, Образ жизни — 22 марта 2020, 10:57

Отказавшиеся от полиамории девушки рассказывают, как изменилась их жизнь

Текст:
Алина Бавина,
главный редактор

Полиаморию до сих пор путают со свободными отношениями, в которых оба партнера легально изменяют друг другу. Такое определение не совсем корректно. Полиаморный союз предусматривает, что все его участники и участницы могут выстраивать крепкие доверительные отношениях более чем с одним человеком — с добровольного согласия всех действующих лиц. Сами полиаморы объясняют термин как «свободу любить», «осознанность», «доверие», «отсутствие чувства собственничества» и «заранее оговоренные правила». 

SRSLY поговорили с несколькими девушками об их полиаморном опыте и о том, что заставило их вернуться к моногамным отношениям. По секрету мы спросили об экс-полиаморах администратора одного крупного тематического сообщества в фейсбуке. Он ответил нам, что дороги назад нет. Полиаморные люди на определенном этапе жизни могут сосредоточиться на одном партнере, но это не делает их неполиаморными. Судить не будем.

Роксана, 26 лет 

В 19 лет я тусовалась с людьми немного другого формата, чем привыкла в школе. Они рубили в том, зачем женщинам XXI века феминизм, что такое пансексуальность, чем плоха бинарная гендерная модель. А я в сексуальных платьях ходила на скучные свидания с владельцем малоприбыльного, но все-таки полимерного завода, а еще с почти топ-менеджером телеканала ТНТ. Думала, как было бы хорошо попробовать стабильные отношения с приличным человеком после двух неразделенных любовей к парням, которым бы быть героями фильмов Винсента Галло.

Но, как обычно, все пошло не так и я обнаружила себя очарованной безработным поэтом Никитой. У него было две цели в жизни: не работать и жить в окружении прекрасных мужчин и женщин. А меня очаровывал его бунтарский дух. Когда тебе 19 лет, из которых 10 ты провела в глубокой провинции, встречаться с анархистом в юбке в цветочек очень клево.

Никита подрабатывал то курьером, то официантом. Нигде толком он не работал, так что его содержал один поэт и издатель Д. К., который приходился внуком одной известной переводчице. В моем восприятии их отношения были почти отеческими, и в том, что открытый гей поселил у себя волоокого бисексуального сибирского юношу и кормил его французскими сырами на завтрак, подвоха я не видела. Ровно до того дня, пока кто-то из друзей не спросил, а знаю ли я, что у Никиты и Д. К. любовь. Я вынесла личку всем: «А вы знали? Знали?» Оказалось, об этом знали все, кроме меня. В ответ на мои истерики и обвинения в измене Никита сообщил, что он такой человек и это жизнь, которой он хочет жить. И я тоже могу не ограничивать себя в количестве партнеров, если хочу.


Я была не то взбешена, не то фрустрирована, но решила оставить все как есть. Мы продолжали гулять и разговаривать о капитализме, пить чай в «Шоколаднице», ходить на концерты современной академической музыки. На мои язвительные вопросы вроде «А чистил ли ты сегодня зубы после минета Митеньке?» Никита достойно уворачивался и говорил, что теперь я знаю, каков на вкус его член. Сам Д. К., по слухам, был обижен моим существованием (или тем, что оплачивал нам билеты на концерт и чай с маракуйей, потому что Никита снова не работал). В таком режиме наши отношения просуществовали еще какое-то время, пока Никита под обоюдным давлением меня и Д. К. не принял стратегическое решение сбежать бродяжничать в Киев. Я проводила его на поезд со светлой грустью, вручила записку о том, что буду скучать (надушила ее как следует конфетными Prada Candy), и пошла домой с выводом, что это был интересный опыт. До дома не дошла и провела ночь, слушая слезливую историю обнюханного в кашу экс-участника шоу «Дом-2» и бывшего порноактера.

Спустя месяц Никита вернулся как ни в чем не бывало и потребовал привезти ему финики на завтрак. Еще через месяц разгромил квартиру, которую снимал с моей подругой, и сбежал. Я делала вид, что полиамория не для меня. И держала паузу, потому что нельзя громить чужие квартиры и требовать фиников. В следующий раз мы пересеклись на новогодней вечеринке в студенческой общаге, где он с ходу предложил уехать в ночь с ним и моим бывшим крашем, еще одним волооким сибирским поэтом Никитой. Он предложил мне загадать желание, но я была в своих скучных моногамных отношениях и пожелала ребятам страстной ночи.

