Интервью, Образ жизни — 10 июня, 21:08

Алкоголизм, наркомания, игромания. К чему приводят зависимости: 8 реальных историй

Текст:
Ольга Родина,
редактор спецпроектов
«Кирилл. Алкоголик, наркоман. Полиция, дурка, больничка. Употреблял все подряд», — так коротко рассказал о себе один из зависимых на еженедельном собрании подмосковного реабилитационного центра, где недавно побывал SRSLY.

«Катя, 18 лет, в 16 попробовала наркотики», — представилась еще одна девушка, проходящая реабилитацию. И таких историй там много. Среди клиентов — сплошь молодые и симпатичные ребята. Есть и парень из Америки, который прилетел в Россию лечиться.

Посетить центр помощи зависимым людям мы решили после интервью с экс-председателем правления Национального Антинаркотического Союза (НАС) Никитой Лушниковым, который помог открыть более 100 реабилитационных центров в семи странах мира. Во время беседы с SRSLY Никита привел данные официальной статистики: в России около 8 млн зависимых — людей, которые стояли на учете из-за злоупотребления алкоголем или приема запрещенных веществ. А число тех, кто никуда не обращался, неизвестно. Большинство уверены, что у них таких проблем никогда не будет, а даже если и появятся, то они справятся самостоятельно. Так думали и постояльцы реабилитационного центра, который Лушников рекомендовал нам как один из показательных на сегодняшний день. В итоге они оказались на краю пропасти.

Пообщавшись с Никитой и ребятами, мы поняли, что на самом деле никто из нас не застрахован. Возможно, информация, которой поделился Лушников, а также истории наших героев помогут кому-то задуматься или принять важное решение. В конце концов, выбор есть у каждого.


История 1: Никита Лушников о потере дома, жизни в подъездах и реабилитации

Никита Лушников, в прошлом председатель правления Национального Антинаркотического Союза, сейчас представляет Россию в ООН как лидер неправительственной организации по борьбе с зависимостями. Никита не просто разъезжает с докладами по Европе — он сам прошел все круги ада. Именно его история станет первой в нашем спецпроекте.



С подросткового возраста Лушников принимал наркотики, не брезговал алкоголем и курил. Определить Никиту в реабилитационный центр помогла его мама. Через полгода он вышел оттуда другим человеком. С тех пор прошло 16 лет, и, как говорит сам Лушников, он абсолютно «чист» — в наркологии данный термин означает, что человек не принимает наркотики, не употребляет алкоголь и не курит (даже кальян, который тоже вызывает зависимость).

У Лушникова три высших образования: ветеринарное, управленческое («Менеджмент управления» МИТРО) и психологическое (является магистром психологии. — Прим. SRSLY). Долгое время он помогает людям, страдающим от разных зависимостей. На данный момент строит центр в Баку при поддержке Эмина Агаларова, открытие запланировано на осень.

Никит, известно, что помогать другим ты стал после того, как сам избавился от зависимости… Расскажи, как у тебя все начиналось?

Траву я попробовал первый раз рано — в 12 лет. Поскольку в школу пошел с шести лет, почти все мои сверстники были старше. Сначала было весело, а потом без травы стало как-то скучно и напряжно. Тогда те, кто меня познакомил с легкими наркотиками (по факту уже подготовившими организм к следующему шагу), предложили более тяжелые. Как раз они вызвали серьезное привыкание.

А алкоголь присутствовал?

Как правило, зависимый человек выбирает что-то одно: либо наркотики, либо алкоголь.

Часто запрещенные препараты заменяют выпивкой, потому что их трудно достать, а спиртное продают на каждом шагу. Зависимому человеку все время нужно находиться в состоянии опьянения, и уже неважно, что он употребит — лишь бы эффект был.


Однажды родители увезли меня на все лето в надежде, что в глуши я не достану запрещенные вещества. Но в деревне я быстро переключился на алкоголь.

В то время наркотики было довольно сложно приобрести, а наркоманов, особенно в нулевые, сажали пачками по статье 228 УК РФ («Распространение, продажа и хранение запрещенных веществ». — Прим. SRSLY). В 2005 году появилась так называемая аптечная наркомания. Препараты можно было купить в аптеке, а сейчас их просто заказывают по интернету. Наркоманы прошлого поколения «завидуют» нынешнему.

Ты помнишь момент, когда понял, что сам достиг состояния «дна»?

