Интервью, Бизнес — 14 января, 01:36

«Главный ресурс ХХI века — это внимание людей». Интервью с генеральным директором Wargaming St. Petersburg Маликом Хатажаевым

Мы на SRSLY много пишем про видеоигры, потому что хотим в них разобраться. Эдуард Голубев поговорил с генеральным директором Wargaming Saint Petersburg и основателем Lesta Studio — Маликом Хатажаевым о его бизнесе, игре World of Warships, антарктических экспедициях и отношении к деньгам.
Малик Атхамович, расскажите почему сейчас вы занимаетесь видеоиграми?

Парадигма информационного мира изменилась. 30 лет назад телевидение было синонимом Бога. Теперь Бог — интернет. Это как с кино. Очевидно, что Netflix и похожие сервисы потеснят мультиплексы, хотя в формат традиционного кинозала почти столетие вкладывались огромные инвестиции.

Что касается игрового бизнеса. По-моему, гейминг — вершина прогресса информационных и компьютерных технологий. Представьте, в World of Warships играют миллионы людей. Для этого нужны постоянно работающие серверы с мощностью, которую можно сравнить с интернет-потреблением небольшой страны. А еще многопользовательские онлайн-игры — это современное средство широкой социализации людей по общим интересам, не имеющее географических границ. Вы знаете главный ресурс ХХI века? Нефть? Газ? Нет! Это внимание людей.

Что нужно было раньше, чтобы сделать игру? Несколько диких программистов в рваных джинсах, пара голодных художников. Они сидят в подвале и что-то делают. Скорее всего, проект умрет в зародыше. Но если им повезет, разработчики бегут к издателю. Дальше начинается долгая логистическая цепочка: печатают диски, затем их рассылают, договариваются с магазинами. И если игру нормально продадут — по этой витиеватой цепи деньги достанутся, скорее всего, всем, кроме разработчиков.

Опыт ретейловых продаж можно сравнить со стуком в стену. Вероятно, вы найдете в стене калитку, но она все равно окажется заперта и без звонка.


Сейчас все иначе. Интернет открыл прямой доступ к людям. Создатели в один клик заливают свои игры в интернет-магазины, которые так же моментально попадают к пользователю, минуя издателя и жадных продюсеров. И если ваш продукт востребован, вы автоматически становитесь успешны. 

Поэтому что такое успешная онлайн-игра? Это многомиллионная аудитория, к которой ты имеешь прямой доступ. И на ней можно зарабатывать очень хорошие деньги с минимальными логистическими и торговыми издержками. 

Вещи, которые я озвучил выше, сложно понять, если работаешь с традиционным форматом: в газете, на телевидении или, например, в глянцевом журнале. Еще труднее изменить свое положение и войти в новый бизнес. Но все, кто этого не сделает, — речь про ежедневную прямую работу с аудиторией — будут потеснены на рынках. 

Давайте погрузимся в вашу биографию. Если порыться в «Википедии», можно узнать, что вы бывали в антарктических экспедициях. Расскажите об этом.

Это было еще в СССР. И та жизнь уже прошла. Я по образованию инженер-электромеханик, обеспечивал работу энергоустановок и другого оборудования широкого спектра экспедиционных и научных кораблей. В том числе в составе четырех советских антарктических экспедиций. Было интересно и непросто. Но скажи, что конкретно хочешь знать?

Например, выделите одно событие, которое произошло с вами в экспедиции и запомнилось на всю жизнь.

Это был «идеальный» шторм. Спустя полгода экспедиции мы закончили работу в Антарктике, шли в сторону дома. Работа затянулась, и в это время судоходства в тех широтах нет, очень опасно. Но тут с австралийской станции дали сигнал SOS, и мы повернули назад, на помощь. Надо было спасти женщину, которая тяжело заболела. 

И мы попали в «идеальный» шторм. Это был реально мегашторм. Подобного я не хотел бы видеть больше никогда в жизни, хотя тогда в силу молодости воспринял это без всякого страха — скорее как интересное кино, в котором я зритель. Но в глазах остальной команды читалась сильная озабоченность нашей ситуацией. Скорость ветра была 50 метров в секунду и выше — затем все метеодатчики сорвало. А мощности двигателей хватало лишь на то, чтобы держаться носом к волне. Сами волны были размером, наверное, с Великую Китайскую стену. Ощущение, будто на тебя обрушивается горизонт. И самое интересное — не видно воды. Просто полутораметровый слой ревущей пены. Это меня поразило! 