Сейчас я могу сказать, что считаю полиаморные отношения будущим института семьи. По аналогии с дружбой люди не должны принадлежать друг другу, а хранить верность всю жизнь не получается ни у кого. Но лично мне эта схема не подходит: я сильно ограниченный в социальном ресурсе человек, не могу поддерживать несколько близких контактов сразу. Возможно, если бы мне предложили схему, где я остаюсь в одних стабильных отношениях и хожу на свидания покрутить хвостом, это бы сработало. Но, как показывает мой опыт, невозможно контролировать чужие чувства, так что мое желание может разбивать парням сердечки. Я нацелена попасть в рай после смерти, так что это не мое.

Алена, 23 года

Все началось с подросткового возраста. Меня очень вдохновляли хиппи и битники — это была такая открытая сексуальность. Она у меня ассоциировалась со свободой, бесконечной любовью, открытостью, искренностью и дружбой на века — все это соединялось для меня в один поток. У меня была довольно сильная сексуальность: я влюблялась и в парней, и в девушек. Меня даже могли возбуждать вещи — такая вот пансексуальность. В итоге моя энергетика привела меня к полиамории, но то, что это она и есть, я узнала намного позже, когда уже практиковала.


Первое время с моим бывшим парнем мы наслаждались друг другом, а потом нам начали приходить в голову всякие идеи. Почему бы не устроить секс втроем с кем-то из наших друзей? Мой парень был не против, и мы обсуждали подходящие кандидатуры. У нас была такая тусовка, где мы в открытую могли все это обсудить. Мы уговаривали нашего друга на секс. По нему было видно, что он не против, но разные патриархальные установки в голове не давали ему согласиться. И так происходило много раз: мы оба хотели, но общество стояло особняком и на практике ничего не происходило — до того момента, пока один раз пьяными мы сильно не поссорились. Мы поругались из-за какой-то мелочи, били посуду. В это время у нас дома были друзья, мальчик и девочка. На этой агрессии и злости мы решили устроить групповой секс прямо сейчас. Но это скорее было смешно, а не эротично: мой парень был злой и трахал ее так, что она орала на весь дом и к нам постоянно стучались соседи. Мы с другом тоже пытались заняться сексом, но все было так неловко и нелепо, что мы постоянно смеялись.

Но мы на этом не остановились. Когда после года отношений у нас начались конфликты, мы пытались их решать — не только в плане секса, но и просто погулять с понравившимся человеком, например. У нас была такая философия, что если нас обоих влечет к другим людям, то зачем себя сдерживать и душить, ведь это может разрушить нашу связь. Мы просто договорились, что будем делать все с честного позволения друг друга.

В теории это все звучит круто, а на практике была куча проблем. Например, я влюбилась в друга своего парня и не смогла ему об этом рассказать: это была тайна, которую я открыла ему только через пару месяцев. Мне действительно были важны отношения со своим парнем, я не хотела его бросать, но я чувствовала себя очень несчастной из-за этой тайной влюбленности. Через пару месяцев мы обдолбались и я все ему рассказала. Он воспринял хорошо, встал на мою сторону и пожалел меня, потому что мне было так плохо. Я всех любила и хотела одну большую семью, а в итоге мне казалось, что кому-то причиняю боль. Тогда это не разрушило наших отношений. Потом я влюблялась в других парней, ему тоже начали нравиться какие-то девочки. Мне это было неприятно, я дико ревновала, но не чувствовала себя вправе сказать ему об этом. Я сама превратила наши отношения в полиаморные, так что это было бы нечестно.


После этого нам выпал шанс устроить секс втроем с нашей подругой, которая нам обоим нравилась. Тем вечером мне стало плохо и они занимались сексом без меня, когда я была в соседней комнате. Я чувствовала себя просто ужасно, мне было очень неприятно, но я не разрешала себе сказать что-то им по этому поводу. Мы продолжали тусить втроем, поехали все вместе в гости к моим родителям, жили у меня в квартире втроем, смотрели фильмы. Вроде было все классно, но ревность стала моей постоянной спутницей. У меня началась паранойя на тему того, что все желают мне зла. Но вся проблема была только в коммуникации — скорее всего, мы нашли бы какой-то выход, если бы мы могли это честно обсудить. В силу возраста, нам было по 19 лет, у нас это не получилось.