Да. Я находился дома, мне удалось украсть деньги из кошелька мамы и быстро связаться по телефону с барыгой. Когда я уже выходил из квартиры, мама попросила: «Подожди, не уходи! У меня в глазах двоится. Мне нужна помощь». Мама очень плохо себя чувствовала и подумала, что у нее микроинсульт. К счастью, подозрение не подтвердилось. Трудно описать, что я тогда испытал. В голове проскочила мысль, что если сейчас осознанно уйду к наркотикам, то оставлю свою мать умирать. Хуже ситуации не придумаешь. Я стоял на пороге дома, как на пороге двух жизней.

Ситуацию усугубляло то, что в тот день у меня была ломка, и я убедил себя, что в таком состоянии ничем не помогу. Пока лифт вез меня с восьмого этажа на первый — наверно, это был самый страшный момент в моей жизни: я понимал, что вместе с ним опускался на дно.

Когда через три дня, нагулявшись, я попытался вернуться домой, мать впервые в жизни не открыла мне дверь. Она проявила жестокую любовь — есть такая очень сложная, но действенная практика в психологии (об этом я узнал уже позже, когда получал психологическое образование). Тогда и наступил переломный момент: я понял, что либо надо бросать, либо я плохо кончу.

Никита с участниками антинаркотического лагеря в Крыму //Фото: личный архив


У тебя ведь интеллигентная семья…

Да, мама — врач-микрохирург, делает операции на глаза. Она до сих пор работает в Белгороде, где я родился. А папа, хоть по образованию инженер, всегда был спортсменом, в прошлом он президент Федерации бокса Белгорода. На самом деле, я пользовался положением отца: знал, что лишний раз не будут лезть барыги и просто плохие ребята, которых в 90-е было предостаточно. А вот отношения с отцом я очень быстро испортил. Года через четыре он понял, что меня невозможно вылечить от наркотиков, и сказал маме: «Мы потеряли своего сына». Это был еще один жуткий момент в моей жизни.

Почему ты попробовал наркотики? Просто for fun?

Я тебе скажу так: не существует формы воспитания, которая может оградить ребенка от возможности или желания попробовать наркотик. Слова одной песни (не помню автора) очень хорошо передают состояние молодежи: «Мне было неважно, что будет потом, в шестнадцать душа не умеет бояться». Вот и все. Нельзя сказать, что меня «упустили» мама или папа, который с детства таскал меня по спортзалам. Бабушки, дедушки — все меня любили. Но есть еще такое понятие, как улица. Это не говорит о том, что я шлялся ночами, однако предложить наркотики мне могли и днем.

Сколько лет ты находился в плену зависимостей?

Полных 10 лет. С чего началось твое избавление? С того момента, как мама не открыла мне дверь.

Еще месяца три я гулял: ночевал у друзей, в подъездах или притонах. В последних долго находиться не получалось, потому что их либо закрывала полиция, либо там кто-то умирал.


По большей части обитал в подъездах. В семь утра просыпался от хлопанья дверей и прислушивался, откуда доносились звуки — сверху или снизу — чтобы понимать, в какую сторону бежать. В таком состоянии в один из дней меня нашла мама. Она сказала, что готова помочь в последний раз, но я должен пройти реабилитацию. На дворе стоял декабрь, было очень холодно спать в подъездах, и я просто решил переждать зиму в тепле, потому согласился.

Сколько ты пробыл в реабилитационном центре?

Полгода — от звонка до звонка. В нашей стране тогда только появлялись такие центры. Он был с протестантским уклоном, довольно слабый, так как в России не было опыта работы подобных заведений. А что спасло меня? Правильное терапевтическое сообщество, куда я попал. Меня окружали люди, среди которых мне было комфортно не принимать. Я поверил, что смогу бросить, и сделал это. По сути, все последующие годы работы я стремился создать именно комфортное терапевтическое сообщество, где людям будет несложно избавляться от зависимостей, а все остальное — это уже детали.

Как проходили твои будни в реабилитационном центре?

