18+

ДАУ. Наташа

DAU. Natasha
Дата выхода
22 апреля 2020 года
Страна
Германия, Великобритания, Украина, Россия
Жанр
драма
Режиссёр
Илья Хржановский, Екатерина Эртель
Телеканал/Видеосервис
DAU
5
В ролях
Наталия Бережная
Наташа, заведующая столовой
Ольга Шкабарня
Оля
Люк Биже
Люк
Владимир Ажиппо
Ажиппо
Алексей Блинов
профессор Блинов
1
Рейтинг сериала
- /10Рейтинг кинокритиков
Моя оценка: 4 (рейтинг скоро обновится)
Галерея
1
О сериале
Самый скандальный фильм Берлинале
Читать
Цитаты
Все цитаты
Описание
Самый скандальный фильм Берлинале

«ДАУ. Наташа» — часть огромной вселенной, сотканной режиссером Ильей Хржановским из более чем 700 часов материала. Революционный проект, на создание которого ушло более 10 лет, постепенно вышел за рамки исключительно кинематографа: существование людей в стенах специально отстроенного в Харькове института стало сравнимо, с одной стороны, с реалити-шоу, с другой — с практиками перформанса, подразумевающими трансгрессивный эксперимент над собой: вызов телу, эмоциям, страхам. Оттого дискуссия, разгоревшаяся вокруг этически-моральной стороны производственного процесса, с общественной точки зрения понятна, но сквозь призму развития языков искусства (эксперимент) и философии (относительность морали) довольно нелепа. Вопрос, «полезным» ли должно быть искусство, стар, как мир, и уже стал риторическим.

Премьера проекта в Париже также расширила практики демонстрации кинематографических произведений, превратившись в тотальную многозальную инсталляцию, в обход всех мировых киноинституций. Неделимость общей ткани вселенной «ДАУ», несмотря на первоначальное сопротивление Хржановского, была впоследствии нарушена — и «Наташа», первый выпущенный в одиночное плавание фильм, стал одной из самых ожидаемых, скандально громких премьер Берлинского кинофестиваля 2020 года. В том числе и потому, что содержал ту самую «сцену с бутылкой», против которой, наравне с зарезанной в «Дегенерации» свиньей, и ополчилась возмущенная толпа. 

Это история о том, как люди решались осознанно отправиться в очень сложное путешествие. И это путешествие является самым откровенным, на самом деле. <...> Когда вы внутри группы делаете такого рода проект, то у вас совершенно иная эмоциональная вовлеченность.
Режиссер Илья Хржановский

«ДАУ. Наташа» — это кусочек пазла из жизни закрытого советского НИИ в условные 1950-е, помещающий в самую демократичную его часть, местный буфет. Заведует столовой Наташа (Наталия Бережная), видная женщина средних лет, вокруг которой и строится драматургия фильма. Каждый вечер после работы она и Оля (Ольга Шкабарня), ее младшая коллега, топят свою усталость в алкоголе, беседуют за жизнь, скандалят и дерутся, всячески оскорбляют друг друга — такова их странная дружба, их симбиоз. Однажды на бурной домашней вечеринке Наташа знакомится с гостем института, французским ученым Люком Биже — вскруженные проснувшейся в алкогольных парах неистовой страстью, они предаются любви. Вскоре женщину вызывают на допрос в органы безопасности — начальник КГБ Ажиппо (действительный экс-сотрудник КГБ Владимир Ажиппо) проводит жестокую «разъяснительную» беседу, заставляя подписать договор о «сотрудничестве».

Если отбросить в сторону этические дискуссии, в контексте которых ведется спор о «ДАУ» (реальный секс между героями, сцены насилия и пыток), и рассматривать «Наташу» (и другие фильмы проекта) как произведение искусства, глупо отрицать его бесспорную художественную ценность, свежесть и новаторство его киноязыка. Каждый кадр дает удивительный эффект запечатленной жизни, беньяминовского «оптически бессознательного» — который рождается и за счет отсутствия сценария и непрофессиональности актеров, и за счет особенного операторского метода, придуманного великим Юргеном Юргесом (приз Берлинале за выдающиеся художественные достижения), соратником таких авторов, как Райнер Вернер Фассбиндер, Вим Вендерс, Михаэль Ханеке. Юргес нашел способ снимать при тусклом естественном освещении, ненавязчиво и деликатно, используя различные укрытия, чтобы заставить людей забыть о существовании камеры.

Не было сценария. Мы жили так, как мы жили. У нас была определенная жизнь. Страшная с одной стороны, очень угнетающая с другой. У нас были: страх, любовь, взаимоотношения. То есть все это мы проживали. <...> Это была наша жизнь.
Актриса Наталия Бережная

Но, несмотря на стык документальности и художественности, «Наташу» не назвать постдоком, который стирает грани между этими двумя категориями. Искусственная среда, в которую были на долгое время погружены реальные люди, постепенно становится их правдой, а сами они — кем-то Другим, оставаясь при этом собой: Наташей, Олей, бывшим чекистом Ажиппо, физиком Блиновым — людьми со своими характерами и опытом. Это удивительное раздвоение личностей — и одновременное спаивание, правдивое и отчаянное существование в «зазеркалье», в одной из возможных жизней. Герои существуют  и одновременно не существуют, и в этом «междумирье» и заложен просвет для фантастической достоверности, которой зачастую так не хватает художественному кино, снятому по сценарию: диалогов (которые невозможно выдумать, настолько они красочные: смешные и трагичные одновременно, а их матерная составляющая похлеще, чем в романах Сорокина, и заставляет удивляться безграничности всех граней русского языка), мимики, реакций. 