Самое опасное в том шторме — перевал через гребень волны, что критично для устойчивости обмерзшего корабля. Он теряет точку опоры, валится в глубокий крен… и «задумывается» на грани опрокидывания. Параллельно, конечно, физиологически сложно: спать, есть, стоять вахты. Не знаю, какая скорость ветра была, но мышцы лица не держали этого напора, лицо как бы «стекало», и визуально читался череп человека. Давление потока воздуха такое, что легким сложно выдохнуть. С той поры я очень уважаю силу природы и стараюсь быть с ней на «вы».

Женщину в итоге спасли? 

Да, но история оказалась тоже интересной. Пока она ехала в Антарктиду, умудрилась влюбиться в датского моряка, и на этой почве, когда осталась на полтора года среди льдов, у нее развился сильный психоз. Коллеги дали SOS, побоявшись ее оставить на зимовку в Антарктиде в небольшом замкнутом коллективе. Ее эвакуировали к нам нашим палубным вертолетом и передали в районе судоходной Атлантики встречному австралийскому судну. 

Объясните, как найти в себе силы бросить флот как дело своей жизни и переквалифицироваться в бизнес. Причем на дворе, как я понимаю, 1991 год и никакой игровой или видеоиндустрии нет в помине. 

Да, все верно. Шел 1991 год, и крах СССР как политико-экономической системы сделал научный флот просто ненужным. Перспектив не было, а семью кормить надо. Да и отдать всю жизнь морю — значит потерять связь с женой и детьми. Экспедиция — минимум по полгода. И такое ощущение было иногда, будто ты ложишься в металлический гроб, крышкой сам себя закрываешь, а как выходишь оттуда — все изменилось. Например, ребенок раньше ползал, а теперь уже бегает и тебя не узнает. Каждый моряк платит морю частью своей жизни. И это перестало меня устраивать. 

Пришлось думать, что делать. И чем я только не занимался! Но у меня всегда присутствовала внутренняя тяга, такой генетический интерес к технике. И я решил вложить заработанное в только что появившуюся компьютерную графику. 

Конечно, это авантюризм. Первое время было титанически трудно. Нет обученных кадров, оборудования, даже интернета как такового. Работа была сродни выращиванию бананов на Марсе — можно, но сложно

Возможно, глупый вопрос, но при упоминании словосочетания «бизнес в 90-е» в голове сразу появляются мысли о бандитах. У вас были какие-то отношения с криминалом? Может быть, вас крышевали или пытались отобрать ваше дело.

Тут нужно объяснить читателям вашим, которые не застали 90-е, что такое «бандит» в то время. Это просто человек, у которого единственная цель — выжить. В идеале не голодать. Это очень философский вопрос — что выбрать: бандитизм или нищету? Парадокс в том, что оба варианта плохие. 

Вернемся к твоему вопросу. С криминалом я был связан примерно никак. Вернее, знал людей, которые оказались по ту сторону. Но никакой крыши или рейдов на меня не было. Рядовым бандитам ведь интереснее грабить ларьки, угонять машины, доить коммерсантов и убивать друг друга. А что у меня? Непонятные технологии, куча геморроя, денег особо нет. 

Тогда скажите, первый миллион долларов когда заработали? 

Где-то в 1998 году, когда моя фирма стала профессионально известна на телевидении. Затем мы ушли в кинематограф, делали спецэффекты для «Ночного дозора» и ряда крупных проектов (сериалы «Бедная Настя», «Мастер и Маргарита». — Прим. SRSLY). Ну а последние годы я плотно работаю с Wargaming и вместе мы делаем World of Warships. 

Было головокружение от успехов? 

Нет, вообще. Всегда работы столько, что голове некогда кружиться. Даже сейчас я костюм не ношу, хожу в джинсах. На работу с утра, домой вечером. Ничего не меняется. Я, конечно, могу поехать на Канарские острова и посасывать пиво под пальмой — но для меня это смерть. Меня драйвит только движение вперед

Опишите свой день. 

Чем выше ты забираешься по иерархии руководителей, тем абстрактнее твоя деятельность и тем меньше свободы. Поэтому типичный день: встал в 7:30 утра, позавтракал и поехал на работу. Читаешь сотни писем, думаешь, принимаешь решения. Контролируешь процессы. Главная функция руководителя — это умение вовремя принимать взвешенные решения. Не всегда правильные, но взвешенные. Короче, ежедневно я держу руку на пульсе и анализирую информацию. Приходишь домой вечером — быстрый ужин и спать. 