Это определенный образ жизни. Ты попадаешь в вакуум, где защищен от обычного мира, который для тебя на данном этапе является агрессивным, потому что там ты все время ищешь возможность выпить, найти дозу или покурить и живешь лишь этой мыслью. А когда оказываешься в центре, то на третий-четвертый день понимаешь, что ни при каких обстоятельствах не можешь здесь это сделать, и начинаешь успокаиваться. Режим обычный, просто живешь по распорядку: утром — подъем, зарядка, потом индивидуальная работа с психологом или психотерапевтом, плюс спорт, прогулки и выходы куда-то для разнообразия и отвлечения. Конечно, многое зависит от специалистов. Чем они лучше, тем эффективнее работает центр. В подобных учреждениях обязательно должен быть профессиональный нарколог, а также психиатр. Либо они могут приезжать по вызову. Есть люди, которым необходимы препараты.

Что ты можешь сказать про общества анонимных алкоголиков, которых сейчас довольно много. Мой знакомый, пытавшийся бросить пить, сказал, что ему там не понравилось. Насколько эффективны эти сообщества?

Есть две большие площадки — амбулаторные группы AA («анонимные алкоголики») и АН («анонимные наркоманы»). Прийти туда может любой желающий. Они действительно абсолютно анонимные и полностью бесплатные: там нет никакой коммерческой подоплеки, в отличие от реабилитационных центров, пребывание в которых может стоить больших денег. Группы анонимных алкоголиков и наркоманов — это уже следующая ступень. Они идеально подходят для поддержания трезвости. По официальной статистике, в России порядка 8 млн зависимых (!), а реабилитационных центров пока тысяч пять.

Эмин Агаларов и Никита Лушников на пресс-конференции в Баку //Фото: личный архив

А кто входит в эти 8 миллионов?

Это люди, которые в нетрезвом состоянии были поставлены на учет. То есть мы еще не знаем, сколько тех, кто никуда никогда не обращался. Но смею предположить, что цифра — огромная.

Никит, расскажи про свои реабилитационные центры.

За годы работы я помог открыть порядка 100 центров в семи странах мира. Работаю и в Америке, и в Германии, и в Таиланде, где всем известная Дана Борисова проходила реабилитацию. Впоследствии все это превратилось в большую организацию, которую поддержало правительство, — Национальный Антинаркотический Союз. На протяжении последних лет мы активно работали: например, организовывали антинаркотические лагеря, которые собирали более 2 тысяч человек за один заезд.

Но в сентябре прошлого года ситуация, сложившаяся вокруг реабилитационных центров (в связи с конкуренцией и различными проверками), вынудила меня принять решение вывести все организации за рамки Союза. Бразды правления передал своим последователям. Союз все так же содействует реабилитации: мы даем рекомендации и направляем людей на лечение.

В 2014 году я познакомился с министром иностранных дел РФ Сергеем Лавровым. Поскольку наши антинаркотические лагеря имели международный формат, Сергей Викторович приезжал в один из них в Крыму, просто посмотреть на ребят. С тех пор мы начали работать с МИДом. Выступали на площадках ООН. Так я полностью переключился на международную деятельность. Сейчас мы открываем хорошую клинику и благотворительный фонд в Баку при поддержке Эмина Агаларова.


Реабилитация — недешевая история. Что делать людям, у которых нет лишних, например, 100 тысяч рублей?

Да, денежный вопрос в отношении реабилитационных центров стоит остро. Когда лечился я, мама платила порядка четырех тысяч рублей в месяц, а сейчас эти расценки выросли до такой степени, что страшно сказать. И очень больно из-за этого. Некоторые организации берут космические деньги: например, в центре имени одного знаменитого нарколога 21-дневный курс обойдется в 800 тысяч рублей. Есть центры, которые берут по 500 тысяч за месяц — эти деньги платят люди, у которых нет даже 50 тысяч свободных. Просто директоры данных заведений сотрудничают с банками, которые с удовольствием предоставляют кредиты. А ведь ни один центр не может гарантировать, что человек, попав туда, полностью избавится от плохих привычек. Довольно часто родители зависимого остаются у разбитого корыта.

Но все зависит от центра. К примеру, в реабилитационном центре в Подмосковье, которым руководит мой коллега Антон Наконечный, цены приемлемые. Месяц реабилитации стоит 30-40 тысяч рублей. Кроме того, часть обитателей — «бесплатники». С их содержанием нам помогают Эмин Агаларов, Павел Трейвес и их близкие друзья, за что мы очень благодарны. Всю информацию относительно устройства на реабилитацию можно найти на моем официальном сайте nikita.lushnikov.com.