Кроме того, ценна универсальность поднимаемых вопросов. Фильм, формально демонстрирующий механизмы подавления человека в тоталитарном государстве, глобально говорит о большем — о неизбежности всемирного круговорота зла, вечной повторяемости схем насилия, укорененности моделей поведения «жертва-палач» в самой природе человеческой психики. Очевидно, скандалы Оли и Наташи приносят им обоим удовлетворение, являясь своеобразной формой садомазохистской игры. Унижать и испытывать унижение, меняясь местами, — их эмоциональная потребность, исполнение которой женщины другу другу с лихвой предоставляют. Доходя до крайних форм экспрессии — взрываясь катарсическими рыданиями, криками ненависти и тумаками, они компенсируют рутинную повторяемость дней, душевное одиночество в закрытой среде, в которой они проживают свои жизни, где единственным выходом, в отсутствие подлинного человеческого тепла и любви, становятся алкоголь, секс и насилие.

Наташа — властная и желающая подчинять, благо сумасбродная хохотушка Оля великодушно дает ей это право (при этом нисколько не являясь жертвой), точно так же готова подчиняться, когда видит перед собой более сильного Ажиппо, и даже испытывает от этого сексуальное возбуждение. Фетишизация власти — большая тема, поднимаемая множеством великих картин: «Гибель богов», «Ночной портье», «Сало, или 120 дней Содома», «Пианистка». Но что делает людей таковыми: закрытая, подавляющая среда — или природная, заложенная от рождения, двойственность? О врожденности зла размышляет «Белая лента» Ханеке, об этом — многочисленные социальные эксперименты, Стэнфордский — самый известный из которых. Об этом же треугольник Карпмана, универсальная психологическая и социальная модель «жертва — преследователь — спаситель», подвижная внутри себя.

Насилие, возведенное в вожделение, автоматически становится как будто несерьезным. Насилие становится тем, что можно оправдать и простить, философской категорией на уровне теодицеи (если Бог добрый, то как можно объяснить существование зла в мире?). Заботливое, но жестокое Божество — это уже некая ветхозаветная схема, ведущая еще глубже, в древний, дорелигиозный энергообмен, где добро и зло — стороны одного явления, как любовь и ненависть, свет и тьма. Как Наташа и Оля, Наташа и Ажиппо. Нужно отметить, что из застенок пыточной женщина не выходит как стопроцентная жертва, а отчасти как победитель, сумевшая немного, да смутить мучителя. Удивительная витальность, почти животная сила духа — то, что позволяет в условиях любого подавления, даже вынужденно прогибаясь, сохранять внутреннее достоинство.

Очевидно, что даже в закрытой среде, в условиях несвободы (как сюжетной — тоталитарной, так и производственной — в рамках существования людей на проекте), движение не только возможно, но и неминуемо. И это движение вглубь себя, дантовское снисхождение в собственные темные комнаты, где живут чудовища. И поэтому фильм этот — такой некомфортный: в себя, хорошего, смотреть страшнее всего. В одной из программных своих статей («Жуткое») Фрейд приводил цитату Фридриха Шеллинга: «Жуткое — это то, что должно было бы быть скрытым, но обнаружило себя». В «ДАУ» это обнаружение выходит на первый план. Ведь жуткое — это столкновение не с чем-то неведомым, а с тем, что нам хорошо знакомо. В первую очередь с самим собой.

Екатерина Эртель, значащаяся сорежиссером Хржановского в фильме, была на проекте художником по гриму. Но именно она нашла и выделила среди отснятого материала историю Наташи, приведя разрозненные фрагменты в единую концепцию, — и таким образом стала полноправным дебютантом в режиссуре.
Главная героиня фильма, Наталия Бережная, находилась в проекте более полугода, ежедневно приходя на работу в Институт в качестве буфетчицы и получая за это зарплату. Вне зависимости от того, велись съемки или нет, на нее ежедневно накладывался грим, выдавался костюм — для погружения в другую жизнь, советское прошлое. 
Министерство культуры РФ не выдало фильму прокатное удостоверение по причине наличия интимных сцен. В ответ кинокомпания «Феномен Филмз», занимавшаяся производством «ДАУ», подала иск в Арбитражный суд Москвы.
DAU. Natasha new clip official from Berlin Film Festival 2020 - 1/3
Наталия Бережная
Наташа, заведующая столовой
Ольга Шкабарня
Оля
Люк Биже
Люк
Владимир Ажиппо
Ажиппо
Алексей Блинов
профессор Блинов
Самый разыскиваемый в мире
(1 сезон)
Дети шоу-бизнеса
Мертв для меня
(2 сезон)
7
Поза
(2 сезон)
Руммейт
(1 сезон) Читать
Дом с прислугой
(2 сезон) Читать
Отыграть назад
(1 сезон) Читать
Топи
(1 сезон) Читать
Читайте также
Новости — 21:35, 14 августа
Spotify запустил сайт для отправки писем. Там можно написать себе в будущее Читать
Герои — 21:27, 14 августа
История Рублевки: рынок с пирожками, новые русские и «Барвиха Luxury Village» Читать
Новости — 20:38, 14 августа
Facebook Pay запустился в России — теперь в соцсети можно совершать покупки без сторонних сервисов Читать
Образ жизни — 19:52, 14 августа
Американка поставила рекорд по чтению задом наперед. Она произнесла 56 слов за минуту Читать
Музыка — 19:30, 14 августа
В Парке Горького толпы людей танцуют и поют без разрешения. Борис Барабанов разобрался, в чем дело Читать
Хочу ещё