Слушайте, а с таким режимом жизни вообще возможно получать от нее удовольствие? 

Просто мой уровень кайфа сместился с потребительства в созидание. Вот ты, например, пришел в наш офис и его похвалил. А мне это приятно! Я получаю удовольствие от того, что могу дать моим сотрудникам качественное рабочее место, хороший кофе и свежие фрукты в кафетерии. Испытываю огромное удовлетворение от того, что мы в России делаем значимое дело и оно известно всему миру, на равных конкурирует с лучшими продуктами мировой IT-индустрии.

Также я кайфую от своих детей. Они в первую очередь растут хорошими людьми. Это для меня ключевое. 

Давайте немного про деньги. В 2018 году оборот вашей компании превысил миллиард рублей. И, судя по вашему офису, дела идут очень хорошо. Вы, как мне кажется, человек, который не поддается искушениям. На что тратите? 

Деньги в моем понимании — просто средство свободного обмена между людьми своими знаниями и умениями. Это абстрактный, но честный ответ. Для меня деньги — ресурс. Я не испытываю удовольствия от покупки вещей, которые не связаны с достижением цели. Те же, например, дорогие наручные часы — абсолютно бессмысленная трата. Вот встречаешься иногда с, что называется, «серьезными людьми», и начинается: «А какие у тебя часы? Я вот себе купил швейцарские. 30 тысяч евро». А у меня отличные недорогие титановые Casio. Очень нравятся! И на меня смотрят как на дегенерата — а я так же на них. 

К примеру, я когда-то сотрудничал с конструкторским бюро «Рубин». И мне показывали документальное видео, где люди, которые создавали атомные ракетные подводные крейсеры стратегического назначения, — такие умные дедушки-профессора — буквально рыдают и обнимаются, наблюдая успешный учебный залп полного ракетного боекомплекта. Потому что они взялись за крайне тяжелую, почти невозможно сложную задачу, важную для страны, и смогли реализовать ее, вложив душу, сердце и все свои знания. Таких людей я уважаю. А те, кто измеряет себя стоимостью машины или часов, по-моему, ничтожны

Получается, World of Warships — это тоже детище? Или только бизнес?

Конечно, детище. Оно создано с любовью, в него вложены знания и душа. И люди это чувствуют. Не стесняюсь сказать, что офис, в котором мы сейчас находимся, — это сосредоточение информации о флоте той эпохи номер один в мире. Мы объездили все архивы и выставки, подтянули специалистов, потратили просто гигантские деньги на исследование темы. Все ради качества и с любовью к истории и флоту.

Последний вопрос. Вы автор изречения «индустрия во мгле», которое предвосхитило кризис 2008 года. Что ждет нас дальше? 

Думаю, что IT-индустрия в России будет быстро развиваться. Для этого есть все предпосылки, внешние и внутренние. Мне нравится, что российское образование постепенно обретает все больший смысл и качество. Вдобавок, наши сырьевые ресурсы постепенно перестают быть единственной основной точкой развития страны. Государство обратило внимание, к примеру, на сельское хозяйство (оно впервые за долгое время вновь стало рентабельной и развивающейся отраслью) и на IT-индустрию. В перспективе это может выстрелить. 

С другой стороны, над миром нависла неопределенность. Глобализация экономики перешла в деглобализацию. А США сильно теряет конкурентное преимущество, в то время как Китай ежегодно наращивает свою мощь. 

Хотелось бы все же закончить на позитивной ноте…

Позитив состоит в том, что мир постоянно меняется. И в выигрыше будет всегда тот, кто видит направления изменений, может под эти изменения адаптироваться и использовать их.

Еще больше SRSLY в нашем канале на Яндекс.Дзен
Алина Бавина
главный редактор

Моя дипломная работа на журфаке МГУ была посвящена блогам и тому, приравняют ли их когда-то к СМИ и вообще насколько этично это делать. Тема появилась совершенно случайно. Изначально я собиралась писать про творчество Василия Шукшина. Но как-то среди ночи моя подруга, с которой мы прожили четыре года в одной комнате в общежитии и, естественно, не могли не выбрать одну кафедру, проснулась и сказала, что мы безумные и не осилим диплом по литературе, поэтому надо срочно менять тему. Над нами сжалился один преподаватель, который хорошо нас знал. Я уже даже не помню, кто придумал и предложил тему блогов. Но нам показалось, что она гораздо легче творчества Шукшина.

