Обзоры, Образ жизни — 2 марта 2020, 12:35

Культуролог, исследователь и блогер рассуждают, как тикток поменял мемы

Видео из тиктока видели даже те, кто никогда не скачивал приложение: смешные ролики висят в рекомендациях инстаграма и ежедневно мелькают в твиттере. Мемы в тиктоке отличаются специфическим юмором «для своих» и простотой создания. SRSLY попросил несколько исследователей юмора рассказать, как смешные тикток-видео меняют культуру мемов и чем они отличаются от классических веселых картинок.

Культуролог Никита Петров — о мемах с научной точки зрения

Мем — понятие емкое и насыщенное. Если говорить научно, то это информация, которая содержит в себе другую информацию, но культурного порядка. Ее она впоследствии неоднократно воспроизводит. Мемы копируют сами себя, они умеют размножаться. Часто это навязчивые и легко узнаваемые мелодии, модные словечки и выражения. В таких формах концентрируются простые идеи. Если идея сложная, то она состоит из множества единиц культурной информации — это называется комплексным мемом.

Как вообще что-либо становится мемом? С научной точки зрения мемы могут распространяться как синхронно и горизонтально, так и диахронно — от поколения к поколению. Распространяясь, мем меняется, меняется и его начальное значение, отсылка к событию, высказыванию, изображению. Мем интерпретируется, превращается из просто смешной картинки во что-то иконическое, узнаваемое, брендированное. Главное отличие мемов от других популярных культурных конструктов — их спонтанность. Я бы сравнил их с вирусом, от которого нет прививки: они появляются повсеместно, абсолютно никак не контролируются и размножаются в геометрической прогрессии. 

Важный вопрос: почему пользователи активно поглощают и распространяют мемы? Некоторые даже говорят, что у нас в голове есть специальный отдел, в котором мемы поселяются и начинают требовать, чтобы человек запускал процесс дальше: лайкал, репостил, менял. Самый простой ответ таков: потому что информация или настроение в мемах оставляет людей неравнодушными, то есть их заботит то, что в меме «зашито» или спрессовано.

Мем интерпретируется, превращается из просто смешной картинки во что-то иконическое, узнаваемое, брендированное.

Мемы появляются двумя путями: реакция пользователей на какое-то высказывание, которое вызывает негодование или смех, и случайное стечение обстоятельств, когда какая-либо необычная фраза или картинка начинается множиться. В любом случае — и это, как я считаю, очень важно — и то, и другое начинает существовать, будучи вырванным из контекста. Мем, как мне кажется, стремится к обретению постоянного контекста, в этом и есть самое интересное в жизни этого феномена. Вырванный из него, он стремится обрести множество других, тем самым реплицируя себя.

Тикток — это сеть, где совмещаются все нужные условия для существования мемов. Часто мем затухает, потому что перестает быть интересен. И мы даже не ощущаем, что это был мем, но продолжаем встраивать его в известные нам контексты, создавать и транслировать эмоции. Мемы, которые предлагает тикток, можно спокойно сделать графическими, то есть обернуть их в другой формат. Тикток просто дал своей целевой аудитории, то есть подросткам, новые возможности для создания мемного контента, которые когда-нибудь, как и мемы Rage Face, устареют.
Мемы Rage Face

Еще стоит упомянуть, что мемы — это сообщество, связанное эмоциональными единствами. Общаясь между собой с помощью мемов, репостя их, создавая, лайкая, мы создаем своего рода сообщества солидарности. Мем — это точка сборки разных эмоциональных высказываний, которые объединяют разные группы людей, а эти группы впоследствии образуют различные сообщества. Тикток как раз создал некое сообщество внутри себя. Мемы оттуда известны далеко не всем, и чтобы понимать их, нужно находиться в этом самом сообществе, быть «в теме». Это можно сказать про любой локальный юмор, но обычно он распространяется на меньшие группы людей. Тикток эти группы расширяет до невероятных размеров.