История, которая в итоге разрушила наши полиаморные отношения, случилась с нашей очередной достаточно раскрепощенной подругой. Мы вместе пошли в бар, а потом начали все втроем целоваться. Она постоянно спрашивала, не против ли я, а я отвечала, что, конечно, не против. До определенного момента мне все нравилось, это была такая искренняя детская энергия. В итоге оказалось, что на следующее утро эта девочка писала моему парню, что хочет встретиться с ним без меня, что у них возникла какая-то связь. Он ответил, что тоже ее почувствовал, но мы можем дружить только втроем. Когда мы виделись все вместе, они ничего мне об этом не говорили. У нас снова возникли проблемы — как минимум достаточно тяжелая ситуация с моим психическим здоровьем. Мой парень и так с трудом вывозил, а эта ситуация стала последним триггером. Он начал сомневаться, любит ли он меня вообще. Мы очень долго разговаривали — то с истериками, то со слезами, — и в итоге я просто ушла. Я не смогла перенести того, что он может влюбиться в кого-то еще.


На самом деле наши отношения разрушила не полиамория, а то, что мы не могли быть друг с другом до конца честными, хотя это и было основным правилом. Я не могла говорить о том, что мне неприятно, он тоже не сказал мне про эту девочку. В общем, искренность и честность были нарушены по всем фронтам. Сейчас я не полиамор — у меня есть моногамные отношения с другим парнем. С ним мы тоже обсуждали эту тему, но после разговоров пришли к выводу, что сейчас нам легче быть только вдвоем. И так сложно выстраивать отношения один на один с человеком, а когда нужно это делать с тремя или даже четырьмя людьми, это уже огромный труд. Мы решили для начала справиться друг с другом. А когда-нибудь, возможно, мы организуем свою общину, как хиппи, и уедем жить на остров, где у нас будет полная сексуальная свобода. Но это про будущее, а сейчас мне надо вылечить пограничное расстройство личности (и моему парню тоже). Может, став более психически здоровой, я пойму, что полиамория мне больше не нужна. Может быть, мы сделаем так, чтобы было хорошо всем.

Анастасия, 33 года

Наш полиаморный союз сложился из меня, моего бисексуального мужа и друга нашей семьи. Все началось тогда, когда между ними двумя возникла связь, о которой я не знала. Потом это вскрылось и одновременно возникла связь между мной и нашим другом. Муж о ней не знал. Получилось, что была измена как с его стороны, так и с моей. Затем мы оказались втроем в одной постели и на протяжении всего лета мы пытались построить наш полиаморный союз. Но друг мужа со своей женой и ребенком переезжал в другой город. А она даже не догадывалась о нашей связи. Когда узнала, то закатила страшный скандал, она этого не принимала. Все осложнялось тем, что она была моей лучшей подругой, мы дружили семьями. С ее точки зрения я ее предала.

Я люблю (вернее сказать, любила) их обоих и очень старалась построить наш тайный союз, который стал явным. Но ни к чему хорошему это не привело: наш друг уехал со своей женой, у нас внутри семьи начались большие проблемы. Дело в том, что мои мальчики очень разные. Несмотря на огромное притяжение между ними, они как будто говорили на разных языках. Мой муж ревновал меня, особенно когда узнал, что я полтора года ему изменяла. Он просто по-человечески плохо понимал нашего друга. Я между ними была мостиком и переводчиком, пыталась сгладить углы. Наш союз разрушился тогда, когда мой друг понял, что он любит только моего мужа, а мной он был просто увлечен. А мой муж любит только меня. Моей любви к обоим было слишком мало, чтобы построить такой сложный союз.

Сейчас мы просто не общаемся. Я осталась со своим мужем, у нас все прекрасно: я очень его люблю, у нас хорошая семья. В сторону полиамории мы больше не смотрим и вряд ли когда-либо посмотрим. У меня еще сохранились чувства к нашему другу, сейчас я их переживаю. Готова ли я к нашему полисоюзу? Да, но только я одна. Поэтому это больше не повторится.


Алина Бавина
главный редактор

Моя дипломная работа на журфаке МГУ была посвящена блогам и тому, приравняют ли их когда-то к СМИ и вообще насколько этично это делать. Тема появилась совершенно случайно. Изначально я собиралась писать про творчество Василия Шукшина. Но как-то среди ночи моя подруга, с которой мы прожили четыре года в одной комнате в общежитии и, естественно, не могли не выбрать одну кафедру, проснулась и сказала, что мы безумные и не осилим диплом по литературе, поэтому надо срочно менять тему. Над нами сжалился один преподаватель, который хорошо нас знал. Я уже даже не помню, кто придумал и предложил тему блогов. Но нам показалось, что она гораздо легче творчества Шукшина.

