Рецензии, Образ жизни — 18 июня, 17:58

Большой обзор The Last of Us: Part II. Перед нами главная игра лета

19 июня выходит самый ожидаемый эксклюзив для PS4 — продолжение культовой The Last of Us (в России — «Одни из нас: Часть II»). Игра относится к наиболее высокооцененным в истории: ее рейтинг на Metacritic сейчас составляет 96 из 100. В связи с огромным количеством условий, которые поставила Sony, рецензенты не имели права раскрыть ряд фундаментально важных вещей. Поэтому мы в SRSLY решили подождать и выпускаем наш обзор только сейчас — когда говорить можно обо всем. За это время Эдуард Голубев два раза прошел игру и делится своими невероятно противоречивыми впечатлениями.

Первое, что стоит знать о Part II, — это не просто сиквел, а вторая часть единой истории, начатой в 2013 году. Да, в прологе вам напомнят основные события оригинала. Но прочувствовать эти эмоции и создать прочную связь с персонажами необходимо самому. Для того, чтобы продолжение растоптало ваши ожидания двумя ногами. 

По сюжету, мир The Last of Us пал перед пандемией реально существующего грибка кордицепса. Большинство людей превратилось в зомби-носителей, а выжившие существуют по принципу «человек человеку волк» и не гнушаются убивать друг друга за банку консервов. 

Главный герой первой части — мужчина по имени Джоэл. До конца света он работал строителем и в одиночку растил дочь. Но девочка умерла в первые дни эпидемии, что изменило Джоэла навсегда. В новом мире он становится убийцей, мародером, контрабандистом и даже спустя 20 лет — именно тогда начинаются основные события — оплакивает свою потерю. 

Однако судьба сводит Джоэла с Элли — задиристой девчонкой, которая родилась уже после начала эпидемии и обладает иммунитетом к грибковому заражению. Вместе они должны пройти полстраны, чтобы добраться до «Цикад» — террористической группировки, пытающейся синтезировать вакцину и спасти мир. 

Заканчивается эта история трагически. Если вы до сих пор не знаете, как — пропустите следующий абзац. Но лучше попробуйте The Last of Us сами — это действительно выдающаяся игра. 

Добравшись до цели, Джоэл выясняет, что для разработки лекарства врачам придется отделить грибок от мозга Элли. А это гарантированно убьет девочку, которая за время путешествия стала ему как дочь. Тогда мужчина с боем пробивается в операционную, казнит врачей и большинство «Цикад», забирает бессознательную Элли и увозит ее восвояси. В самом финале, по дороге к их новому дому, девочка начинает подозревать неладное и просит Джоэла поклясться, что его наспех придуманная байка о прекративших искать вакцину «Цикадах» — правда. Мужчина смотрит ей в глаза и говорит: «Клянусь». 


Вторая часть полностью построена на этом моменте. Сценарист и режиссер игры Нил Дракманн в интервью GQ так описал идею продолжения: «Первая игра — это нечто священное, и та концовка тоже. Поэтому мы решили: пойдем ва-банк и покажем, что для героев значил этот финал. Возьмем те самые вещи, которые считаются священными, и просто… разберем на части». 

Даже без спойлеров можно утверждать: это получилось. Другое дело, что предложенное развитие событий понравится далеко не всем.

Неожиданный эпизод игры

Не месть лесбиянки 

За два года до релиза игра оказалась в центре скандала. Всему виной трейлер, где повзрослевшая Элли целуется с девушкой. Важная ремарка: интерес к своему полу она проявляла еще в дополнении к оригиналу. Но многие все равно оказались возмущены. 

Масла в огонь подлили разработчики, которые до сих пор тщательно скрывают сюжет игры, обозначая лишь главную тему произведения — месть. Злые языки тут же приписали к этому борьбу за леворадикальные идеи и «повесточку». Но это, конечно, не так. 