Исследователь мемов Даниил Ривин — о феномене видеомемов и эффекте дофаминового потребления

Для того чтобы говорить о видеомемах, стоит порассуждать о том, почему интернет-пользователи интересуются мемами в принципе. Мы листаем картинки, не дослушиваем музыку до конца и любим короткие юмористические видео, потому что их просмотр дает нам ощущение новизны. Эти приятные переживания имеют свою нейробиологическую основу, которая в первую очередь связана с гормоном радости дофамином. Дофамин — это один из основных нейромедиаторов, он отвечает за систему вознаграждения мозга, а она уже влияет на процессы мотивации, обучения и потребления новой информации. Каждый новый стимул, будь то картинка или музыка, — причина удовольствия. Именно поэтому такие короткие и легкие для понимания видео в формате тиктока вызывают у человека определенную долю зависимости. Просмотр смешных картинок, мемов и видео поддерживает наш дофаминовый центр в тонусе: это называется эффектом дофаминового потребления (статья Елены Йович под названием Influence of dopaminergic system on internet addiction была опубликована в марте 2011 года на сайте Researchgate.net. — Прим. SRSLY).

И картинки, и видео дают мозгу дофамин, но в разной степени. Картинки – простой зрительный стимул. Человек увидел мем, посмеялся, получил свою долю удовольствия. Но потом ему становится мало лишь графического юмора. Его мозг начинает хотеть чего-то большего. Именно поэтому в Сети сначала стали появляться смешные челленджи, потом вайны, а сейчас тиктоки, которые вобрали в себя все лучшее из этих трех типов мемов. Видео в тиктоке очень короткие, поэтому мозгом они потребляются так же, как картинки. От вайна они взяли хронометраж, но механика приложения и способы редактирования видео в тиктоке гораздо удобнее. Главное отличие тиктока от остальных трансляторов мем-культуры в том, что такие видео гораздо легче делать и распространять. С помощью этого приложения довольно просто получить социальное признание для креаторов, что, безусловно, тоже становится источником радости.

Просмотр смешных картинок, мемов и видео поддерживает наш дофаминовый центр в тонусе: это называется эффектом дофаминового потребления.


Плюс тиктока в том, что в его контенте может содержаться огромное количество информации. Короткий ролик может быть снят от лица пародиста, дрессировщицы животных, человека, причисляющего себя к какому-либо фандому или парня с горнолыжного курорта. Да, все то же самое можно сказать и про ютьюб или мемы-картинки, но тут есть существенная разница. Все дело в рекомендательной системе. Человек, не увлекающийся, например, баскетболом, с очень маленькой долей вероятности посмотрит на ютьюбе видео, с ним связанное. В тиктоке же вероятность того, что пользователю попадется контент, связанный с баскетболом, значительно возрастает именно из-за рекомендаций. За счет этого человек может расширить свой круг интересов просто из-за смешных видео в ленте. Тикток дает пользователю возможность жить в тысяче мест одновременно, приобщаться к разным культурам и видам деятельности, не выходя из приложения с 15-секундными роликами. Так трансформируется процесс потребления контента как такового: пропуская через себя массу видеоинформации, человек сильнее погружается в мем-культуру.

В то же время очевидно, что феномен дофаминового потребления — своего рода зависимость, потому что, когда человек постоянно потребляет какую-то информацию, он больше не может существовать без нее. Из-за того что много людей ощутили на себе эту зависимость, появился тренд под названием «дофаминовое голодание». Его запустил один ученый в Силиконовой долине. По его мнению, людям стоит воздерживаться от привычек, дающих мозгу легкое вознаграждение, потому что они приводят к импульсивному зависимому поведению, которое сопряжено с тревогой и скукой. Также потакание интернет-привычкам может привести к расконцентрации внимания.

Директор «Пикчера» Артем Крашенинников — о преимуществах тиктока перед другими соцсетями

Каждому поколению свойственны какие-то каналы коммуникации. Условное поколение Y попало на бум популярности графических мемов-картинок, поколению Z же оказалось этого мало. Тут появляется тикток — приложение, которое за счет агрессивного маркетинга отняло внимание молодой аудитории у других соцсетей. Тикток дал зумерам более понятную им форму контента и площадку для самовыражения вне зависимости от их жизненного опыта. Создание контента в других соцсетях подразумевает, что креатор должен пожить и набраться мудрости, обладать какими-то специфическими умениями — например, монтировать видео. Тикток же этого не требует. Я бы сказал, что он появился в нужное время в нужном месте.