Тут нужно отметить, что это был – страшно представить! – 2008 год. И мы тогда еще были очень аналоговыми. Рефераты сдавали на дискетах (помню преподавателя, которому мы все по навету старшекурсников сдавали пустые дискеты, и пару моих однокурсников, попавшихся на этом), кино смотрели на дисках, которые брали в прокат в находившемся практически в подвале журфака киноклубе (помню, как тяжело мне давался Тарковский, Бергман и как я заснула при первом просмотре «Жизни как чуда» Кустурицы, которую потом нежно полюбила; но как меня поразили «Маргаритки»!), книги читали в Ленинке и радовались, если по читательскому билету попадали в тот самый ретро-зал с зелеными лампами. Тогда только-только появились «Одноклассники», а ЖЖ был самой прогрессивной площадкой. Мы – о, Боги! – ходили в интернет-кафе, которое тогда существовало у главного здания МГУ. Там у нас и разгорались нешуточные баталии в ЖЖ. Мы писали посты на волнующие темы и спорили с пеной у рта в комментариях. И делали это с таким азартом, будто играли на миллионы в казино.

Когда я получила свою твердую четверку за диплом, выдохнула и тут же забыла про него, то и предположить не могла, что тема блогов вернется в мою жизнь. «Зачем мы это делаем? Ну что за бред?» – долго не отпускала меня моя беспощадная рефлексия, когда затевали SRSLY. Ведь мы же сами морщимся от этих слов – «блогеры», «трендсеттеры», «инфлюенсеры», бла-бла-бла. Какая-то пошлятина выходит, когда начинаешь рассказывать, о чем мы. И как-то даже стыдно и неловко за себя становится. Но давайте не будем отрицать: блогеры дали нам новый контент, от которого наконец-то не душно. Звезды инстаграма вытеснили глянец, ютуба – затоптали телик. Блогеры начали тянуть теплое одеяло рекламных бюджетов на себя. Трендсеттеры и инфлюенсеры новой формации стали желанными гостями в светской тусовке. Теперь они «как скажут, так и будет».

Дудь нагнул Ютуб, Ивлеева из маникюрши превратилась в телезвезду с ТЭФИ, Горбачёва стала главной актрисой поколения, Монеточка зазвучала из всех утюгов. Это, безусловно, герои нашего времени. Они уже изменили реальность и продолжают это делать. У них влияние в интернете и не только. И не поддаться ему уже не получается. Конечно, можно дальше продолжать болеть нигилизмом и отрицать новый мир. Но это нечестно. Прежде всего по отношению к себе. А мы за честность, за открытые вопросы и ждем таких же ответов от героев. И у нас нет «не наших героев», нет предубеждений, и мы против клише.

Мы намеренно отказались от артемов быстровых и не будем прятаться за псевдонимами. У каждой публикации есть автор, которому вы сможете посмотреть в лицо и туда же высказать все, что думаете о его материале (естественно, аргументированно). Быть абсолютно несогласными с нами не возбраняется. Мы сами в редакции часто спорим друг с другом. Но последнее слово всегда остается за ответственным за раздел. У нас все со своим бэкграундом, позицией, принципами в профессии и взглядами на жизнь.

Когда в редакции предложили каждому написать свой манифест, я прониклась этой идеей. Сразу вспомнились Белинский, Добролюбов, Чернышевский, Белый, Блок, Иванов, Гумилев… Всплыло слово «публицистика». И повеяло той самой нашей наивной аналоговостью, которой теперь уже просто нет. На журфаке мы изучали кодекс профессиональной этики журналиста. Сейчас это понятие кажется атавизмом. Но пусть наши манифесты станут этическим кодексом 2.0.

На втором курсе я прочитала «Поколение П» Пелевина и отчаянно не хотела верить в то, что в журналистике все друг у друга крадут идеи. У меня с тех пор аллергия на «Давайте сделаем как у…» А мы-то тогда зачем, если они уже есть? Поэтому SRSLY – это про дерзкие идеи, честные тексты и – куда ж без них – красивые картинки.

