Интервью, Музыка — 1 апреля, 15:04

О рэпе, баттлах, успехе и стыдной рекламе. Интервью с группой Anaсondaz

1 и 2 апреля Anaсondaz обрушат альбом «Перезвони мне +7 999 577 12 02» на посетителей московского клуба Stadium, и в честь этого они разразились эмоциональным интервью о проблемах музыки, видеоигр и IT-индустрии.

Вы уже обкатываете новый альбом? У вас, по слухам, загруженный гастрольный график.

Артем: Он мог бы быть загруженным, если бы куча концертов не перенеслось.

Как вы оцениваете нынешнее состояние концертной индустрии с позиции непосредственного участника событий?

Артем: Пациент оживает: концерты начинаются, пусть и не везде, потому что каждый регион сам определяет свои ограничительные меры по борьбе с коронавирусом.

Сергей: С появлением вакцины, кстати, возможно смягчение ограничений…


В новом альбоме я усмотрел большее тяготение к року — там даже есть олдовый соляк. Это был такой ироничный жест, чтобы подчеркнуть старомодную сентиментальность выпускного вечера?

Сергей: Да, в песне «Выпускной» это сделано иронично, но очень скиллово.

Артем: Мы уважаем гитарную музыку.

Сергей: Любим дать крепкого рифочка.

А от чего зависит соотношение рэпа и рока в том или ином релизе?

Сергей: У нас группа настоящая, и мы просто пишем песни, которые пишутся, а потом выпускаем их. Здесь нет ни маркетинга, ни концепции...

Артем: …ни плана. Но вот, к примеру, «Мои дети не будут скучать» — исключительно рэп-релиз. Мы очень хотели выговориться, а рэп для этого — самая подходящая форма. Четыре минуты нескончаемого бубнежа.

Сергей: Нытья. А тут решили немножко поплясать.

Артем: Ну, опять же, есть песня «Дождь», есть рэп и в разных других песнях, просто он теперь особо не выбивается на общем фоне.

Вы говорили, что вас раздражает засилье попсового рэпа в чартах.

Артем: Раздражает терминология. Часто говорят: «Рэп всем рулит, в чартах рэп». Но в чартах не рэп, а поп-музыка. Это стопроцентные поп-артисты, и, если они где-то зачитывают, от этого поп-песня не перестает быть поп-песней.

Сергей: За рэп немного обидно в этом плане. Ведь сейчас есть много хорошего свежего рэпа. В том числе и в чартах. В общем, нас это не раздражает, скорее веселит.

Артем: Поп-музыка всегда была популярнее. Поэтому она так и называется.

К вопросу о коммерческом потенциале музыки: в интервью The Flow вы говорите, что продали трек Wargaming и не считаете это «зашкваром». А почему вообще участие в оформлении культовой или не особо даже культовой видеоигры может быть сочтено зашкваром?

Сергей: Существует общественное порицание участия в любых проплаченных проектах, особенно если они как-то связаны с милитаризмом. Есть мнение, что игра «Танки» — милитаризм, тогда как наша группа пропагандирует своим творчеством как раз антивоенные идеи. А в данном случае человеку, который неглубоко разобрался в вопросе, это могло бы показаться противоречивым. Но пускай лучше люди по всему миру объединяются игрой в «Танки», чем играют в настоящие танки.

Артем: Мир игровой индустрии весь построен на насилии. Нет таких игр, где просто ходишь и собираешь цветочки. Для нас участие в этом — не зашквар, а наоборот, круто: белорусская компания, ребята сделали мировую игру, которая много лет держалась на первых местах, заработали кучу денег. Абсолютный респект, мы рады, что они тоже к нам хорошо относятся, и мы поработали. Вот песню для ставок или, например, тотализаторов мы делать бы не стали. Вопрос этики принципиален, когда рассматриваешь предложения о сотрудничестве с тем или иным рекламодателем.

Дальше в этом же интервью вы начинаете говорить про рекламу пива с Xzibit, а интервьюер называет это кошмаром. А здесь почему кошмар? Отличная же реклама получилась.