А что делать с людьми (в нашем шоу-бизнесе их полно), которые отрицают зависимость? При этом и цвет лица, и в целом внешний вид выдает пагубные пристрастия?

Да, таких очень много. Церковь говорит, что зависимость — это болезнь души, которую трудно вылечить таблетками. А если у тебя есть еще и определенный достаток, ты никогда не признаешь проблему, потому что просто не видишь ее. 

Я знаю многих состоятельных людей, которые употребляют алкоголь каждый день. Даже мне, общаясь с ними, трудно сказать: «Ты алкоголик».

Ну и что? Они же вино пьют только вечером и ведут себя при этом адекватно. Но, как специалист, я вижу глубокую степень зависимости. С другой стороны, в их случае возраст, здоровье и возможности позволяют придерживаться такого образа жизни. Как правило, со временем эти люди сами приходят к тому, что пора остановиться или снизить количество употребляемого алкоголя. Либо же им помогают родственники.

А если человек не уверен насчет реабилитации или просто стесняется говорить о проблеме?

Я бы посоветовал поискать в интернете онлайн-консультации наркологов, психологов и анонимно, не выходя из дома, обратиться за помощью. Рекомендую начать хотя бы с этого.


«В 99% случаев людям стыдно признаться в зависимости»

После беседы с Никитой мы решили посетить подмосковный реабилитационный центр, который находится в 25 минутах езды от Москвы. Его полное название — Благотворительный фонд по формированию здорового образа жизни во имя Архангела Гавриила. В небольшом поселке стоит ничем не примечательный трехэтажный кирпичный дом, окруженный железным забором. Здесь избавляются от разных зависимостей: алкоголизма, наркомании и игромании. Последнее пагубное пристрастие (ставки на спорт и так далее), кстати, набирает обороты с каждым годом.


«Мы работаем с 2013 года, — рассказал SRSLY Антон Наконечный, руководитель фонда. — Сначала человек обращается к врачам, а после уже к нам. Чтобы попасть на реабилитацию, совсем не обязательно вставать на учет, можно просто приехать и остаться. На самом деле, в 99% случаев людям стыдно даже говорить о собственных зависимостях, ведь это клеймо как на них самих, так и на их семье. Наша программа рассчитана на срок от трех до шести месяцев. Обычно долго здесь не задерживаются, продолжают выздоравливать в бесплатных анонимных группах. Правда, далеко не все туда обращаются».

На сегодняшний день в центре проходят реабилитацию 19 молодых людей. Самому старшему постояльцу 39 лет, младшему — 18. С зависимыми работают консультанты, волонтеры, психологи. Среди консультантов в основном те, кто раньше тоже употреблял: например, 39-летняя Аня, которая принимала наркотики на протяжении 25 лет. Сейчас она помогает в центре, также имеет образование фитнес-тренера — может простоять в планке 40 (!) минут. Трудно представить, что у этой симпатичной и стройной молодой женщины такой бэкграунд.

Для обитателей центра созданы довольно комфортные условия. Женские и мужские этажи разделены. В комнатах чистый и аккуратный ремонт, рассчитаны они на нескольких человек — от двух до шести.

Так проходят собрания зависимых в реабилитационном центре //Фото: Ольга Родина

Как и в любой организации, здесь есть свои правила. Например, нельзя заводить романы, а если они все же случаются (а такое бывает), то людей распределяют по разным центрам: отношения во время реабилитации запрещены.

День расписан по часам. В семь утра подъем. Затем зарядка, завтрак, постановка целей на день, группа с психологом, написание аналитических работ, прогулка, обед и так далее. Бывает также игровая и арт-терапия, профилактика срыва, ежедневные размышления. Несколько раз в неделю ребята садятся в круг и рассказывают о себе вновь прибывшим, делятся успехами или неудачами. По воскресеньям Никита Лушников старается устраивать обитателям центра праздник: привозит торты, пиццу или пироги.

В центре прикладывают максимальные усилия, чтобы у людей почти не оставалось времени даже на мысли о зависимостях — хотя, конечно, срывы случаются, но уже за воротами.