Part II действительно поднимает тему ЛГБТ, однако делает это настолько аккуратно и искренне, что вопросов вообще не возникает. Да и с задачей сексуально репрезентировать персонажей сценарий справляется на недосягаемом для большинства произведений, включая кино и литературу, уровне. И это несмотря на то, что традиционным отношениям здесь уделяется в разы больше внимания. 

Всех персонажей, вне зависимости от их ориентации, пола и цвета кожи, объединяет ненависть. Она заставляет повзрослевшую Элли отправиться в разрушенный Сиэтл, ведет ее по пути самоуничтожения и нарастающей злобы, чтобы в конечном итоге отобрать самое дорогое. Part II способна ввести в депрессию. Игра дотошно ломает все представления о добре, превращая большинство действующих лиц сперва в антигероев, а затем в моральных калек. 

Вообще, в плане эмоций Part II — самая противоречивая игра за годы. Вторая половина разворачивается в иных декорациях, условиях и с другими людьми. Так Нил Дракманн заставляет геймеров переосмыслить собственные поступки и возненавидеть себя за них. Например, показывает врагов Элли, которых девушка убила или запытала до смерти, с человеческой стороны. И тут выясняется, что это не плохие люди — просто правда у всех своя. 



Оправданная жестокость

Геймплей в Part II также работает на общую мрачность истории. Практически у каждого вашего противника, включая рядовых солдат, есть имя и прописанные реплики. Мы давно привыкли к насилию в играх, и стрелять в компьютерных болванчиков кажется абсолютно нормальным. Но когда вы почти собственными руками душите патрульного, который минуту назад рассказывал напарнику о погибшем сыне, или выстрелом из дробовика отрываете неприятелю ногу, а тот начинает истошно звать на помощь брата — The Last of Us натурально пугает.

Уровень жестокости в игре запредельный. Убивать придется мужчин и женщин. Немилосердна Part II и к животным. За первые несколько часов вы увидите растерзанного оленя, коню Элли выстрелят в голову, а затем противниками начнут выступать немецкие овчарки. Собаки могут учуять вас, и убивать их желательно в первую очередь. Например, подорвать на мине или сжечь четвероногого вместе с хозяином, метнув коктейль Молотова. А на истошный предсмертный лай можно заманить пару врагов и быстро их прикончить. Да, подло, но выживать ведь надо.

В остальном геймплей продолжения The Last of Us — новый эталон для экшенов от третьего лица. Однако играть стоит как минимум на высоком уровне сложности. Только так можно прочувствовать весь ужас и безнадегу происходящего: Элли умирает от нескольких пуль, враги обходят с фланга, пользуются укрытиями и представляют собой смертельную опасность даже поодиночке.

Эдуард Голубев играет за вас

Part II выжимает из PS4 все соки. К слову, это самая красивая игра для консоли от Sony на сегодня. Но больше всего поражает бесшовность мира. Никаких загрузок здесь нет, а геймплей органично сочетает в себе позиционный шутер, стелс (теперь можно ползать) и исследование локаций. Обрыскивать все окрестные заброшки нужно ради боеприпасов, ресурсов и записок, содержание которых значительно увеличивает трагизм происходящего. Например, возле одного скелета можно найти письмо, в котором обезумевший от горя мужчина признается, что съел человека. Создание предметов из мусора тоже никуда не делось. Но возможности крафта значительно расширили. Вместе с привычными аптечками и бомбами Элли научилась делать стрелы, патроны и глушители для пистолета.

Система прокачки персонажа с помощью таблеток и разнообразные улучшения для оружия слегка облегчают жизнь. Можно увеличить здоровье, взять способность на смертельный удар или модифицировать дробовик на стрельбу зажигательными пулями. Но это не панацея. Part II настолько жестко цедит ресурсы, что чаще всего в бой Элли врывается практически с голыми руками. Поэтому уже к середине игры вы будете обязаны стать мастером по убийству зомби, когда из оружия лишь перочинный нож, кирпич и пистолет с одним патроном. 

