Интервью, Герои — 17 июня, 17:33

Аэробика как путь к свободе в сериале «В ритме жизни». Интервью с Роуз Бирн

18 июня на Apple TV+ стартует сериал «В ритме жизни» с австралийской звездой Роуз Бирн в роли домохозяйки Шейлы. У героини безупречная внешность, она примерная жена и мать, живет в солнечном Сан-Диего 1980-х. Однако ее внутренний мир изранен, Шейла чувствует себя изгоем, состоящим лишь из недостатков и несовершенств. Однажды она открывает для себя мир аэробики — и после этого ее вселенная переворачивается с ног на голову, а внутренняя свобода наконец-то выплескивается наружу. О культе совершенного тела, мыльном пузыре соцсетей и о том, как использовать ярость себе во благо, с Роуз Бирн поговорила Аксинья Ильина.

Когда к вам в руки впервые попал сценарий «В ритме жизни», какой была ваша реакция?

Я была заинтригована с самого начала. У меня было несколько реакций одновременно. Сначала стало некомфортно, а потом очень смешно. (Смеется.) Там было много всего. Создательница сериала Энни Уайзман прилетела в Торонто, когда проходили съемки «Миссис Америки», мы сели и затеяли большой разговор. Я не снималась в сериалах со времен «Схватки»: все-таки это отнимает много сил и времени. А тут мне очень понравилась сама идея, так что я присоединилась к проекту.

В первом эпизоде сериала мы слышим жестокий внутренний монолог Шейлы, полный ненависти к себе и своей внешности, которая должна быть идеальной. Мне кажется, это очень похоже на то, как выстраиваются отношения у нас с соцсетями. В инстаграме мы видим идеальных людей, а спустя какое-то время читаем их откровения и понимаем, что за совершенными фото мог скрываться худший период их жизни. Что вы думаете об этом аспекте личности Шейлы?

Мне кажется важным, что Энни Уайзман не смягчала острые углы, хотя они ужасно некомфортные. Это такой сырой, ничем не приукрашенный взгляд на человеческое сознание. И на то, как мы справляемся со своими собственными предрассудками. Шейла — отличный пример, потому что в ней все эти черты присутствуют на пределе. Но в то же время в процессе моя героиня эволюционирует, и это заметно по ее отношению к себе.


Ваша героиня в первую очередь привлекательна тем, что она не идеальна. В ней есть много ярости как по отношению к себе, так и к внешнему миру. Такое чувство может быть одновременно и разрушающей силой, и ее источником. Как вы использовали эту ярость?

В конце концов Шейле удается обуздать ее ради своего собственного блага. Но когда мы работали над образом главной героини, я почти физически чувствовала, как многое она подавляет в себе. Мы разговаривали с Энни Уайзман о той эпохе, о женщинах, об их борьбе, о том, как им жилось 40 лет назад. Злость, аппетит, желания, амбиции — это было запрещено женщинам. Такие чувства, эмоции и качества не должны были появляться на поверхности. Так что Шейла — показательный пример женщины, которая на долгое время похоронила в себе эти желания. К тому же она больна, у нее зависимость, и я думаю, ярость — часть ее болезни.

Шейла близка вам? Вы хорошо понимаете ее? 

Это очень личная история для Энни Уайзман. Я прислушивалась к тому, что она рассказывала, мы долго разговаривали. Шейла — антигероиня. Она начинает со лжи, и ее ложь становится все больше и больше, в реальности Шейлы появляются дыры, в итоге почвы под ногами просто не остается. И как для любого антигероя и в жизни, и в придуманной реальности — это всегда вопрос о том, есть ли у тебя почва под ногами. Вот эту тонкую линию мы все время обсуждали.

Думаю, с книгой, с фильмом, с любым великим произведением, которое по сути своей правдиво, мы все примеряем на себя жизнь персонажа. Тут, кстати говоря, я могла примерить на себя многих персонажей, не только Шейлу. Именно это показалось мне привлекательным в проекте. В нем отсутствуют черно-белые герои. Все идут на компромисс с собой. 