Тикток также стал новым способом раскрутки для музыкантов, ведь практически все видео в тиктоке сняты под какие-то песни. Тикток дал всем этим композициям динамическую оболочку: они стали обладать визуальным рядом даже без клипа. Забавно, что в тиктоке последнее время стали популярны старые хиты, вроде Baby One More Time Бритни Спирс. Так происходит потому, что аудитория тиктока не застала период популярности этих песен и переизобретает их заново, придавая им новые смыслы. Мне кажется это чем-то совершенно новым, потому что обычно старые песни живут лишь в плеерах ностальгирующих взрослых, а теперь перебрались в популярное молодежное приложение. К тому же, в отличие от картинок, звук не нужно осмыслять, не нужно иметь уже какую-то накопленную базу знаний, чтобы его понять и использовать. Вообще, тот факт, что тикток больше про музыку, чем про картинки, делает его уникальным. Там сами песни становятся мемами, им не нужно визуальное подкрепление: для того чтобы человек понял, о чем идет речь, достаточно просто напеть композицию.

Португальская песня Opaul исполнителя Freddie Dredd

Еще аудиоформат мемов открывает пользователям культурные коды других стран, что тоже немаловажно. В пример могу привести португальскую песню Opaul исполнителя Freddie Dredd, в российском сегменте известную как «Уходи на войну», и индонезийскую Bagaikan Langit. Мало кто из пользователей тиктока вообще имеет представление, о чем там поется, но все слушают эти песни и снимают под них видео. Песни на малопопулярных языках открывает возможность для межнациональной коммуникации: некоторые могут погуглить, что это за песни, узнать для себя что-то новое. Я вот, например, погуглил и проникся смыслом этих песен.

В тиктоке сами песни становятся мемами, им не нужно визуальное подкрепление, для того чтобы человек понял, о чем идет речь: достаточно просто напеть композицию.

Также тикток дает огромную возможность для конструирования постироничных мемов. Такими могут быть и обычные картинки, однако превращение обычной шутки в сложную в тиктоке происходит гораздо быстрее. Допустим, на этой неделе есть 10-15 популярных мемов. Спустя несколько дней все активные пользователи уже примерно знают, в чем их паттерн. Тогда оригинальный звук начинает меняться, он миксуется с другими звуками, шутка становится многоступенчатой. Так происходит, во-первых, потому, что оригинальность — залог попадания в рекомендации; пользователи стараются быть еще более кративными, чтобы набрать просмотров. Туда не попадают некачественные или несмешные ролики, и в этом тикток значительно выигрывает у того же ютьюба, где в трендах часто висит всякий трэш. Во-вторых, обилие мемных звуков не может не сподвигнуть пользователей компоновать их между собой и создавать новый продукт.

Индонезийская песня Bagaikan Langit в тиктоке

Вообще, плюс тиктока в том, что там на первый план выходит контент, а не его создатель. Я думаю, что в этом заключается одно из главных его отличий от других соцмедиа. К тому же, лента тиктока отлично подстраивается под нужды пользователя и порекомендует ему именно то, что ему будет интересно и что он потенциально может лайкнуть. Некоторые могут сказать, что тикток по формату похож на Coub или Vine. Отчасти соглашусь, но тикток ощутимо у них выигрывает интерфейсом, четкой сегментацией аудитории, рекомендательной системой и способом создания видео. Выигрывает он и у ютьюба с инстаграмом, где для монтажа видео нужны специальные программы, тонны материала, сценарий. В тиктоке же видео можно снять и смонтировать за 10 минут и охвата от него может быть в два раза больше, чем от 15-минутного видео на ютьюбе. Для того чтобы стать блогером, раньше нужен был титанический труд. Тикток сделал эту задачу реальной для каждого.