Кстати, о зараженных. Стычки с ними превратились в главное хоррор-впечатление года. Во-первых, большинство монстров убивает с одного укуса. Во-вторых, они эволюционировали. Особо мерзкими вышли обновленные сталкеры. В оригинале они почти ничем не отличались от «быстрых» зомби, а теперь прячутся по углам, сбиваются в стаи и нападают толпой. Некоторые мертвецы вросли в грибковые кладки и любят с ревом кидаться на вас, отрывая тело от стены. Выглядит это невероятно жутко. 

Также разработчики придумали новый вид монстров, а ближе к финалу вы столкнетесь с полноценным боссом. Описать эту тварь словами — значит испортить сюрприз. Но не предупредить о ней тоже будет неправильно. Запасайтесь успокоительным!



Бесконечное путешествие

На прохождение Part II уходит около 30 часов. 

И это не комплимент. Сперва разросшиеся в десятки раз локации опьяняют своим простором. В начале игры разработчики вообще отдают на исследование целый район Сиэтла. Почти в любое здание можно войти, и везде игрока будет ждать что-то интересное: от детально воссозданного интерьера или нового оружия до крышесносных живых сценок, вроде акустического кавера на Take On Me, если Элли забредет в музыкальный магазин. 

Контента в Part II хватило бы на три сезона сериала. Да и объективно, сейчас проект Naughty Dog — главный блокбастер в мире, как минимум до выхода «Довода» Кристофера Нолана. Но в какой-то момент от игры реально устаешь. Все же большую часть времени в The Last of Us приходится напрягаться, бояться и нервничать — а делать это на протяжении нескольких десятков часов физически некомфортно. 

Ощущение избыточности в Part II достигает пика в финальной трети, когда разработчики выпускают сразу несколько эпилогов подряд. Становится понятно, что Дракманна и всю команду Naughty Dog от процесса настолько по-детски прет, что удержаться они просто не могли. Поэтому затянутость простительна. 

Составить однозначное впечатление о Part II невозможно. От любви до ненависти — один шаг, и игра заставит вас испытывать весь спектр эмоций. Это гениально поставленное, но изнуряющее путешествие в самые темные уголки человеческой души. Смотреть в пропасть всегда страшно. Однако если вы сможете ощутить The Last of Us так, как она задумана, — шансов свалиться будет куда меньше.




Алина Бавина
главный редактор

Моя дипломная работа на журфаке МГУ была посвящена блогам и тому, приравняют ли их когда-то к СМИ и вообще насколько этично это делать. Тема появилась совершенно случайно. Изначально я собиралась писать про творчество Василия Шукшина. Но как-то среди ночи моя подруга, с которой мы прожили четыре года в одной комнате в общежитии и, естественно, не могли не выбрать одну кафедру, проснулась и сказала, что мы безумные и не осилим диплом по литературе, поэтому надо срочно менять тему. Над нами сжалился один преподаватель, который хорошо нас знал. Я уже даже не помню, кто придумал и предложил тему блогов. Но нам показалось, что она гораздо легче творчества Шукшина.

Тут нужно отметить, что это был – страшно представить! – 2008 год. И мы тогда еще были очень аналоговыми. Рефераты сдавали на дискетах (помню преподавателя, которому мы все по навету старшекурсников сдавали пустые дискеты, и пару моих однокурсников, попавшихся на этом), кино смотрели на дисках, которые брали в прокат в находившемся практически в подвале журфака киноклубе (помню, как тяжело мне давался Тарковский, Бергман и как я заснула при первом просмотре «Жизни как чуда» Кустурицы, которую потом нежно полюбила; но как меня поразили «Маргаритки»!), книги читали в Ленинке и радовались, если по читательскому билету попадали в тот самый ретро-зал с зелеными лампами. Тогда только-только появились «Одноклассники», а ЖЖ был самой прогрессивной площадкой. Мы – о, Боги! – ходили в интернет-кафе, которое тогда существовало у главного здания МГУ. Там у нас и разгорались нешуточные баталии в ЖЖ. Мы писали посты на волнующие темы и спорили с пеной у рта в комментариях. И делали это с таким азартом, будто играли на миллионы в казино.