Артем: Мы, собственно, отказались сниматься в этой рекламе.

К вам претензий нету: у меня претензии к тем, у кого к вам есть претензии.

Артем: Претензии есть всегда. Что бы ты ни делал, будут те, кому это не понравится, причем мнения будут абсолютно полярные. История с обложкой «Мои дети не будут скучать» — яркий тому пример.


Но у наших людей есть десятилетиями культивируемая классовая ненависть к тем, кто финансово успешен?

Артем: Нет, почему же.

Сергей: Наоборот. Люди, которые кичатся своей успешностью, становятся суперпопулярными медийными личностями. Есть те, кто играет на эмоциях своих подписчиков. Когда, к примеру, Моргенштерн сжигал деньги, у него прибавилось миллиард подписчиков. Вот он как раз часто подчеркивает то самое классовое неравенство, и это работает, причем не только у него. Успех многих лайфстайл-блогеров зачастую не в каком-то оригинальном контенте, а в демонстрации роскоши, недоступной их аудитории. Более того, помню, в нулевых осуждали новый тренд, появившийся в русском рэпе: когда, условно говоря, хвастались богатством. И на Западе, и у нас это выглядит так: «Я с улицы, я сам своим рэпом заработал вот это все». А сейчас вообще никакого отторжения нет. Все выглядит органично.

Артем: Но футболисты, которые демонстрируют свои богатства и места отдыха, все-таки получают много негатива, потому что они при этом плохо играют. Футбол — более объективная вещь: ты видишь результат. 

Музыка — это субъективная вещь, ее нельзя посчитать по каким-то критериям.

Вообще, мне очень грустно, что люди в России не видят примеров успешных бизнесменов: у нас нет своего Илона Маска, Билла Гейтса. У нас пример успешного человека — это типа чиновник, мент или рэпер. Детишки, выбирайте.

Сергей, ты же айтишник?

Сергей: Ага.

В этой сфере ведь и рождаются Биллы Гейтсы? Какие прогнозы?

Сергей: Самый первый мой прогноз: надеюсь, я не вернусь в IT. Но я наблюдаю действительно хорошую тенденцию, что в этой сфере в России сейчас можно зарабатывать неплохие деньги и реализовать свои амбиции без переездов за границу. Но и возможностей переехать при этом стало больше, если ты уперся в потолок (а у нас он очень низкий все-таки). Мир становится сильно зависим от интернета, цифры, поэтому IT-специалисты сейчас ценятся больше. А раньше у нас айтишников вообще за людей не считали.

Что случилось с рэп-баттлами? Почему о них еще два года назад спорили даже пенсионеры, а сейчас они пропали?

Сергей: Ну они никуда не пропали. То есть пропали, но только из медиапространства и потеряли просмотры. Они как были, так и остались нишевой культурой для рэперов. Слава богу, денег на этом рынке стало больше, чем до хайпа, и, может быть, еще будет виток.

Артем: Видимо, за вспышкой интереса к баттлам не стояло признание этой культуры. Просто массовому зрителю было прикольно наблюдать развлекательное ток-шоу, где два чувака друг друга обсирают. Потом этот массовый зритель ушел смотреть стендапы, прожарки, «Что было дальше?» и так далее. Красивая история Золушки — только в полночь карета все равно превратилась в тыкву.

Сергей: Нет, подожди, Золушка уехала по стадионам — все нормально.

Артем: Ну, у русской Золушки карета превратилась в тыкву, и все. Никакого принца не было, иди дальше @#$%рить хату мачехи своей. Вот так они вернулись в дом мачехи и там проводят баттлы.

Может быть, еще и растущая токсичность баттлов отпугнула публику?

Сергей: Не думаю. «Прожарка» и «Что было дальше?» очень токсичные. Да и вообще вся комедия сейчас такая, и что-то это никого не смущает.

А вы себя еще видите как возможных участников баттлов?

Артем: Нет, даже на пике их популярности Ресторатор нас звал, но мы отказались.