Блогер Анатолий Капустин — о трансформации мем-контента

Мем сам по себе — это разрыв шаблонов и конфликт персонажа с сеттингом. Там всегда есть какая-то ригидная характеристика его участника. Именно над ней все смеются, когда видят мем. Пример: «Заходит гопник в барбершоп». Гопник тут персонаж, а барбершоп — сеттинг. Эту ситуацию можно превратить в картинку, снять скетч на ютьюбе или 15-секундное видео. В этом плане, как мне кажется, тикток ничего не поменял.

Тикток — как соцсеть с молодой аудиторией — позволяет посмотреть, как меняется дискурс самой аудитории. Если в «Одноклассниках» смеются над N-словом, а в фейсбуке серьезные люди из сотни трендов обсуждают, могут ли женщины кормить грудью на улице, то в тиктоке сидят дети и подростки, которые выросли в интернете и могут без стеснения говорить слово «гей», по-доброму шутить над ориентацией. Именно поэтому все так негативно отнеслись к гомофобии Володи XXL. Это показательный момент с точки зрения трансформации контента. Он стал разнообразнее, но при этом люди стали относиться к нему спокойнее. Они могут даже поддержать те темы, которые в других соцсетях не так распространены. То есть в условном MDK можно найти только шутки, выстебывающие ЛГБТ-сообщество, а под ними кучу злых гомофобных комментариев. В тиктоке же шутка про ЛГБТ, возможно, и будет злая, но в комментариях там обязательно найдутся поддерживающие люди, потому что они выросли в среде принятия.

Тикток — как соцсеть с молодой аудиторией — позволяет посмотреть, как меняется дискурс самой аудитории.

Также тикток позволил необычным людям стать популярными из-за своих алгоритмов ранжирования ленты. То есть, с одной стороны, у нас блогером снова может стать любой, но — в отличие от инстаграма — никто теперь не говорит, что твое тело или твой контент должны быть эталонно красивыми. Теперь люди берут идеями, актерской игрой, разрушением стереотипов. Это открывает двери в мир блогеров для всех.

Во многом это заслуга главного новаторства тиктока — видеомемов под музыку, где она может использоваться разными людьми в разных целях. И она объединяет, как и маски в инстаграме: одну и ту же песню можно использовать в разном контексте с разным контентом. В этом отношении, как мне кажется, тикток чем-то пересекается с идеями поп-арта Энди Уорхолла. Когда он рисовал логотип Coca Cola, он говорил так: «Ты смотришь телевизор и видишь Coca Cola, и ты знаешь, что президент пьет Coca Cola, Лиз Тейлор пьет Coca Cola, и только подумай: ты тоже можешь пить Coca Cola. Coca Cola есть Coca Cola, и ни за какие деньги ты не купишь Coca Cola лучше, чем та, что пьет бродяга на углу. Все Coca Cola одинаковы, и все они хороши. Лиз Тейлор это знает, президент это знает, и ты это знаешь». Мысль в том, что вне зависимости от твоего положения в обществе ты можешь делать то же самое, что и миллионы других людей, будь то распитие колы или съемка тиктоков. Большой плюс тиктока в том, что, для того чтобы снимать там видео, человеку не нужны никакие специфические знания и умения. Таким образом, подросток может сделать видео под ту же музыку, что и его любимый блогер, и быть по факту на его уровне.



Еще больше SRSLY в нашем канале на Яндекс.Дзен
Фото: Pixabay
Алина Бавина
главный редактор

Моя дипломная работа на журфаке МГУ была посвящена блогам и тому, приравняют ли их когда-то к СМИ и вообще насколько этично это делать. Тема появилась совершенно случайно. Изначально я собиралась писать про творчество Василия Шукшина. Но как-то среди ночи моя подруга, с которой мы прожили четыре года в одной комнате в общежитии и, естественно, не могли не выбрать одну кафедру, проснулась и сказала, что мы безумные и не осилим диплом по литературе, поэтому надо срочно менять тему. Над нами сжалился один преподаватель, который хорошо нас знал. Я уже даже не помню, кто придумал и предложил тему блогов. Но нам показалось, что она гораздо легче творчества Шукшина.