Когда я получила свою твердую четверку за диплом, выдохнула и тут же забыла про него, то и предположить не могла, что тема блогов вернется в мою жизнь. «Зачем мы это делаем? Ну что за бред?» – долго не отпускала меня моя беспощадная рефлексия, когда затевали SRSLY. Ведь мы же сами морщимся от этих слов – «блогеры», «трендсеттеры», «инфлюенсеры», бла-бла-бла. Какая-то пошлятина выходит, когда начинаешь рассказывать, о чем мы. И как-то даже стыдно и неловко за себя становится. Но давайте не будем отрицать: блогеры дали нам новый контент, от которого наконец-то не душно. Звезды инстаграма вытеснили глянец, ютуба – затоптали телик. Блогеры начали тянуть теплое одеяло рекламных бюджетов на себя. Трендсеттеры и инфлюенсеры новой формации стали желанными гостями в светской тусовке. Теперь они «как скажут, так и будет».

Дудь нагнул Ютуб, Ивлеева из маникюрши превратилась в телезвезду с ТЭФИ, Горбачёва стала главной актрисой поколения, Монеточка зазвучала из всех утюгов. Это, безусловно, герои нашего времени. Они уже изменили реальность и продолжают это делать. У них влияние в интернете и не только. И не поддаться ему уже не получается. Конечно, можно дальше продолжать болеть нигилизмом и отрицать новый мир. Но это нечестно. Прежде всего по отношению к себе. А мы за честность, за открытые вопросы и ждем таких же ответов от героев. И у нас нет «не наших героев», нет предубеждений, и мы против клише.

Мы намеренно отказались от артемов быстровых и не будем прятаться за псевдонимами. У каждой публикации есть автор, которому вы сможете посмотреть в лицо и туда же высказать все, что думаете о его материале (естественно, аргументированно). Быть абсолютно несогласными с нами не возбраняется. Мы сами в редакции часто спорим друг с другом. Но последнее слово всегда остается за ответственным за раздел. У нас все со своим бэкграундом, позицией, принципами в профессии и взглядами на жизнь.

Когда в редакции предложили каждому написать свой манифест, я прониклась этой идеей. Сразу вспомнились Белинский, Добролюбов, Чернышевский, Белый, Блок, Иванов, Гумилев… Всплыло слово «публицистика». И повеяло той самой нашей наивной аналоговостью, которой теперь уже просто нет. На журфаке мы изучали кодекс профессиональной этики журналиста. Сейчас это понятие кажется атавизмом. Но пусть наши манифесты станут этическим кодексом 2.0.

На втором курсе я прочитала «Поколение П» Пелевина и отчаянно не хотела верить в то, что в журналистике все друг у друга крадут идеи. У меня с тех пор аллергия на «Давайте сделаем как у…» А мы-то тогда зачем, если они уже есть? Поэтому SRSLY – это про дерзкие идеи, честные тексты и – куда ж без них – красивые картинки.

