Интервью, Герои — 22 июня, 19:25

Герпес как метафора вечного беспорядка. Интервью с режиссерами фильма «Девушка и паук» Сильваном и Рамоном Цюрхерами

Этим летом в кинотеатре Garage Screen проходят эксклюзивные показы одного из самых знойных и любопытных фильмов года — клаустрофобской трагикомедии «Девушка и паук» молодых швейцарских режиссеров Рамона и Сильвана Цюрхеров (22 июня — последний показ). Витиеватое повествование крутится вокруг одного переезда и двух подруг, которые находятся на пороге расставания. Переплетения героев, долгие проводы и вечное возвращение, пустые разговоры и герпес на губе на фоне шумных звуков отбойного молотка, дрели, ремонта и ощущения тревоги — вот суть этого фильма о неприкаянных людях и их неготовности к долгой и счастливой жизни. Братья Цюрхеры сняли очень симптоматичное кино про наше запутанное время, где рушится все сразу: и вещи, и отношения, и судьбы. В мае режиссеры приехали в Москву, чтобы представить кино в Garage Screen. А мы расспросили их, почему фильм «Девушка и паук» так похож на чеховскую пьесу, поговорили о хаосе, невротических звуках и неизбежности одиночества.

После премьеры фильма в кинотеатре Garage Screen многие сравнивали ваше произведение с чеховскими мотивами. Что думаете? Насколько это близко вам? 

Рамон: Это, безусловно, комплимент для нас. Чехов давно стал одним из самых моих любимых авторов, и перед тем, как начать снимать, я прочел несколько его пьес. Мне нравится то художественное единство времени и пространства, которое там соблюдено, как он учитывает все психологические особенности поведения героев. Вселенная Чехова очень близка нам: он видит определенную красоту в прошлом, а в настоящем предается чувству меланхолии и сильному желанию познания. 

Сильван: Три сестры у Чехова все время стремятся переехать в Москву. Наши героини тоже отчаянно хотят начать новую жизнь, сменить обстановку. Так что в этом плане наши персонажи очень похожи на чеховских: они потеряны, ощущают бесполезность бытия. Согласитесь, вы в России часто рефлексируете на подобные темы. Наши герои в этом же духе в некоторой степени теряют равновесие и жизненные ориентиры. 

То есть были три сестры, а стали две подружки… 

Оба: Да, были три сестры, а стали две соседки по квартире. (Смеются.)


Если говорить о жанре, то что это? По мне, так получился микс кино, театра и современного искусства…  

Сильван: Конечно, это совокупность опытов, но прежде всего — фильм, визуальное искусство. С другой стороны, кино «Девушка и паук» явно вдохновлено театром. Нам вообще очень интересна театральная специфика единства пространства и времени, о которой уже говорил Рамон. Мы придумываем истории и пишем сценарии без многоточий и временных наслоений, чтобы как можно глубже докопаться до сути. И, конечно, нам интересно перформативное искусство, то есть, опять же, движения тел во времени и пространстве. Изобразительное искусство — еще один наш базис. До режиссуры мы занимались живописью, которая научила правильно передавать свет и тени. В данном контексте действительно получается такое междисциплинарное произведение, что-то между, поэтому зритель это может воспринимать по-разному: и как фильм, и как произведение искусства, в зависимости от бэкграунда и оптики. Для нас это, определенно, аудиовизуальное высказывание. Но все зависит от момента. 

Я вообще воспринял фильм как оперу. Есть такое?

Сильван: Это сравнение мне очень нравится. Потому что наш первый фильм был гораздо более камерным: действие происходило в маленькой квартире, была воссоздана повседневная жизнь маленьких людей с их незначительными диалогами. А здесь уже гораздо большая площадь, больший размах, еще больше персонажей, деталей, животных и более закрученные взаимоотношения. И музыка в этом проекте приобретает особенное значение, она здесь точно важнее, чем в предыдущей ленте. Музыка отвечает за развитие сценария, напряжение. Возможно, поэтому фильм воспринимается еще и как музыкальное произведение.

Рамон: Музыка выполняет одну из главных ролей, мы ее используем как типичный лейтмотив, характерную тему, которая всегда повторяется и проходит через весь сюжет. Получается что-то большее, чем просто классическая драматургия. Музыкальность открывает гораздо больше возможностей для рассказа истории. 