Тут нужно отметить, что это был – страшно представить! – 2008 год. И мы тогда еще были очень аналоговыми. Рефераты сдавали на дискетах (помню преподавателя, которому мы все по навету старшекурсников сдавали пустые дискеты, и пару моих однокурсников, попавшихся на этом), кино смотрели на дисках, которые брали в прокат в находившемся практически в подвале журфака киноклубе (помню, как тяжело мне давался Тарковский, Бергман и как я заснула при первом просмотре «Жизни как чуда» Кустурицы, которую потом нежно полюбила; но как меня поразили «Маргаритки»!), книги читали в Ленинке и радовались, если по читательскому билету попадали в тот самый ретро-зал с зелеными лампами. Тогда только-только появились «Одноклассники», а ЖЖ был самой прогрессивной площадкой. Мы – о, Боги! – ходили в интернет-кафе, которое тогда существовало у главного здания МГУ. Там у нас и разгорались нешуточные баталии в ЖЖ. Мы писали посты на волнующие темы и спорили с пеной у рта в комментариях. И делали это с таким азартом, будто играли на миллионы в казино.

Когда я получила свою твердую четверку за диплом, выдохнула и тут же забыла про него, то и предположить не могла, что тема блогов вернется в мою жизнь. «Зачем мы это делаем? Ну что за бред?» – долго не отпускала меня моя беспощадная рефлексия, когда затевали SRSLY. Ведь мы же сами морщимся от этих слов – «блогеры», «трендсеттеры», «инфлюенсеры», бла-бла-бла. Какая-то пошлятина выходит, когда начинаешь рассказывать, о чем мы. И как-то даже стыдно и неловко за себя становится. Но давайте не будем отрицать: блогеры дали нам новый контент, от которого наконец-то не душно. Звезды инстаграма вытеснили глянец, ютуба – затоптали телик. Блогеры начали тянуть теплое одеяло рекламных бюджетов на себя. Трендсеттеры и инфлюенсеры новой формации стали желанными гостями в светской тусовке. Теперь они «как скажут, так и будет».

Дудь нагнул Ютуб, Ивлеева из маникюрши превратилась в телезвезду с ТЭФИ, Горбачёва стала главной актрисой поколения, Монеточка зазвучала из всех утюгов. Это, безусловно, герои нашего времени. Они уже изменили реальность и продолжают это делать. У них влияние в интернете и не только. И не поддаться ему уже не получается. Конечно, можно дальше продолжать болеть нигилизмом и отрицать новый мир. Но это нечестно. Прежде всего по отношению к себе. А мы за честность, за открытые вопросы и ждем таких же ответов от героев. И у нас нет «не наших героев», нет предубеждений, и мы против клише.

Мы намеренно отказались от артемов быстровых и не будем прятаться за псевдонимами. У каждой публикации есть автор, которому вы сможете посмотреть в лицо и туда же высказать все, что думаете о его материале (естественно, аргументированно). Быть абсолютно несогласными с нами не возбраняется. Мы сами в редакции часто спорим друг с другом. Но последнее слово всегда остается за ответственным за раздел. У нас все со своим бэкграундом, позицией, принципами в профессии и взглядами на жизнь.

Когда в редакции предложили каждому написать свой манифест, я прониклась этой идеей. Сразу вспомнились Белинский, Добролюбов, Чернышевский, Белый, Блок, Иванов, Гумилев… Всплыло слово «публицистика». И повеяло той самой нашей наивной аналоговостью, которой теперь уже просто нет. На журфаке мы изучали кодекс профессиональной этики журналиста. Сейчас это понятие кажется атавизмом. Но пусть наши манифесты станут этическим кодексом 2.0.

На втором курсе я прочитала «Поколение П» Пелевина и отчаянно не хотела верить в то, что в журналистике все друг у друга крадут идеи. У меня с тех пор аллергия на «Давайте сделаем как у…» А мы-то тогда зачем, если они уже есть? Поэтому SRSLY – это про дерзкие идеи, честные тексты и – куда ж без них – красивые картинки.