Так выглядит «женская» комната в реабилитационном центре //Фото: Ольга Родина

История 2

«Первый раз я пробыл в этом центре месяц, затем вернулся домой, — делится с SRSLY 30-летний Константин. — Расспросы и давление со стороны близких сделали свое дело — я сорвался. Но их не виню. Мои родители и жена скорее пострадавшие, ведь у нас в семье никто даже не курит, что уж говорить о наркотиках! Два года назад знакомый угостил солью. Это очень коварный наркотик, никому не советую: он меняет сознание и даже приводит к биполярному расстройству. Это ужас и кошмар».


История 3

«Любовь к азартным играм началась с детства, — рассказывает SRSLY 26-летний сотрудник банка Павел. — Сначала карты, потом автоматы, затем ставки на спорт. Четыре года назад стал проигрывать крупные суммы. Постепенно понял, что зависимость очень сильная. В один день мог проиграть пять тысяч рублей, а в другой — 50! Нужно было постоянно где-то искать деньги. О центре узнала супруга, и мы вместе приняли решение попробовать. Не понимаю, что к чему, но хочу от этого избавиться».


История 4

«Я употребляла вещества с небольшой ремиссией на протяжении пяти лет, — говорит в интервью SRSLY Самира, приехавшая в центр реабилитации прямиком из Баку. — Каким-то образом мне удавалось совмещать пагубное пристрастие с работой в ресторанном и гостиничном бизнесе. Правда, места приходилось менять каждые четыре месяца, так как меня "выкупали по глазам". Довела себя до того, что весила 48 килограммов. Последние полтора года в моем "меню" было несколько препаратов сразу, причем лошадиными дозами. Стала воровать, так как нужны были деньги на наркотики. В октябре попала сюда. Я находилась на детоксе в Баку, когда мама привезла чемодан с моими вещами и вручила билет в Москву. Я даже домой заезжать не стала. Дело в том, что в Азербайджане на тот момент не было как таковой реабилитации. Прошло уже пять месяцев, как я нахожусь здесь. Очень благодарна всем, кто со мной работает. Мне помогают люди из анонимных сообществ, которые приезжают и выступают спикерами: у одного 15 лет трезвости, у другого 20! После таких историй верю, что тоже смогу. Со мной произошли большие изменения — как физические, так и психологические. Уже почти полгода не видела маму, но планирую остаться здесь еще на такой же срок. Мечтаю работать в фонде Эмина Агаларова, который сейчас строится в Баку».


История 5

«Когда мне было два года, родители переехали в Америку, в штат Вашингтон, где легкие наркотики легализованы, — рассказывает SRSLY 31-летний Глеб. — Я страдал от зависимости семь лет. Выздоровление началось еще в США, где тоже проходил реабилитацию, но более духовную. В итоге я отказался от тяжелых наркотиков, а вот перестать курить траву не мог, что очень мешало в работе. Я занимаюсь тюнингом автомобилей, готовлю их к дрифту, сам участвую в соревнованиях. Часто мне было неудобно попадаться на глаза спонсорам, которые вкладывали в меня деньги. В какой-то момент понял, что больше не могу вести двойную жизнь. Пытался бросить самостоятельно, но держался максимум два дня. Здесь нахожусь уже десятый месяц. Как только откроют границы, планирую вернуться в Америку и начать новую жизнь».


История 6

«Все началось еще в детстве, впервые попробовал самогон у бабушки в деревне, — вспоминает 34-летний реставратор мебели Алексей. — Потом были клубы, бары. Со временем ресурсов организма уже не хватало на гулянки, и я пил по большей части дома. Я женат, есть двое детей. Супруга всегда поддерживала и очень переживала за меня. Понял, что у меня проблемы, и начал бить тревогу в 25 лет. С тех пор то завязывал, то развязывался. 

Мне не сложно признаться в том, что я — алкоголик с десятилетним стажем. Когда-то мог выпить шесть литров водки за шесть дней. Сначала было весело, потом грустно.

И дело даже не в деньгах, а в эмоциональном фоне: устал чувствовать себя морально подавленным. Сюда попал по рекомендации друга, который лечился в этом центре восемь лет назад и до сих пор не пьет. Я нахожусь здесь уже 40 дней. Знаю, что употреблять — без вариантов. Хочу дать совет всем, кто любит выпить: ребята, если вы на следующий день похмеляетесь и вам становится хорошо, значит, доза спиртного накануне точно была превышена и надо задуматься о том, не пора ли остановиться. Потому что все остальное — потеря работы, разрушенная жизнь — дело времени.