Саунд-дизайн  важнейшая часть фильма. Вы используете много резких, рваных и грубых звуков, таких как дрель, например. То есть создается что-то вроде какофонии. Как можете это объяснить? 

Рамон: Мы пытаемся в каждом сюжете найти какой-то недостаток, момент распада, точку разлома: применяем метод деконструкции к классически выстроенному сюжету — в этом и есть мелодичность. И когда нужно создать что-то эмоциональное, напряженное, то какофония, как вы ее назвали, помогает это подчеркнуть. Такие звуки — синоним разорванного сознания, разбитых сердец, потерянных людей. Не сказать, что это показатель психического расстройства, но точно чего-то пограничного и хрупкого, что не может больше функционировать прежним образом. Мы создаем собственную экосистему кризисного сознания: по отдельности эти звуки уже не имеют значения, а вместе образуют полный хаос. Хаос внутри персонажей и снаружи — повсюду. А мы это подчеркиваем с помощью специфических звуков. 

Сильван: Наша история разворачивается в квартире. И вот этот домашний мир чрезвычайно любопытен и диктует свои правила. Там изначально задействовано очень много объектов, гаджетов и приспособлений. Нам интересно, как они звучат, мы используем их как инструменты в своеобразном оркестре. Это такие абстрактные, но важные звуковые элементы, шумы и вибрация как внутри, так и снаружи — все, что помогает создать определенную атмосферу и является звуком жизни, человеческой природы.

Но получается, что хаос  естественное состояние для вас? Так же, как и паутина? 

Рамон: Я полагаю, что это зашито в человеческой природе. Хаос проявляется в истории отношений между людьми. Сначала они сходятся, потом расходятся, и наоборот. Потому что, опять же, мы живем в мире тотальной деконструкции. Отношения, как и вещи, не вечны, они заканчиваются. Мы как раз на этом и пытаемся заострить внимание, но не делаем никаких выводов. С одной стороны, наш фильм о социальном взаимодействии, тяге людей друг другу, о желании строить отношения, но с другой — это история о вечном одиночестве и экзистенциальной пустоте.

Для меня важным высказыванием в фильме стала фраза «Наша аудиосистема сломалась». Мне кажется, что это и есть слоган картины. Разве нет?

Рамон: Да, именно. Если в данном случае сломалась конкретная аудиосистема, то на самом деле изменилось все вокруг и в первую очередь восприятие — как мы видим и слышим мир, который дает трещину на наших глазах. Все вокруг рушится и зависает, как PDF-документ, план квартиры, который пошел пикселями у нас в фильме. Процессы деконструкции теперь затрагивают не только аналоговый, но и диджитал-мир, это необратимые процессы, все ломается. Это мир, где все пытаются поддержать стабильность и сохранить статус-кво, но никто не может остановить движение и вечное превращение, которое может быть небезопасным для нас. Все очень непредсказуемо и близится к своему концу. 

Теперь поговорим о вашем визуальном коде. В фильме я заметил скрупулезное внимание к деталям. Там много крупных планов, можно разглядеть даже герпес на губе главной героини. Почему так? 

Сильван: Дело в том, что мы хотим показать героев иначе, под другим углом, не так, как они описаны в сценарии. Хотим зафиксировать их портрет, масштабировать образы, чтобы максимально близко рассмотреть все трещины. Потому так отчетливо виден тот же герпес, например. Наш визуальный код проявляется в том, что мы пытаемся выделить каждого персонажа в отдельности, подсветить его. Создаем свою особую хореографию, получается как в балете — танец бытия. Сначала фиксируем характеры, портреты героев, потом добавляем движения в пространстве, и наконец наступает тот самый хаос, о котором мы говорили. Вот наша дорожная карта: от упорядоченности мы постепенно переходим к беспорядку. 