Сергей: Для повышения нашей медийности это было бы полезно. Но мы отказывались даже тогда, когда сильно в этом нуждались. Я понимаю, что дизлайк — это тоже лайк и что любая реакция принесет тебе пользу, но мне чисто по-человечески не хотелось бы расплакаться там, забыть текст или просто написать плохой текст.  

Артем: Надо понимать, что баттл-артист и рэп-артист — это разные вещи. Обратите внимание: среди героев баттлов очень мало популярных исполнителей.

Сергей: А те, кто известен в баттл-среде, не записывают песни. Есть типы, слушая которых на бите, удивляешься, как тебе они вообще нравились. Как человек с такой харизмой и классным живым выступлением в стиле рэп может так испортить бит или написать слабый текст? Есть, конечно, и обратные примеры. Например, мы, как нам кажется, можем писать песни, но совершенно точно не справимся с баттлами.


Я сам о вас узнал впервые больше 10 лет назад из интервью Noize MC. Он оказал вам покровительство на начальном этапе карьеры?

Сергей: Да, о нас тогда многие узнали.

А вы помогаете юным талантам?

Сергей: Мы помним, как это было у нас, поэтому внимательно относимся к просьбам новых артистов и стараемся всегда помогать.

Артем: Я всегда стараюсь писать в сториc и в твиттер про альбомы малоизвестных артистов, которые мне нравятся. Когда мы играем в Москве и Питере, берем на разогрев малоизвестные группы и обязательно платим им деньги.

У нас нет фитов с неизвестными артистами — так просто получается. Но мы всегда открыты к коллаборациям, просто пока не нравятся песни, которые присылают. Никакого плюса группе не будет от фита с нами в плохой песне — все будут считать, что нам денег заплатили.

Можете назвать какие-нибудь имена, заслуживающие внимания?

Артем: «Космонавтов нет».

Сергей: Да, свежая электронная музыка, граничащая с рэпом и поп-роком. А из тяжелой музыки — группы Istovo, «Сияние». Обратите внимание. 

Артем: «Дешевые драмы» — замечательный коллектив из Питера. Белорусская группа «Лепесток». Что еще интересного есть? Да дохрена на самом деле.



Еще больше SRSLY в нашем канале на Яндекс.Дзен
Алина Бавина
главный редактор

Моя дипломная работа на журфаке МГУ была посвящена блогам и тому, приравняют ли их когда-то к СМИ и вообще насколько этично это делать. Тема появилась совершенно случайно. Изначально я собиралась писать про творчество Василия Шукшина. Но как-то среди ночи моя подруга, с которой мы прожили четыре года в одной комнате в общежитии и, естественно, не могли не выбрать одну кафедру, проснулась и сказала, что мы безумные и не осилим диплом по литературе, поэтому надо срочно менять тему. Над нами сжалился один преподаватель, который хорошо нас знал. Я уже даже не помню, кто придумал и предложил тему блогов. Но нам показалось, что она гораздо легче творчества Шукшина.

Тут нужно отметить, что это был – страшно представить! – 2008 год. И мы тогда еще были очень аналоговыми. Рефераты сдавали на дискетах (помню преподавателя, которому мы все по навету старшекурсников сдавали пустые дискеты, и пару моих однокурсников, попавшихся на этом), кино смотрели на дисках, которые брали в прокат в находившемся практически в подвале журфака киноклубе (помню, как тяжело мне давался Тарковский, Бергман и как я заснула при первом просмотре «Жизни как чуда» Кустурицы, которую потом нежно полюбила; но как меня поразили «Маргаритки»!), книги читали в Ленинке и радовались, если по читательскому билету попадали в тот самый ретро-зал с зелеными лампами. Тогда только-только появились «Одноклассники», а ЖЖ был самой прогрессивной площадкой. Мы – о, Боги! – ходили в интернет-кафе, которое тогда существовало у главного здания МГУ. Там у нас и разгорались нешуточные баталии в ЖЖ. Мы писали посты на волнующие темы и спорили с пеной у рта в комментариях. И делали это с таким азартом, будто играли на миллионы в казино.