Тут нужно отметить, что это был – страшно представить! – 2008 год. И мы тогда еще были очень аналоговыми. Рефераты сдавали на дискетах (помню преподавателя, которому мы все по навету старшекурсников сдавали пустые дискеты, и пару моих однокурсников, попавшихся на этом), кино смотрели на дисках, которые брали в прокат в находившемся практически в подвале журфака киноклубе (помню, как тяжело мне давался Тарковский, Бергман и как я заснула при первом просмотре «Жизни как чуда» Кустурицы, которую потом нежно полюбила; но как меня поразили «Маргаритки»!), книги читали в Ленинке и радовались, если по читательскому билету попадали в тот самый ретро-зал с зелеными лампами. Тогда только-только появились «Одноклассники», а ЖЖ был самой прогрессивной площадкой. Мы – о, Боги! – ходили в интернет-кафе, которое тогда существовало у главного здания МГУ. Там у нас и разгорались нешуточные баталии в ЖЖ. Мы писали посты на волнующие темы и спорили с пеной у рта в комментариях. И делали это с таким азартом, будто играли на миллионы в казино.

Когда я получила свою твердую четверку за диплом, выдохнула и тут же забыла про него, то и предположить не могла, что тема блогов вернется в мою жизнь. «Зачем мы это делаем? Ну что за бред?» – долго не отпускала меня моя беспощадная рефлексия, когда затевали SRSLY. Ведь мы же сами морщимся от этих слов – «блогеры», «трендсеттеры», «инфлюенсеры», бла-бла-бла. Какая-то пошлятина выходит, когда начинаешь рассказывать, о чем мы. И как-то даже стыдно и неловко за себя становится. Но давайте не будем отрицать: блогеры дали нам новый контент, от которого наконец-то не душно. Звезды инстаграма вытеснили глянец, ютуба – затоптали телик. Блогеры начали тянуть теплое одеяло рекламных бюджетов на себя. Трендсеттеры и инфлюенсеры новой формации стали желанными гостями в светской тусовке. Теперь они «как скажут, так и будет».

Дудь нагнул Ютуб, Ивлеева из маникюрши превратилась в телезвезду с ТЭФИ, Горбачёва стала главной актрисой поколения, Монеточка зазвучала из всех утюгов. Это, безусловно, герои нашего времени. Они уже изменили реальность и продолжают это делать. У них влияние в интернете и не только. И не поддаться ему уже не получается. Конечно, можно дальше продолжать болеть нигилизмом и отрицать новый мир. Но это нечестно. Прежде всего по отношению к себе. А мы за честность, за открытые вопросы и ждем таких же ответов от героев. И у нас нет «не наших героев», нет предубеждений, и мы против клише.

Мы намеренно отказались от артемов быстровых и не будем прятаться за псевдонимами. У каждой публикации есть автор, которому вы сможете посмотреть в лицо и туда же высказать все, что думаете о его материале (естественно, аргументированно). Быть абсолютно несогласными с нами не возбраняется. Мы сами в редакции часто спорим друг с другом. Но последнее слово всегда остается за ответственным за раздел. У нас все со своим бэкграундом, позицией, принципами в профессии и взглядами на жизнь.

Когда в редакции предложили каждому написать свой манифест, я прониклась этой идеей. Сразу вспомнились Белинский, Добролюбов, Чернышевский, Белый, Блок, Иванов, Гумилев… Всплыло слово «публицистика». И повеяло той самой нашей наивной аналоговостью, которой теперь уже просто нет. На журфаке мы изучали кодекс профессиональной этики журналиста. Сейчас это понятие кажется атавизмом. Но пусть наши манифесты станут этическим кодексом 2.0.

На втором курсе я прочитала «Поколение П» Пелевина и отчаянно не хотела верить в то, что в журналистике все друг у друга крадут идеи. У меня с тех пор аллергия на «Давайте сделаем как у…» А мы-то тогда зачем, если они уже есть? Поэтому SRSLY – это про дерзкие идеи, честные тексты и – куда ж без них – красивые картинки.