Рамон: Герпес — тоже метафора этого вечного беспорядка. Тело главной героини изранено, как и ее душа, так же страдает, как и мир вокруг. Весь процесс переезда — зеркало ее внутреннего состояния. Она сильно ударяется головой, ранит палец, а губа кровоточит. Весь фильм построен на этом вечном противостоянии близости и дистанции между людьми. И в данном контексте это показывает, что если у тебя герпес, то ты всегда на расстоянии, тебе тяжело взаимодействовать с людьми, ты пытаешься сблизиться, но от тебя отворачиваются. Такая формула межличностной коммуникации получается — невозможность близости. Наши тела, кожа, квартиры, звуки — все вокруг указывает на кризис. Кроме того, мы не хотим зрителя ставить в удобную позицию, чтобы ему было уютно. Хотим, чтобы вы чувствовали себя в роли детективов, чужаков, которые пытаются разобраться в странной ситуации и понять, кто есть кто. Тут очень важен для нас именно процесс наблюдения и анализа, поэтому мы так близко знакомим вас с героями. 

Вы родом из Швейцарии, сейчас живете в Германии, а действие фильма происходит в Берлине. Почему?

Сильван: Знаете, это интересный вопрос. В фильме мы пытались создать условное пространство. Это не Берлин и не Берн в чистом виде. Да, снимали мы по большей части в Берлине, но все же это выдуманный мир, такой дистиллированный, чтобы не отвлекать от героев и процесса, не погружать в контекст. Такой микс между Берлином и Берном получился, но все же больше Берлин, конечно.  

Рамон: В этом нет никакого идеологического посыла, только практический. В Берлине мы учились, здесь была наша киношкола, потому нам там проще снимать кино.

Как вы делите работу в вашем тандеме? Есть что-то общее с братьями Дарденн или Коэн? 

Сильван: Тут тоже все очень просто. Рамон изучал режиссеру, а я — продюсирование. Поэтому поначалу наши роли так и распределялись, то есть мы пошли проторенной дорогой. Но в этом проекте все было иначе: сначала я написал первый черновой вариант сценария, потом мы вместе за него сели и поправили, а заключительный вариант уже доделал Рамон. На площадке я больше выстраивал планы и мизансцены, а Рамон работал с актерами. Музыка, костюмы и все остальное — это мы решили вместе. Сейчас каждый из нас пишет свой сценарий, и пока мы не понимаем, будем снимать дальше вместе или нет. Мы оба открыты к новому. Но как работают другие братья-режиссеры, мы, к сожалению, не знаем. А вы?

Я тоже. Но это было бы интересно, конечно. 

Сильван: Работать вместе очень тяжело. Ведь это интимный процесс, иногда хочется спрятаться ото всех. Но в данном случае приходится все обсуждать и договариваться, ничего не утаить. 

Кстати, про Берлин мы поговорили, а вы знаете, что звук дрели, постоянного ремонта и деконструкции  это звук сегодняшней Москвы? Мы как будто живем на строительной площадке. Вы уже успели это почувствовать?

Рамон: Нет, мы первый раз в Москве, никогда здесь не были и сразу оказались здесь, в Парке Горького, практически ничего не успев посмотреть. Много ремонтных работ действительно заметили по пути — это бросается в глаза, да. Какие-то пространства похожи по ритму и движению на берлинские: Александерплац так же звучит и двигается, как московские улицы. Хаос сегодня повсюду! 


Еще больше SRSLY в нашем канале на Яндекс.Дзен
Алина Бавина
главный редактор

Моя дипломная работа на журфаке МГУ была посвящена блогам и тому, приравняют ли их когда-то к СМИ и вообще насколько этично это делать. Тема появилась совершенно случайно. Изначально я собиралась писать про творчество Василия Шукшина. Но как-то среди ночи моя подруга, с которой мы прожили четыре года в одной комнате в общежитии и, естественно, не могли не выбрать одну кафедру, проснулась и сказала, что мы безумные и не осилим диплом по литературе, поэтому надо срочно менять тему. Над нами сжалился один преподаватель, который хорошо нас знал. Я уже даже не помню, кто придумал и предложил тему блогов. Но нам показалось, что она гораздо легче творчества Шукшина.