История 7: «Пропивал зарплату, поливал себя пивом в джакузи и тряс членом перед начальницей»

В отличие от нашего предыдущего героя Алексея, Андрей не стал прибегать к услугам реабилитационных центров. Он выбрал другой способ — кодировку. На такой шаг решился после того, как из-за пьянства под угрозой оказались его работа в хорошей компании и личная жизнь. Во время одного из последних загулов Андрей пропил все деньги и машину. В интервью SRSLY он откровенно рассказал, как из-за алкоголя почти достиг дна и почему кодировка не помогла.

Помнишь, когда впервые попробовал алкоголь?

На втором курсе колледжа. Постепенно алкоголь стал занимать все больше времени. В какой-то момент начал похмеляться и выпивать прямо на рабочем месте (а у меня хорошая должность в очень крупной корпорации). Разумеется, начальство заметило, что со мной что-то не так. На выходных напивался до беспамятства, потом это стало происходить и в будние дни. Пропивал зарплату за зарплатой на протяжении долгого времени. 

Однажды снял в отеле номер с джакузи, купил огромное количество пива и поливал себя им прямо в ванне. Проснувшись на следующее утро, недосчитался на карте 200 тысяч рублей и даже не смог вспомнить, на что я их потратил и как прошли выходные. Все происходило в сплошном алкогольном дурмане. Испортились отношения с родителями (мама особенно переживала) и друзьями.

Запой сменялся запоем, а вместе с ним и девушки. Каждая пыталась по-своему отбить мою любовь к алкоголю, но пить я любил больше всего. Начал забивать на работу, мог не ходить на нее неделями, не оформляя больничных. Однажды так напился на корпоративе, что расстегнул ширинку и стал трясти членом перед начальницей. Потом было очень стыдно. Тогда еще подумал: «На какое же дно я качусь».

Фото: Unsplash

Когда ты понял, что все — хватит?

Два года назад. До этого предпринимал попытки завязать, переключался на спорт, но безуспешно. Один раз по совету девушки был в обществе анонимных алкоголиков и пытался пройти программу «12 шагов». Был и у психолога с подачи начальницы. Все это мне не нравилось, я был уверен, что справлюсь сам — но не смог. Последний запой длился не меньше месяца, пропил все деньги и машину. Врача по кодировке посоветовала приятельница, которая поняла, что я нуждаюсь в помощи: этот специалист ранее кодировал ее отца.

Страшно не было?

Куда страшнее было переступить точку невозврата и потерять все: себя, хорошую работу, настоящих друзей. Процедура стоила 10 тысяч рублей и длилась около часа. Существуют разные способы кодировки: таблетки, вшивание ампулы с препаратом, уколы. Я выбрал последнее. Во время самого процесса мне было не очень хорошо физически, но я понимал, что должен это сделать. За две недели до процедуры пить нельзя, а после нее врач предупредил, что запрещено как минимум год употреблять спиртное, иначе все закончится в машине скорой помощи. Принцип действия препарата такой, что при взаимодействии даже с каплей алкоголя возникает тяжелый побочный эффект. От этого можно умереть. Конечно, довольно тяжело воспринимать все это психологически, но я привык. Полтора года вообще не пил. Познакомился с девушкой, она блогер. И, в принципе, все шло хорошо…

А что произошло потом?

Через год я стал изредка позволять себе безалкогольное пиво. А этой весной развязался. Началось все с моего дня рождения в апреле, когда выпил пару бокалов вина, в мае это были уже четыре бутылки. А на днях получил зарплату и по этому поводу опустошил половину ящика пива…

Твоя девушка как реагирует?

Она не понимает, что происходит. Ведь я полтора года вообще не пил, и она никогда не видела меня пьяным. Если честно, я сам пока не знаю, что будет дальше, но кодироваться снова не готов. Тут важно понимать: если не будет сильного желания преодолеть собственные пороки, то ничего не получится. Видимо, моего желания пока недостаточно.


История 8: «Моя мама была алкоголичкой, и это плохо закончилось»

Отголоски грустного детства до сих пор присутствуют в жизни 35-летней Екатерины, которая поделилась с SRSLY своей историей.

«Когда мне было 11 лет, мамы не стало, — рассказывает Катя. — Причина — серьезная травма позвоночника. Помочь было ничем нельзя, да и не поможешь человеку, который не стремится жить.