Читайте также
Герои — 18:18, 11 мая 2021
Полнометражная Америка: как русский актер массовки Влад Козлов стал режиссером в США
Новости, Новости — 11 мая, 18:18
Филипп Миронов стал шеф-редактором «Кинопоиска»
Новости, Новости — 11 мая, 15:03
Леонардо ДиКаприо показал первый кадр из «Убийц цветочной Луны» Скорсезе
Новости, Новости — 11 мая, 13:38
У собаки Беллы Порч появились аккаунты в тиктоке и инстаграме
Новости, Новости — 11 мая, 11:49
NCT Dream выпустили альбом Hot Sauce. Еще до релиза он начал бить рекорды
Новости, Новости — 10 мая, 14:30
Мемы теперь тоже летят в космос: SpaceX отправит к Луне оплаченный криптовалютой Dogecoin спутник
Образ жизни — 10 мая, 06:24
Вампиры, оборотни и прочая дичь. Обзор Resident Evil Village
Новости, Новости — 9 мая, 14:08
В Неваде построили первый в мире вакуумный тоннель для сверхскоростных поездов
Новости, Новости — 9 мая, 12:54
Вирусное видео «Дэвид после дантиста» продали в виде NFT за 12 тыс. долларов
Новости, Новости — 9 мая, 09:37
Новое место в Москве: кафе Arch 1908 на Патриарших
Образ жизни — 9 мая, 08:26
10 видео, которые нужно посмотреть на ютьюбе: Shortparis, Идрак и Бо Бернэм
Новости, Новости — 8 мая, 17:13
«Можно посмотреть и не ехать‎»: Алексей Щербаков снял влог про отдых на Мальдивах
Новости, Новости — 8 мая, 11:03
Настя Ивлеева снимает новый контент. На этот раз в коллаборации с Литвиным и Гордеем
Новости, Новости — 8 мая, 09:38
Аня Hahadetka и Карина Karrambaby сняли тиктоки под трек Беллы Порч. Та репостнула их в сторис
Новости, Новости — 7 мая, 21:17
У Qurt коллаб со Скриптонитом. Рэперы выпустили трек «Сумка»
Новости, Новости — 7 мая, 17:31
У Ивангая новое видео на ютьюбе. Там он пытается не смеяться над мемами
Новости, Новости — 7 мая, 14:00
Продюсер «Содержанок» Ирина Сосновая дала интервью ютьюб-каналу Esquire
Образ жизни — 7 мая, 13:03
Фестиваль длиной в 33 часа. Интервью с теми, кто делает «Хоровод»
Новости, Новости — 7 мая, 12:41
Уилл Смит запускает шоу о своем похудении. Все хорошо, только Сергей Мезенцев обвинил актера в плагиате
Новости, Новости — 6 мая, 22:39
Хаски записал саундтрек к сериалу Happy End
Новости, Новости — 6 мая, 15:18
Новый контент от Антона Лапенко: теперь он практикует магию
Новости, Новости — 6 мая, 13:28
Убийство плюшевого медведя и поцелуй с Брежневым: Лера Кудрявцева и Ганвест стали героями шоу Comment Out
Все звёзды и инфлюенсеры
Новости, Новости — 6 мая, 12:31
Вышел тизер 4-го сезона «Очень странных дел». Там ничего не понятно, но очень интересно
Новости, Новости — 6 мая, 11:47
Первое интервью без шубы и бороды: Big Russian Boss пришел в подкаст Данилы Поперечного
Новости, Новости — 6 мая, 11:00
Еще одна история о безответной любви: у Tenderlybae вышел трек «Дружим»
Новости, Новости — 6 мая, 00:17
Дина Саева вернулась в инстаграм. В новом посте блогерша предложила подписчикам выплеснуть негативную энергию
Герои — 5 мая, 21:28
Самый разговорчивый из Dream Team House. Бесконечное интервью с Максом Климтоком
Бизнес — 5 мая, 17:15
Падали и поднимались. Рейтинг блогеров за месяц
Новости, Новости — 5 мая, 13:49
Nike и PlayStation создали кроссовки в коллаборации с баскетболистом Полом Джорджем
Новости, Новости — 5 мая, 12:17
У «Шоу маминой подруги» снова новый ведущий. Теперь это Влад Левский
Новости, Новости — 5 мая, 10:45
Идрак Мирзализаде открыл свой благотворительный фонд «Спасибо, Идрак»
Стражи Галактики. Часть 3
Дикинсон
(3 сезон)
Это грех
(1 сезон)
6.5
История бранных слов
Декстер
(9 сезон)
Бэтмен
Рассказ служанки
(4 сезон)
Ванда/Вижн
(1 сезон)