«В ритме жизни» — веселый сериал и правдивый, хотя временами очень мрачный.

Да, у Энни Уайзман порой довольно мрачный юмор. Каково это — улыбаться, когда внутри так темно?

Очень интересный вопрос. Внешне Шейла такая совершенная, а на самом деле у нее разрушающая ее саму внутренняя жизнь. Этот ее неработающий брак, в котором она несчастна, амбивалентность материнства... У Шейлы нет никаких целей, она волшебным образом застряла на одном месте. Несмотря на то, что она феминистка из 1980-х, училась в Беркли, замужем за активистом, все-таки дома она в поддерживающей роли. А через аэробику Шейла находит выход наружу. Аэробика — такая забавная вещь в сознании современного человека, но в сериале она воспринимается довольно серьезно. Мы быстро понимаем, что для Шейлы это выход.

Можно даже сказать, что в каком-то смысле этот сериал целиком построен вокруг культа женского тела.

Именно. А еще вокруг того, что тело хочет быть увиденным и в то же время боится этого. «В ритме жизни» очень точно говорит о том, что можно иметь совершенно разрушительные отношения с собственным телом. Сериал исследует все эти противоречия, из которых состоят женщины и их тела. Визуально это отлично показано через классы аэробики. И, кстати, аэробика не была привычной для женщин того времени. Для моей мамы, например, упражнения были роскошью. Аэробикой занималась далеко не каждая. Тогда женщины искали свою независимость, в том числе финансовую, уже пытались делать бизнес через пресловутый wellness, который сегодня является огромным ресурсом денег.

Для вас сериал «Миссис Америка», в котором вы также исполнили главную роль, связан с этой конкретной историей?

Это сериалы, которые идут рука об руку. Как минимум хронологически: действие «Миссис Америки» заканчивается в 1980 году, а «В ритме жизни» начинается в 1981-м. Кроме того, моя героиня — дитя феминистского движения. Когда мы работали над «Миссис Америкой», это был очень продуктивный для меня период. Конечно, я знала о феминизме того времени, но многое из той эпохи успело забыться. Мы забыли, какое влияние имели тогда женщины. В 1981 году они были разочарованы тем, что происходило вокруг. И это стало мощной отправной точкой.


Еще больше SRSLY в нашем канале на Яндекс.Дзен
Фото: Global Look Press
Алина Бавина
главный редактор

Моя дипломная работа на журфаке МГУ была посвящена блогам и тому, приравняют ли их когда-то к СМИ и вообще насколько этично это делать. Тема появилась совершенно случайно. Изначально я собиралась писать про творчество Василия Шукшина. Но как-то среди ночи моя подруга, с которой мы прожили четыре года в одной комнате в общежитии и, естественно, не могли не выбрать одну кафедру, проснулась и сказала, что мы безумные и не осилим диплом по литературе, поэтому надо срочно менять тему. Над нами сжалился один преподаватель, который хорошо нас знал. Я уже даже не помню, кто придумал и предложил тему блогов. Но нам показалось, что она гораздо легче творчества Шукшина.

Тут нужно отметить, что это был – страшно представить! – 2008 год. И мы тогда еще были очень аналоговыми. Рефераты сдавали на дискетах (помню преподавателя, которому мы все по навету старшекурсников сдавали пустые дискеты, и пару моих однокурсников, попавшихся на этом), кино смотрели на дисках, которые брали в прокат в находившемся практически в подвале журфака киноклубе (помню, как тяжело мне давался Тарковский, Бергман и как я заснула при первом просмотре «Жизни как чуда» Кустурицы, которую потом нежно полюбила; но как меня поразили «Маргаритки»!), книги читали в Ленинке и радовались, если по читательскому билету попадали в тот самый ретро-зал с зелеными лампами. Тогда только-только появились «Одноклассники», а ЖЖ был самой прогрессивной площадкой. Мы – о, Боги! – ходили в интернет-кафе, которое тогда существовало у главного здания МГУ. Там у нас и разгорались нешуточные баталии в ЖЖ. Мы писали посты на волнующие темы и спорили с пеной у рта в комментариях. И делали это с таким азартом, будто играли на миллионы в казино.

