 19:38
Миллионы дизлайков, дельфины Шипа, Wylsacom и iPhone. Топ блогеров за 2020 год
Новости, Новости — 21 января, 19:19
Apple выпустит шлем виртуальной реальности в 2022 году. Будет дорого
Новости, Новости — 21 января, 18:46
Ученые нашли способ «омолаживать» мышей с помощью «гормона спорта»
Новости, Новости — 21 января, 17:49
«Яндекс.Еда» и «Яндекс.Лавка» будут блокировать пользователей за неуважительное отношение к курьерам
Герои — 21 января, 16:30
О буллинге, любви к себе и фотошопе. Интервью с блогером Катей Новиковой
Новости, Новости — 21 января, 16:18
H&M и Lee выпустили коллекцию экологичного денима
Новости, Новости — 21 января, 15:23
Роналду стал лучшим бомбардиром в истории футбола: он забил 760 голов
Новости, Новости — 21 января, 14:01
«Познер Online» удалит аккаунты в социальных сетях. Проект переходит в телеграм
Эйфория: К черту всех, кто не рыба-капля (спецэпизод)
6.3
Чудо-женщина: 1984
8.7
Мандалорец
(1 сезон)
8.4
Очень странные дела
(3 сезон)
Половое воспитание
(3 сезон)
8.4
Острые козырьки
(1 сезон)
Скрестив мечи
(2 сезон)
Ванда/Вижн
(1 сезон)