Читайте также
Герои — 18:14, 23 октября 2020
«Смех — это противопоставление смерти». Интервью с актером Сергеем Буруновым
Новости, Новости — 23 октября, 18:14
У Reebook коллаборация с Ubisoft. Она посвящена игре Assassin’s Creed: Valhalla
Новости, Новости — 23 октября, 17:02
Золото, мрамор и даже фрагмент древнего копья: рассказываем, как выглядит iPhone 12 Pro за 3 млн рублей
Новости, Новости — 23 октября, 16:21
У Timepad новая система рекомендаций: она поможет найти интересные мероприятия
Образ жизни — 23 октября, 15:44
10 видео, которые нужно посмотреть на ютьюбе: Nilüfer Yanya, Саша Бортич и асексуальность
Новости, Новости — 23 октября, 15:41
У Tesla очередной рекорд. Выручка компании в третьем квартале составила почти 9 млрд долларов
Популярная темаПопулярно авто
Новости, Новости — 23 октября, 14:37
«Макдоналдс» введет раздельный сбор отходов во всех ресторанах сети
Новости, Новости — 23 октября, 13:54
Еще больше черного юмора и аллегорий: Тим Бертон планирует снять ремейк «Семейки Аддамс»
Новости, Новости — 23 октября, 12:50
Что будет с российским ютьюбом? Рассказывает Женя Калинкин
Образ жизни — 22 октября, 13:07
«Никаким, а в целом всем». Каким профессиям не нужно учиться в вузе, по версии зумеров и миллениалов
Новости, Новости — 9 октября, 14:36
«Большая мечта — уже полпути»: минутка мотивации от Саши Петрова и glo
Новости, Новости — 23 октября, 10:50
Клип Арианы Гранде на трек Positions. Там певица становится президентом и печет пироги
Новости, Новости — 22 октября, 19:51
Из Swag Team ушли сразу четыре участника. Тиктокеры решили заняться бизнесом и саморазвитием
Новости, Новости — 22 октября, 18:56
Тикток Вали Карнавал заблокировали. Но ненадолго
Новости, Новости — 22 октября, 18:17
Кракен на набережной «Зарядья». Это арт-объект Михаила Цатуряна
Популярная темаПопулярно тикток
Новости, Новости — 22 октября, 16:51
У Игоря Николаева тоже есть тикток. Никогда такого не было, и вот опять
Кино — 22 октября, 16:45
О теракте на Дубровке, фильме «Конференция» и человеческой слабости. Интервью с Иваном И. Твердовским
Новости, Новости — 22 октября, 14:37
Картину Бэнкси «Покажи мне Моне» продали почти за 10 млн долларов. Торги длились 8 минут
Новости, Новости — 22 октября, 13:23
Юрий Дудь стал самым популярным блогером среди зумеров
Новости, Новости — 22 октября, 09:53
В тиктоке нашли профиль Эль Фаннинг. Только у аккаунта нет аватара и верификации
Герои — 22 октября, 01:12
«Побывать на концерте классической музыки — это как прийти в храм». Интервью с дирижером Михаилом Татарниковым
Кино — 21 октября, 21:34
Рецензия на «Конференцию» Ивана И. Твердовского: проживи меня, проговори со мной
Все звёзды и инфлюенсеры
Новости, Новости — 21 октября, 21:33
Куча змей и ни одного выполненного челленджа. Роман Каграманов в шоу «З.Б.С.» Насти Ивлеевой
Образ жизни — 21 октября, 19:41
Главное в телеграме за неделю: две крутые обложки, один деанон и «Фразы после секса»
Новости, Новости — 21 октября, 18:35
Для торта придумали щит. Он позволяет задувать свечи без распространения бактерий
Герои — 21 октября, 15:50
О гипнозе, НЛП и дионисийстве. Интервью с актером Максимом Сухановым
Кино — 21 октября, 13:56
Бликующий экран: новинки кино в Сети («Суд над чикагской семеркой», «Ноктюрн», «Тебе стоило уйти»)
Герои — 21 октября, 13:06
О призвании, фэшн-тусовке и Трабуне. Интервью со Славой Gee
Новости, Новости — 21 октября, 13:04
Microsoft и SpaceX теперь партнеры. Они разработают облачную сеть с помощью спутников
Новости, Новости — 21 октября, 12:09
Новое интервью Саши Спилберг: об успехе на ютьюбе и желании отправиться в космос
Новости, Новости — 21 октября, 09:44
Дени Вильнев снимет мини-сериал по роману Ю Несбе. Главную роль исполнит Джейк Джилленхол
Ведьмы
Эмили в Париже
(1 сезон)
Некст
(1 сезон)
Мы те, кто мы есть
(1 сезон)
Ведьмак: Происхождение
(1 сезон)
Ради всего человечества
(2 сезон)
Острые козырьки
(1 сезон)
Американская история преступлений. Импичмент
(3 сезон)
Метод
(2 сезон)
Настя, соберись!
(1 сезон)
Псих
(1 сезон)
257 причин, чтобы жить
(2 сезон)