Когда я получила свою твердую четверку за диплом, выдохнула и тут же забыла про него, то и предположить не могла, что тема блогов вернется в мою жизнь. «Зачем мы это делаем? Ну что за бред?» – долго не отпускала меня моя беспощадная рефлексия, когда затевали SRSLY. Ведь мы же сами морщимся от этих слов – «блогеры», «трендсеттеры», «инфлюенсеры», бла-бла-бла. Какая-то пошлятина выходит, когда начинаешь рассказывать, о чем мы. И как-то даже стыдно и неловко за себя становится. Но давайте не будем отрицать: блогеры дали нам новый контент, от которого наконец-то не душно. Звезды инстаграма вытеснили глянец, ютуба – затоптали телик. Блогеры начали тянуть теплое одеяло рекламных бюджетов на себя. Трендсеттеры и инфлюенсеры новой формации стали желанными гостями в светской тусовке. Теперь они «как скажут, так и будет».

Дудь нагнул Ютуб, Ивлеева из маникюрши превратилась в телезвезду с ТЭФИ, Горбачёва стала главной актрисой поколения, Монеточка зазвучала из всех утюгов. Это, безусловно, герои нашего времени. Они уже изменили реальность и продолжают это делать. У них влияние в интернете и не только. И не поддаться ему уже не получается. Конечно, можно дальше продолжать болеть нигилизмом и отрицать новый мир. Но это нечестно. Прежде всего по отношению к себе. А мы за честность, за открытые вопросы и ждем таких же ответов от героев. И у нас нет «не наших героев», нет предубеждений, и мы против клише.

Мы намеренно отказались от артемов быстровых и не будем прятаться за псевдонимами. У каждой публикации есть автор, которому вы сможете посмотреть в лицо и туда же высказать все, что думаете о его материале (естественно, аргументированно). Быть абсолютно несогласными с нами не возбраняется. Мы сами в редакции часто спорим друг с другом. Но последнее слово всегда остается за ответственным за раздел. У нас все со своим бэкграундом, позицией, принципами в профессии и взглядами на жизнь.

Когда в редакции предложили каждому написать свой манифест, я прониклась этой идеей. Сразу вспомнились Белинский, Добролюбов, Чернышевский, Белый, Блок, Иванов, Гумилев… Всплыло слово «публицистика». И повеяло той самой нашей наивной аналоговостью, которой теперь уже просто нет. На журфаке мы изучали кодекс профессиональной этики журналиста. Сейчас это понятие кажется атавизмом. Но пусть наши манифесты станут этическим кодексом 2.0.

На втором курсе я прочитала «Поколение П» Пелевина и отчаянно не хотела верить в то, что в журналистике все друг у друга крадут идеи. У меня с тех пор аллергия на «Давайте сделаем как у…» А мы-то тогда зачем, если они уже есть? Поэтому SRSLY – это про дерзкие идеи, честные тексты и – куда ж без них – красивые картинки.