У меня было классическое детство ребенка из семьи алкоголика: побои, неуспеваемость в школе, голод, бедность, одиночество и т.д. К счастью, меня это не сломало полностью, но сильно надломило в определенных местах. Самым страшным в ситуации существования с родителем-алкоголиком было ощущение замкнутого круга и какой-то безнадежной, причиняющей душевную боль любви. И еще осознание того, что никто тебя не поймет. Потому что у остальных детей другая жизнь, и ты не можешь с ними поделиться своими чувствами — они просто не знают, что это такое. Получается некая внутренняя изолированность от мира.

Фото: Unsplash

Часто в подобных семьях ребенок берет на себя роль взрослого, тревожится за родителя, спасает его. Так было и у меня. В то время как мои сверстники шли из школы домой, где их ждали родители, потом обедали и учили уроки, у меня все было совсем по-другому: нужно было бегать по городу и искать маму. Вдруг что-то случилось. Ты постоянно живешь в этой тревоге за близкого. В итоге у тебя не остается самого себя — только тревога. Это чувство так и не прошло, даже когда мамы не стало. Во взрослую жизнь я вошла какой-то наполовину пустой. Долго потом цеплялась за других людей, которым была не нужна. Привычка жить чужой жизнью...

Сама я со временем отказалась от алкоголя, хотя в моей жизни точно были моменты, когда я могла легко пойти по этому пути. Очень много времени и усилий потребовалось, чтобы создать свою семью по другому сценарию. Даже отсутствие алкоголя не помогало — все паттерны материнского поведения все равно проявлялись во мне. Желание жить в благополучной семье было сильным: я каждый день читала книги по психологии, применяла разные техники самоуспокоения, работала со своими внутренними установками. Это были без преувеличения годы ежедневной (серьезно!) работы над собой. И все только ради того, чтобы просто жить нормальной, обычной семейной жизнью, без драм.

Я думаю, для того чтобы иметь здоровые отношения с алкоголем, нужно быть очень сильным человеком. Если ты не такой, наверное не стоит идти в этом направлении, потому что алкоголь меняет сценарии нашей жизни. И меняет так сильно, что даже через несколько поколений еще будут отдаваться травмирующие отголоски».



 
Фото: Getty Images
Ольга Родина
редактор спецпроектов

Меня зовут Ольга Родина. Я работаю журналистом 13 лет. До прихода на SRSLY почти девять лет отработала в проекте «СтарХит» Андрея Малахова. Последняя должность – креативный редактор в журнале.

«СтарХит» стал для меня серьезной школой. Это не только интервью со звездами и светские вечеринки, но и сложные расследования, долгие уговоры, трудные визы… Иногда (довольно часто) приходилось придумывать инфоповоды самостоятельно. Кроме интервью с артистами, съемок и эксклюзивных новостей, частично занималась beauty-рубриками. Провела пять сезонов общероссийского проекта «Худеем со "СтарХитом"», где вместе со знаменитостями стройнели обычные люди – читатели журнала. Придумала и разработала проект «На выпускной – с Егором Кридом», когда среди школьниц со всей России выбирали счастливицу, которую певец отведет на бал.

До звезд писала обо всем на свете: ездила в ночлежку к бомжам, когда там поставили избирательную урну, залезала под землю с диггерами, снимала сюжеты про душевнобольных (когда работала на телевидении). В общем, гламуром там и не пахло…

В проекте SRSLY я заняла должность редактора эксклюзивов и спецпроектов. За мной закреплена рубрика «Герои». Кто они такие? В первую очередь это интересные и думающие люди (артисты, блогеры, режиссеры, художники, предприниматели, изобретатели, путешественники…) со своей собственной позицией и оригинальным взглядом на мир. Думаю, что данное определение будет наиболее толерантным.