Тут нужно отметить, что это был – страшно представить! – 2008 год. И мы тогда еще были очень аналоговыми. Рефераты сдавали на дискетах (помню преподавателя, которому мы все по навету старшекурсников сдавали пустые дискеты, и пару моих однокурсников, попавшихся на этом), кино смотрели на дисках, которые брали в прокат в находившемся практически в подвале журфака киноклубе (помню, как тяжело мне давался Тарковский, Бергман и как я заснула при первом просмотре «Жизни как чуда» Кустурицы, которую потом нежно полюбила; но как меня поразили «Маргаритки»!), книги читали в Ленинке и радовались, если по читательскому билету попадали в тот самый ретро-зал с зелеными лампами. Тогда только-только появились «Одноклассники», а ЖЖ был самой прогрессивной площадкой. Мы – о, Боги! – ходили в интернет-кафе, которое тогда существовало у главного здания МГУ. Там у нас и разгорались нешуточные баталии в ЖЖ. Мы писали посты на волнующие темы и спорили с пеной у рта в комментариях. И делали это с таким азартом, будто играли на миллионы в казино.

Когда я получила свою твердую четверку за диплом, выдохнула и тут же забыла про него, то и предположить не могла, что тема блогов вернется в мою жизнь. «Зачем мы это делаем? Ну что за бред?» – долго не отпускала меня моя беспощадная рефлексия, когда затевали SRSLY. Ведь мы же сами морщимся от этих слов – «блогеры», «трендсеттеры», «инфлюенсеры», бла-бла-бла. Какая-то пошлятина выходит, когда начинаешь рассказывать, о чем мы. И как-то даже стыдно и неловко за себя становится. Но давайте не будем отрицать: блогеры дали нам новый контент, от которого наконец-то не душно. Звезды инстаграма вытеснили глянец, ютуба – затоптали телик. Блогеры начали тянуть теплое одеяло рекламных бюджетов на себя. Трендсеттеры и инфлюенсеры новой формации стали желанными гостями в светской тусовке. Теперь они «как скажут, так и будет».

Дудь нагнул Ютуб, Ивлеева из маникюрши превратилась в телезвезду с ТЭФИ, Горбачёва стала главной актрисой поколения, Монеточка зазвучала из всех утюгов. Это, безусловно, герои нашего времени. Они уже изменили реальность и продолжают это делать. У них влияние в интернете и не только. И не поддаться ему уже не получается. Конечно, можно дальше продолжать болеть нигилизмом и отрицать новый мир. Но это нечестно. Прежде всего по отношению к себе. А мы за честность, за открытые вопросы и ждем таких же ответов от героев. И у нас нет «не наших героев», нет предубеждений, и мы против клише.

Мы намеренно отказались от артемов быстровых и не будем прятаться за псевдонимами. У каждой публикации есть автор, которому вы сможете посмотреть в лицо и туда же высказать все, что думаете о его материале (естественно, аргументированно). Быть абсолютно несогласными с нами не возбраняется. Мы сами в редакции часто спорим друг с другом. Но последнее слово всегда остается за ответственным за раздел. У нас все со своим бэкграундом, позицией, принципами в профессии и взглядами на жизнь.

Когда в редакции предложили каждому написать свой манифест, я прониклась этой идеей. Сразу вспомнились Белинский, Добролюбов, Чернышевский, Белый, Блок, Иванов, Гумилев… Всплыло слово «публицистика». И повеяло той самой нашей наивной аналоговостью, которой теперь уже просто нет. На журфаке мы изучали кодекс профессиональной этики журналиста. Сейчас это понятие кажется атавизмом. Но пусть наши манифесты станут этическим кодексом 2.0.

На втором курсе я прочитала «Поколение П» Пелевина и отчаянно не хотела верить в то, что в журналистике все друг у друга крадут идеи. У меня с тех пор аллергия на «Давайте сделаем как у…» А мы-то тогда зачем, если они уже есть? Поэтому SRSLY – это про дерзкие идеи, честные тексты и – куда ж без них – красивые картинки.