Читайте также
Герои — 00:25, 29 июля 2021
Глянец и онлайн, шоу «Узнать за 10 секунд» и злобные комментаторы. Интервью с главным редактором «Афиши Daily» Трифоном Бебутовым
Музыка — 29 июля, 00:25
Как мы выжили этим летом. Борис Барабанов о новом EP Земфиры
Герои — 28 июля, 21:52
Гайды, вебинары и собственный бизнес. Блогеры-миллионники о том, на чем зарабатывают
Новости, Новости — 28 июля, 19:56
Лисса Авеми и Саша Стоун обсудили тренд на мужской маникюр в новом выпуске шоу «ДаДа — НетНет»
Новости, Новости — 28 июля, 17:30
«Холостяк» с Джараховым, чужая свадьба и «Я в моменте»: вышла финальная серия «Блогеров и дорог» Насти Ивлеевой
Герои — 28 июля, 17:05
О рыцарских романах, говорящих лисах и пьянках допоздна. Интервью с Дэвидом Лоури и Девом Пателем
Популярная темаПопулярно
Новости, Новости — 28 июля, 16:04
Макс Климток сравнил Dream Team House и Why Not House и объяснил, где ему было лучше
Новости, Новости — 28 июля, 15:27
Аня Покров считает, что в тикток-хаусах сложно жить. Блогерша объяснила почему
Герои — 28 июля, 13:57
С чистого холста. Антон Рева, Маша Качарава, Алена Ракова и Сергей Овсейкин о своей формации как художников, визуальном языке и рождении идей
Новости — 26 июля, 18:39
Как бизнес подарил вторую жизнь дореволюционным заводам и мануфактурам? Объясняем на примерах Москвы и Санкт-Петербурга
Новости — 9 июля, 14:03
Современные художники перепридумали «Лукоморье» Пушкина. Смотрите, что получилось
Новости, Новости — 28 июля, 12:13
Forbes опубликовал рейтинг самых успешных российских звезд. В него попали Милохин, Прусикин и Slava Marlow
Новости, Новости — 28 июля, 10:57
Выручка Gucci выросла на 86% во втором квартале 2021-го — до 2,31 млрд евро
Кино — 28 июля, 01:44
Сериалы недели: «Тед Лассо», «Властелины вселенной: Откровение», «Тернер и Хуч» и другие
Новости, Новости — 27 июля, 23:34
Артур Бабич и Хабиб проверили, кто лучше знает мемы, в шоу «Мем-батл»
Новости, Новости — 27 июля, 22:07
Instagram сделает аккаунты пользователей до 16 лет приватными
Образ жизни — 27 июля, 20:44
Департамент правды и кролик-самурай. Обзор лучших комиксов San Diego Comic-Con
Музыка — 27 июля, 15:43
Новое в музыке за неделю: Монатик, James Blake, Сюзанна, Lil Nas X и Глеб Калюжный
Герои — 27 июля, 14:45
Карманный революционер. Борис Барабанов поговорил с Николаем Комягиным из Shortparis
Новости, Новости — 27 июля, 14:25
Джиган выпустил трек «На чиле» по мотивам одноименного мема. На фитах Крид, OG Buda и Soda Luv
Новости, Новости — 27 июля, 13:48
Влад Бумага рассказал о переезде в Москву и съемках в кино в новом выпуске «А4 на детекторе лжи»
Новости, Новости — 27 июля, 13:11
Зомби-телепузики и кровожадный Микки Маус: тиктокер создает 3D-хорроры с известными персонажами
Все звёзды и инфлюенсеры
Новости, Новости — 27 июля, 11:32
В Санкт-Петербурге откроются фуд-корты
Новости, Новости — 27 июля, 10:51
Появился сайт, похожий на страничку «Википедии». Он меняется, когда читатель моргает
Кино — 26 июля, 23:28
Парадоксы любви. Рецензия на фильм «Кто-то кого-то полюбит»
Новости, Новости — 26 июля, 21:27
В «Кухне на районе» теперь можно заказать маффин с кожурой банана и сумку для многоразовых бутылок
Новости, Новости — 26 июля, 19:03
Новое место в Москве: французская кондитерская NIQA на Тверском бульваре
Новости, Новости — 26 июля, 17:49
Полина Ланс ушла из Sweet House
Новости, Новости — 26 июля, 15:37
Даня Милохин завел еще один аккаунт в тиктоке. Там он публикует контент со съемок «Блогеров и дорог»
Герои — 26 июля, 14:40
На пару слов: интервью с Самарой Уивинг
Новости, Новости — 26 июля, 13:21
Первую серию 33-го сезона «Симпсонов» снимут в стиле мюзикла
Новенький
(2 сезон)
Поколение 56k
(1 сезон)
Молодые монархи
(1 сезон)
Отряд самоубийц 2: Миссия навылет
Белый лотос
(1 сезон)
Перри Мейсон
(2 сезон)
Мне это не нравится
(2 сезон)
7.9
Матрешка
(2 сезон)