Читайте также
Герои — 15:47, 24 октября 2020
«Смех — это противопоставление смерти». Интервью с актером Сергеем Буруновым
Новости, Новости — 24 октября, 15:47
В коалицию против Apple хотят вступить еще 400 разработчиков. Изначально их было 13
Новости, Новости — 24 октября, 14:16
У Dream Team House 7 миллионов подписчиков в тиктоке. Это самый популярный хаус в стране
Новости, Новости — 24 октября, 11:43
Появился уличный художник GANksy. Он как Бэнкси, только не человек
Новости, Новости — 23 октября, 18:14
У Reebook коллаборация с Ubisoft. Она посвящена игре Assassin’s Creed: Valhalla
Новости, Новости — 23 октября, 17:02
Золото, мрамор и даже фрагмент древнего копья: рассказываем, как выглядит iPhone 12 Pro за 3 млн рублей
Популярная темаПопулярно авто
Новости, Новости — 23 октября, 16:21
У Timepad новая система рекомендаций: она поможет найти интересные мероприятия
Образ жизни — 23 октября, 15:44
10 видео, которые нужно посмотреть на ютьюбе: Nilüfer Yanya, Саша Бортич и асексуальность
Новости, Новости — 23 октября, 15:41
У Tesla очередной рекорд. Выручка компании в третьем квартале составила почти 9 млрд долларов
Образ жизни — 22 октября, 13:07
«Никаким, а в целом всем». Каким профессиям не нужно учиться в вузе, по версии зумеров и миллениалов
Новости, Новости — 9 октября, 14:36
«Большая мечта — уже полпути»: минутка мотивации от Саши Петрова и glo
Новости, Новости — 23 октября, 14:37
«Макдоналдс» введет раздельный сбор отходов во всех ресторанах сети
Новости, Новости — 23 октября, 13:54
Еще больше черного юмора и аллегорий: Тим Бертон планирует снять ремейк «Семейки Аддамс»
Новости, Новости — 23 октября, 12:50
Что будет с российским ютьюбом? Рассказывает Женя Калинкин
Новости, Новости — 23 октября, 10:50
Клип Арианы Гранде на трек Positions. Там певица становится президентом и печет пироги
Популярная темаПопулярно тикток
Новости, Новости — 22 октября, 19:51
Из Swag Team ушли сразу четыре участника. Тиктокеры решили заняться бизнесом и саморазвитием
Новости, Новости — 22 октября, 18:56
Тикток Вали Карнавал заблокировали. Но ненадолго
Новости, Новости — 22 октября, 18:17
Кракен на набережной «Зарядья». Это арт-объект Михаила Цатуряна
Новости, Новости — 22 октября, 16:51
У Игоря Николаева тоже есть тикток. Никогда такого не было, и вот опять
Кино — 22 октября, 16:45
О теракте на Дубровке, фильме «Конференция» и человеческой слабости. Интервью с Иваном И. Твердовским
Новости, Новости — 22 октября, 14:37
Картину Бэнкси «Покажи мне Моне» продали почти за 10 млн долларов. Торги длились 8 минут
Новости, Новости — 22 октября, 13:23
Юрий Дудь стал самым популярным блогером среди зумеров
Все звёзды и инфлюенсеры
Новости, Новости — 22 октября, 09:53
В тиктоке нашли профиль Эль Фаннинг. Только у аккаунта нет аватара и верификации
Герои — 22 октября, 01:12
«Побывать на концерте классической музыки — это как прийти в храм». Интервью с дирижером Михаилом Татарниковым
Кино — 21 октября, 21:34
Рецензия на «Конференцию» Ивана И. Твердовского: проживи меня, проговори со мной
Новости, Новости — 21 октября, 21:33
Куча змей и ни одного выполненного челленджа. Роман Каграманов в шоу «З.Б.С.» Насти Ивлеевой
Образ жизни — 21 октября, 19:41
Главное в телеграме за неделю: две крутые обложки, один деанон и «Фразы после секса»
Новости, Новости — 21 октября, 18:35
Для торта придумали щит. Он позволяет задувать свечи без распространения бактерий
Герои — 21 октября, 15:50
О гипнозе, НЛП и дионисийстве. Интервью с актером Максимом Сухановым
Кино — 21 октября, 13:56
Бликующий экран: новинки кино в Сети («Суд над чикагской семеркой», «Ноктюрн», «Тебе стоило уйти»)
Герои — 21 октября, 13:06
О призвании, фэшн-тусовке и Трабуне. Интервью со Славой Gee
Ведьмы
Эмили в Париже
(1 сезон)
Некст
(1 сезон)
Мы те, кто мы есть
(1 сезон)
Ведьмак: Происхождение
(1 сезон)
Ради всего человечества
(2 сезон)
Острые козырьки
(1 сезон)
Американская история преступлений. Импичмент
(3 сезон)
Метод
(2 сезон)
Настя, соберись!
(1 сезон)
Псих
(1 сезон)
257 причин, чтобы жить
(2 сезон)