Читайте также
Герои — 01:44, 28 июля 2021
Карманный революционер. Борис Барабанов поговорил с Николаем Комягиным из Shortparis
Кино — 28 июля, 01:44
Сериалы недели: «Тед Лассо», «Властелины вселенной: Откровение», «Тернер и Хуч» и другие
Новости, Новости — 27 июля, 22:07
Instagram сделает аккаунты пользователей до 16 лет приватными
Образ жизни — 27 июля, 20:44
Департамент правды и кролик-самурай. Обзор лучших комиксов San Diego Comic-Con
Музыка — 27 июля, 15:43
Новое в музыке за неделю: Монатик, James Blake, Сюзанна, Lil Nas X и Глеб Калюжный
Новости, Новости — 27 июля, 14:25
Джиган выпустил трек «На чиле» по мотивам одноименного мема. На фитах Крид, OG Buda и Soda Luv
Популярная темаПопулярно
Новости, Новости — 27 июля, 13:48
Влад Бумага рассказал о переезде в Москву и съемках в кино в новом выпуске «А4 на детекторе лжи»
Новости, Новости — 27 июля, 13:11
Зомби-телепузики и кровожадный Микки Маус: тиктокер создает 3D-хорроры с известными персонажами
Герои — 27 июля, 12:18
Глянец и онлайн, шоу «Узнать за 10 секунд» и злобные комментаторы. Интервью с главным редактором «Афиши Daily» Трифоном Бебутовым
Новости — 26 июля, 18:39
Как бизнес подарил вторую жизнь дореволюционным заводам и мануфактурам? Объясняем на примерах Москвы и Санкт-Петербурга
Новости — 9 июля, 14:03
Современные художники перепридумали «Лукоморье» Пушкина. Смотрите, что получилось
Новости, Новости — 27 июля, 11:32
В Санкт-Петербурге откроются фуд-корты
Новости, Новости — 27 июля, 10:51
Появился сайт, похожий на страничку «Википедии». Он меняется, когда читатель моргает
Кино — 26 июля, 23:28
Парадоксы любви. Рецензия на фильм «Кто-то кого-то полюбит»
Новости, Новости — 26 июля, 21:27
В «Кухне на районе» теперь можно заказать маффин с кожурой банана и сумку для многоразовых бутылок
Новости, Новости — 26 июля, 19:03
Новое место в Москве: французская кондитерская NIQA на Тверском бульваре
Новости, Новости — 26 июля, 17:49
Полина Ланс ушла из Sweet House
Новости, Новости — 26 июля, 15:37
Даня Милохин завел еще один аккаунт в тиктоке. Там он публикует контент со съемок «Блогеров и дорог»
Герои — 26 июля, 14:40
На пару слов: интервью с Самарой Уивинг
Новости, Новости — 26 июля, 13:21
Первую серию 33-го сезона «Симпсонов» снимут в стиле мюзикла
Новости, Новости — 26 июля, 11:24
Full House покинули еще двое участников. Теперь в команде осталось шесть человек
Кино — 26 июля, 00:48
Who run the world. Рецензия на мультсериал «Властелины вселенной: Откровение»
Все звёзды и инфлюенсеры
Новости, Новости — 25 июля, 18:12
Вышел трейлер 7-го сезона XO Life. Он будет посвящен участницам хауса
Новости, Новости — 25 июля, 16:41
Дима Масленников закрыл свой ресторан «Здесь кто-нибудь ест?» на Новослободской
Герои — 25 июля, 11:18
Кино, выросшее из страха. Интервью с актером фильма «Время» Алексом Вулфом
Новости, Новости — 25 июля, 09:45
Тикток-хаус Fenix Team закрылся. Он просуществовал чуть больше месяца
Герои — 24 июля, 18:35
Как устроено «Архстояние». Интервью с продюсером фестиваля Юлией Бычковой
Новости, Новости — 24 июля, 18:02
Блогерское объединение Chill Zone распалось
Новости, Новости — 24 июля, 10:15
У Coldplay вышел трек Coloratura. Он войдет в их новый альбом
Кино — 24 июля, 09:16
ЖатропеР: премьера влога Насти Ивлеевой «Блогеры и дороги»
Новости, Новости — 23 июля, 21:11
Саша Спилберг запускает платформу FireStarter для продвижения и запуска новых криптопроектов
Новенький
(2 сезон)
Поколение 56k
(1 сезон)
Молодые монархи
(1 сезон)
Отряд самоубийц 2: Миссия навылет
Белый лотос
(1 сезон)
Перри Мейсон
(2 сезон)
Мне это не нравится
(2 сезон)
7.9
Матрешка
(2 сезон)