Читайте также
Кино — 15:00, 1 августа 2021
Бликующий экран: новинки кино в Сети («Свинья», «Улица страха. Часть 2: 1978», «Классическая история ужасов» и другие)
Новости, Новости — 1 августа, 15:00
Slava Marlow выпустит три трека за месяц, если его видео в тиктоке наберет миллион лайков
Новости, Новости — 31 июля, 18:18
У Карины Кросс и группы «Мумий Тролль» вышел трек «Время утекай»
Кино — 31 июля, 16:20
Человек-анекдот, мисс Портки и леопард. Рецензия на фильм «Круиз по джунглям»
Новости, Новости — 31 июля, 13:31
Новый тренд в тиктоке: пользователи снимают ремейки старых реклам Skittles, Snickers и Old Spice
Образ жизни — 31 июля, 00:06
Алтай глазами путешественников и блогеров, которые там живут
Новости, Новости — 30 июля, 22:39
Бейонсе представила кроссовки на тракторной подошве в коллаборации с adidas
Образ жизни — 30 июля, 18:25
Дай почитать: обзор «Смерти.net», «Жизни на продажу» и других книг
Новости, Новости — 30 июля, 15:29
Братишкин, Бустер и Kyivstoner снялись в сериале об истории российского стриминга
Герои — 28 июля, 13:57
С чистого холста. Антон Рева, Маша Качарава, Алена Ракова и Сергей Овсейкин о своей формации как художников, визуальном языке и рождении идей
Новости — 26 июля, 18:39
Как бизнес подарил вторую жизнь дореволюционным заводам и мануфактурам? Объясняем на примерах Москвы и Санкт-Петербурга
Новости — 9 июля, 14:03
Современные художники перепридумали «Лукоморье» Пушкина. Смотрите, что получилось
Образ жизни — 30 июля, 14:14
10 видео, которые нужно посмотреть на ютьюбе: потоп, истории на ночь и 365 слоев макияжа
Новости, Новости — 30 июля, 12:25
Кукушкин в перьях и антагонист-Понасенков: вышел клип Cream Soda и Алены Свиридовой «Розовый фламинго»
Герои — 30 июля, 00:04
Приключения, аттракционы, любовь. Интервью с Эмили Блант и Дуэйном Джонсоном
Новости, Новости — 29 июля, 16:56
Премьеру байопика о Мэрилин Монро с Аной де Армас перенесли на 2022 год
Новости, Новости — 29 июля, 16:18
Собственное кафе и ютьюб-хаус в Турции: Катя Конасова дала интервью Пете Плоскову
Новости, Новости — 29 июля, 15:41
У Aviasales теперь есть свой подкаст. Там рассказывают о путешествиях в СССР и современной России
Музыка — 29 июля, 00:25
Как мы выжили этим летом. Борис Барабанов о новом EP Земфиры
Новости, Новости — 28 июля, 23:59
Катя Клэп объяснила, почему у нее нет менеджера, в подкасте Сергея Мезенцева
Новости, Новости — 28 июля, 22:20
На съемки шоу «Что было дальше?» теперь можно попасть только при наличии QR-кода
Герои — 28 июля, 21:52
Гайды, вебинары и собственный бизнес. Блогеры-миллионники о том, на чем зарабатывают
Все звёзды и инфлюенсеры
Новости, Новости — 28 июля, 19:56
Лисса Авеми и Саша Стоун обсудили тренд на мужской маникюр в новом выпуске шоу «ДаДа — НетНет»
Новости, Новости — 28 июля, 17:30
«Холостяк» с Джараховым, чужая свадьба и «Я в моменте»: вышла финальная серия «Блогеров и дорог» Насти Ивлеевой
Герои — 28 июля, 17:05
О рыцарских романах, говорящих лисах и пьянках допоздна. Интервью с Дэвидом Лоури и Девом Пателем
Новости, Новости — 28 июля, 16:04
Макс Климток сравнил Dream Team House и Why Not House и объяснил, где ему было лучше
Новости, Новости — 28 июля, 15:27
Аня Покров считает, что в тикток-хаусах сложно жить. Блогерша объяснила почему
Новости, Новости — 28 июля, 12:13
Forbes опубликовал рейтинг самых успешных российских звезд. В него попали Милохин, Прусикин и Slava Marlow
Новости, Новости — 28 июля, 10:57
Выручка Gucci выросла на 86% во втором квартале 2021-го — до 2,31 млрд евро
Кино — 28 июля, 01:44
Сериалы недели: «Тед Лассо», «Властелины вселенной: Откровение», «Тернер и Хуч» и другие
Новости, Новости — 27 июля, 23:34
Артур Бабич и Хабиб проверили, кто лучше знает мемы, в шоу «Мем-батл»
Новенький
(2 сезон)
Поколение 56k
(1 сезон)
Молодые монархи
(1 сезон)
Отряд самоубийц 2: Миссия навылет
Белый лотос
(1 сезон)
Перри Мейсон
(2 сезон)
Мне это не нравится
(2 сезон)
7.9
Матрешка
(2 сезон)