Когда я получила свою твердую четверку за диплом, выдохнула и тут же забыла про него, то и предположить не могла, что тема блогов вернется в мою жизнь. «Зачем мы это делаем? Ну что за бред?» – долго не отпускала меня моя беспощадная рефлексия, когда затевали SRSLY. Ведь мы же сами морщимся от этих слов – «блогеры», «трендсеттеры», «инфлюенсеры», бла-бла-бла. Какая-то пошлятина выходит, когда начинаешь рассказывать, о чем мы. И как-то даже стыдно и неловко за себя становится. Но давайте не будем отрицать: блогеры дали нам новый контент, от которого наконец-то не душно. Звезды инстаграма вытеснили глянец, ютуба – затоптали телик. Блогеры начали тянуть теплое одеяло рекламных бюджетов на себя. Трендсеттеры и инфлюенсеры новой формации стали желанными гостями в светской тусовке. Теперь они «как скажут, так и будет».

Дудь нагнул Ютуб, Ивлеева из маникюрши превратилась в телезвезду с ТЭФИ, Горбачёва стала главной актрисой поколения, Монеточка зазвучала из всех утюгов. Это, безусловно, герои нашего времени. Они уже изменили реальность и продолжают это делать. У них влияние в интернете и не только. И не поддаться ему уже не получается. Конечно, можно дальше продолжать болеть нигилизмом и отрицать новый мир. Но это нечестно. Прежде всего по отношению к себе. А мы за честность, за открытые вопросы и ждем таких же ответов от героев. И у нас нет «не наших героев», нет предубеждений, и мы против клише.

Мы намеренно отказались от артемов быстровых и не будем прятаться за псевдонимами. У каждой публикации есть автор, которому вы сможете посмотреть в лицо и туда же высказать все, что думаете о его материале (естественно, аргументированно). Быть абсолютно несогласными с нами не возбраняется. Мы сами в редакции часто спорим друг с другом. Но последнее слово всегда остается за ответственным за раздел. У нас все со своим бэкграундом, позицией, принципами в профессии и взглядами на жизнь.

Когда в редакции предложили каждому написать свой манифест, я прониклась этой идеей. Сразу вспомнились Белинский, Добролюбов, Чернышевский, Белый, Блок, Иванов, Гумилев… Всплыло слово «публицистика». И повеяло той самой нашей наивной аналоговостью, которой теперь уже просто нет. На журфаке мы изучали кодекс профессиональной этики журналиста. Сейчас это понятие кажется атавизмом. Но пусть наши манифесты станут этическим кодексом 2.0.

На втором курсе я прочитала «Поколение П» Пелевина и отчаянно не хотела верить в то, что в журналистике все друг у друга крадут идеи. У меня с тех пор аллергия на «Давайте сделаем как у…» А мы-то тогда зачем, если они уже есть? Поэтому SRSLY – это про дерзкие идеи, честные тексты и – куда ж без них – красивые картинки.