Читайте также
Кино — 18:35, 24 июля 2021
ЖатропеР: премьера влога Насти Ивлеевой «Блогеры и дороги»
Герои — 24 июля, 18:35
Как устроено «Архстояние». Интервью с продюсером фестиваля Юлией Бычковой
Новости, Новости — 24 июля, 10:15
У Coldplay вышел трек Coloratura. Он войдет в их новый альбом
Новости, Новости — 23 июля, 21:11
Саша Спилберг запускает платформу FireStarter для продвижения и запуска новых криптопроектов
Новости, Новости — 23 июля, 21:08
Валерий Карпин стал главным тренером сборной России по футболу
Новости, Новости — 23 июля, 19:01
Дикси Дамелио выпустила трек Psycho. Это фит с Руби Роуз
Популярная темаПопулярно
Образ жизни — 23 июля, 18:29
10 видео, которые нужно посмотреть на ютьюбе: Родригез, раёк и крипто-арт
Кино — 23 июля, 17:57
Что там в кино: «Время» и «Тайна Сен-Тропе»
Новости, Новости — 23 июля, 16:43
Валя Карнавал первая в СНГ набрала миллиард лайков в тиктоке
Новости, Новости — 23 июля, 16:06
Леброн Джеймс стал первым игроком NBA, заработавшим миллиард долларов
Новости, Новости — 23 июля, 15:27
Создатели Vetements представили новый бренд VTMNTS
Новости, Новости — 23 июля, 14:51
Шесть картин Децла представили в виде NFT-токенов
Новости, Новости — 23 июля, 14:08
Джейден Смит и New Balance выпустили капсульную коллекцию одежды и аксессуаров
Новости, Новости — 23 июля, 12:15
Вечеринка навсегда. Премьера песни «Конфетти» группы «Обе Две»
Новости, Новости — 23 июля, 11:31
The Limba выпустил альбом Anima. Там фиты с Rakhim, GONE.Fludd и Big Baby Tape
Образ жизни — 23 июля, 00:12
С айфоном на грифона. Обзор новой AR-игры по «Ведьмаку»
Новости, Новости — 22 июля, 20:18
Появился тизер 7-го сезона реалити-шоу XO Life
Новости, Новости — 22 июля, 18:55
Участники Roast Battle «прожарили» Илью Макарова в новом выпуске шоу
Новости, Новости — 22 июля, 17:31
Стало известно, кто сыграет Воланда в новой экранизации «Мастера и Маргариты»
Новости, Новости — 22 июля, 16:01
Дебютный трек Беллы Порч набрал 400 млн прослушиваний
Новости, Новости — 22 июля, 14:36
У бренда Vereja появился официальный интернет-магазин
Кино — 22 июля, 13:57
Фестиваль «Новая женственность». Разбираем фильмы Селин Сьяммы, Ниньи Тюберг и Эйтен Амин
Все звёзды и инфлюенсеры
Новости, Новости — 22 июля, 11:04
Дима Ларионов, Аня Ищук и Паша Дворецкий ушли из Hype House
Новости, Новости — 21 июля, 23:16
Голосовые сообщения Дани Милохина, The Limba и 104 превратили в музыкальный трек
Новости, Новости — 21 июля, 22:19
Dose и ЛСП выпустили клип «Солнце золотое». Главным героем стал инопланетянин в золотом костюме
Музыка — 21 июля, 21:59
Дыхательные упражнения. Борис Барабанов о том, почему успех группы Inhaler вызывает столько вопросов
Музыка — 21 июля, 18:48
Girls of Summer '21: исполнительницы, которых надо успеть послушать до конца лета
Новости, Новости — 21 июля, 17:48
Вышел тизер аниме «Ведьмак: Кошмар волка»
Новости, Новости — 21 июля, 15:07
Школьная форма Мурдейла и арты с героями сериала: у «Полового воспитания» коллаборация с H&M
Новости, Новости — 21 июля, 13:20
Даня Милохин выпустил трек «Мама». Это фит с Sorry Jesus
Новости, Новости — 21 июля, 11:37
Ида Галич и Дима Масленников снимутся во втором сезоне «Блогеров и дорог»
Новенький
(2 сезон)
8 свидетелей
(1 сезон)
Поколение 56k
(1 сезон)
Молодые монархи
(1 сезон)
Отряд самоубийц 2: Миссия навылет
Белый лотос
(1 сезон)
Перри Мейсон
(2 сезон)
Мне это не нравится
(2 сезон)