Читайте также
Герои — 00:06, 31 июля 2021
Гайды, вебинары и собственный бизнес. Блогеры-миллионники о том, на чем зарабатывают
Образ жизни — 31 июля, 00:06
Алтай глазами путешественников и блогеров, которые там живут
Образ жизни — 30 июля, 18:25
Дай почитать: обзор «Смерти.net», «Жизни на продажу» и других книг
Кино — 30 июля, 18:15
Бликующий экран: новинки кино в Сети («Свинья», «Улица страха. Часть 2: 1978», «Классическая история ужасов» и другие)
Новости, Новости — 30 июля, 15:29
Братишкин, Бустер и Kyivstoner снялись в сериале об истории российского стриминга
Образ жизни — 30 июля, 14:14
10 видео, которые нужно посмотреть на ютьюбе: потоп, истории на ночь и 365 слоев макияжа
Новости, Новости — 30 июля, 12:25
Кукушкин в перьях и антагонист-Понасенков: вышел клип Cream Soda и Алены Свиридовой «Розовый фламинго»
Герои — 30 июля, 00:04
Приключения, аттракционы, любовь. Интервью с Эмили Блант и Дуэйном Джонсоном
Новости, Новости — 29 июля, 16:56
Премьеру байопика о Мэрилин Монро с Аной де Армас перенесли на 2022 год
Герои — 28 июля, 13:57
С чистого холста. Антон Рева, Маша Качарава, Алена Ракова и Сергей Овсейкин о своей формации как художников, визуальном языке и рождении идей
Новости — 26 июля, 18:39
Как бизнес подарил вторую жизнь дореволюционным заводам и мануфактурам? Объясняем на примерах Москвы и Санкт-Петербурга
Новости — 9 июля, 14:03
Современные художники перепридумали «Лукоморье» Пушкина. Смотрите, что получилось
Новости, Новости — 29 июля, 16:18
Собственное кафе и ютьюб-хаус в Турции: Катя Конасова дала интервью Пете Плоскову
Новости, Новости — 29 июля, 15:41
У Aviasales теперь есть свой подкаст. Там рассказывают о путешествиях в СССР и современной России
Музыка — 29 июля, 00:25
Как мы выжили этим летом. Борис Барабанов о новом EP Земфиры
Новости, Новости — 28 июля, 23:59
Катя Клэп объяснила, почему у нее нет менеджера, в подкасте Сергея Мезенцева
Новости, Новости — 28 июля, 22:20
На съемки шоу «Что было дальше?» теперь можно попасть только при наличии QR-кода
Новости, Новости — 28 июля, 19:56
Лисса Авеми и Саша Стоун обсудили тренд на мужской маникюр в новом выпуске шоу «ДаДа — НетНет»
Новости, Новости — 28 июля, 17:30
«Холостяк» с Джараховым, чужая свадьба и «Я в моменте»: вышла финальная серия «Блогеров и дорог» Насти Ивлеевой
Герои — 28 июля, 17:05
О рыцарских романах, говорящих лисах и пьянках допоздна. Интервью с Дэвидом Лоури и Девом Пателем
Новости, Новости — 28 июля, 16:04
Макс Климток сравнил Dream Team House и Why Not House и объяснил, где ему было лучше
Новости, Новости — 28 июля, 15:27
Аня Покров считает, что в тикток-хаусах сложно жить. Блогерша объяснила почему
Все звёзды и инфлюенсеры
Новости, Новости — 28 июля, 12:13
Forbes опубликовал рейтинг самых успешных российских звезд. В него попали Милохин, Прусикин и Slava Marlow
Новости, Новости — 28 июля, 10:57
Выручка Gucci выросла на 86% во втором квартале 2021-го — до 2,31 млрд евро
Кино — 28 июля, 01:44
Сериалы недели: «Тед Лассо», «Властелины вселенной: Откровение», «Тернер и Хуч» и другие
Новости, Новости — 27 июля, 23:34
Артур Бабич и Хабиб проверили, кто лучше знает мемы, в шоу «Мем-батл»
Новости, Новости — 27 июля, 22:07
Instagram сделает аккаунты пользователей до 16 лет приватными
Образ жизни — 27 июля, 20:44
Департамент правды и кролик-самурай. Обзор лучших комиксов San Diego Comic-Con
Музыка — 27 июля, 15:43
Новое в музыке за неделю: Монатик, James Blake, Сюзанна, Lil Nas X и Глеб Калюжный
Герои — 27 июля, 14:45
Карманный революционер. Борис Барабанов поговорил с Николаем Комягиным из Shortparis
Новости, Новости — 27 июля, 14:25
Джиган выпустил трек «На чиле» по мотивам одноименного мема. На фитах Крид, OG Buda и Soda Luv
Новенький
(2 сезон)
Поколение 56k
(1 сезон)
Молодые монархи
(1 сезон)
Отряд самоубийц 2: Миссия навылет
Белый лотос
(1 сезон)
Перри Мейсон
(2 сезон)
Мне это не нравится
(2 сезон)
7.9
Матрешка
(2 сезон)